О сегодняшнем обстреле Авдеевки всем переживающим и негодующим

Кирилл Данильченко

Парк в Авдеевке утром накрыли 122-ой артиллерией. Урал сожгли, шуш, покоцали наливники, посекли боксы, повырывало ворота в гаражах. Сам район без света был, не знаю, восстановили или нет. До десяти человек у нас раненые, контуженые и получившие боевые травмы. После доразведки повторно огонь открывался. Противник поднимал БПЛА и минометы одновременно применял – спланированная и синхронизированная операция минбатра, дежурной батареи и беспилотки.

Десятки прилетов в черте крупного города – чудом мирняк не пострадал помимо подачи электричества. Снайперы всю прошлую неделю, теперь крупный калибр включился.

День Независимости, переговоры с США, суды по “Северному потоку-2”, и россиянам осталось около 7 км трубы уложить, – думаю,что не последняя канонада в ближайшее время. Оставить такое без мешка с 3,14дюлями было бы недопустимо. Сегодня парк, завтра Коксохим, послезавтра Марик…


Роман Донік

Ок, давайте я совсем простыми словами объясню прикладную механику действий на примере сегодняшнего обстрела. Вот совсем-совсем упрощенно, чтобы было понятно тем негодующим, которые ведутся на возмущение одного псевдожурналиста и всячески его поддерживают. А то немного бесит.

У нас уже довольно давно вся артиллерия находится в зоне отведения. Ну это такие места, где расстояние до линии фронта не позволяет стрелять не то что по ближнему тылу противника, но даже по его позициям. Стрелять артиллерия может с заранее подготовленных позиций, до которых им нужно доехать энное количество, часто, десятков километров. Нет, я не ошибся. Счет идет на десятки километров. То есть нужно загрузить боекомплект, собрать экипажи, завести технику и только потом поехать. Это если САУ. А если орудия Д-30 или Д-20, то еще дольше, потому что это буксируемые гаубицы. Они стоят отдельно от тягачей. За артиллерией, которая находится в зоне отведения, очень тщательно наблюдают мониторинговые миссии. Иногда приезжают и требуют, чтобы дали посчитать стволы.

Но среди этой артиллерии, при правильной организации и управлении, есть дежурная батарея, в народе называемая “красная батарейка”. Эта батарея находится на бойовому чергуванні. У них загружен БК, зимой они прогревают периодически двигатели, расчеты находятся рядом с орудиями. Их задача – по приказу вылететь на подготовленные позиции, за 20-30 минут туда доехать и отработать по указанным целям. А потом, после нескольких залпов, перекатиться на запасные позиции, чтобы не прилетела ответка. Это так оно должно быть при правильной организации.

Есть еще одна деталь, на которую не очень сильно обращают внимание переживающие граждане, – дистанция от подготовленных позиций до противника. При грамотном начарте, который не боится воевать и по-настоящему бережет кровь пехоты, позиции готовятся так, чтобы можно было достать позиции противника, ближний тыл и возможные позиции артиллерии противника. Вот это и есть контрбатарейная работа. Когда батарея работает с подготовленной позиции и достает батарею противника, которая находится в тылу противника. А потом быстро переезжает (перекатывается) на новую позицию, потому что если не попали или попали мало, то та батарея по которой стреляли, может лупануть в ответ.

А вот есть такие начарты, типа шибкоосторожные, которые выбирают позиции так, чтобы их невозможно было достать противнику. Но тогда и они не могут достать артиллерию противника. Они могут работать по позициям пехоты противника и по ближнему тылу. Но ничего не могут сделать с артой.

За два года командования любимчика и протеже Бутусова, Хомчака, очень много офицеров расслабились и заняли позицию отбывания номера. Ну, типа война закончилась, премии дают за тишину и лишают премий за стрельбу. Всегда проще ничего не делать, чем делать все правильно. Тем более если ничегонеделанье поощряется начальником.

Бутусов обвиняет Павлюка в том, что он не давал добро на открытие огня. Но маленькая деталь – при обстреле минометами и тем более стволкой решение на открытие огня в ответ принимает комбриг. Не командующий сектором/ОТУ и не командующий ООС, а командир бригады. И если у бригады нет подготовленных позиций, или дежурная батарея не может выехать и отработать по противнику, то никакой комООС не поможет. А Павлюк принял посаду ровно месяц назад.

Есть еще один нюанс, который тоже, когда нужно, журналисты и негодующая публика опускают. Всегда после ротации, при заходе новых подразделений, противник кошмарит вновь прибывших, пробуя “на зуб”. Именно поэтому всегда бригады, которые заходят на ротацию, первые месяцы стараются “не развязываться”. Копают, подбирают и готовят позиции. Изучают противника и способы ему противостоять. И начинают локальные войнушки уже когда вошли в курс дела.

Я не знаю, что там (по сводке “надали адекватну відповідь, припинивши вогневу активність ворога”) была за відповідь, но я точно знаю, что сейчас решение на открытие огня принимается на месте. Работа – доповідь. Чтобы не терять времени. И запрета на работу из Киева нет. Вот нет и все. Потому что все понимают, что на наш парад, как бы кто к нему не относился, будет ответ от одичалых. И возможное обострение. Но если на месте не хотят принимать ответственность за решения на себя, а по 10 раз переспрашивают у вышестоящего начальника и уточняют “Можно ли ответить? Не понял повтори” 20 раз, то никакой Павлюк не поможет.

И прежде чем подхватывать истерику Бутусова, имеет смысл просто задуматься – на чью мельницу он сейчас льет воду и в чьих интересах переводит стрелки.

И да, нравится – не нравится, но нам своє робити. Бо війна йде, а ЗСУ потребують нашої допомоги.

 

Усі відео