Новости из США. 26 марта – 1 апреля 2018 года

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. После трехнедельного перерыва, вызванного очень приятной и важной для меня поездкой в Украину, где я читал лекции, возвращаюсь к еженедельным обзорам событий, находившихся в центре внимания в США.

Одной из главных тем, обсуждавшихся в течение недели в американских СМИ, было выдворение в понедельник 60 российских дипломатов из США в знак солидарности с Великобританией, закрытие российского консульства в Сиэтле и ответные действия России, объявившей персонами нон-грата 60 американских дипломатов и закрывшей американское консульство в Санкт-Петербурге. При этом в первой половине недели такие СМИ, как телеканалы CNN и MSNBC, газеты Нью-Йорк Таймс и Вашингтон Пост много рассуждали о том, что Трамп никак лично не высказался по этому поводу, ни вслух, ни, как он это обычно делает, в Твиттере. 29 марта спикер Госдепартамента Хизер Науерт осудила на брифинге ответные действия России, заявив, что действия США и других стран по выдворению российских дипломатов, занимавшихся под дипломатическим прикрытием шпионажем, были предприняты в ответ на применение Россией химического оружия на территории Великобритании против бывшего сотрудника российской разведки Сергея Скрипаля и его дочери. Ответные же меры России ничем не оправданы.

Но тем удивительнее прозвучало появившееся в пятницу, 30 марта, сообщение агентства AFP (Франс Пресс). Корреспондент агентства поинтересовался у официального представителя Госдепартамента, означает ли высылка 60 российских «дипломатов»-шпионов сокращение численности дипломатического персонала России в США. И… оказалось, что нет, не означает. Представитель Госдепартамента пояснил агентству AFP, что США выслали российских дипломатов, занимавшихся шпионажем под дипломатическим прикрытием, однако Россия может направить вместо них в США новых сотрудников, ровно в таком же количестве и что заявки на их дипломатическую аккредитацию могут Россией подаваться и будут рассматриваться Госдепартаментом в обычном порядке. Как сказал представитель Госдепартамента, США также ожидают, что смогут заменить высылаемых в ответ из России своих дипломатов. Таким образом, то, что в понедельник и в течение нескольких последующих дней казалось громким жестом, серьезно ударившим по возможностям России заниматься шпионажем в США под дипломатическим прикрытием, оказалось не совсем тем, чем поначалу представлялось. Один положительный момент, тем не менее, точно есть. Российское консульство в Сиэтле использовалось Россией как центр шпионажа за базой американских подводных лодок. Очевидно, американские спецслужбы давно настаивали на его закрытии и умело воспользовались моментом, чтобы добиться своего. Честь им и хвала.



На сайте NBC News в четверг, 29 марта, появилась статья (авторы Carol E. Lee, Courtney Kube and Kristen Welker), обсуждавшаяся затем интенсивно в телеэфире, прежде всего на телеканалах группы NBC, об отношении Трампа к России и к Путину.

Статья написана на основе бесед журналистов с говорившими с ними на условиях анонимности высокопоставленными сотрудниками Белого Дома и Совета национальной безопасности. Трамп, даже принимая те или иные меры против России, либо предпринимая что-то, что может России не понравиться, запрещает представителям администрации обсуждать эти меры в СМИ и традиционно избегает сам каких-либо комментариев. В статье приводится характерный пример. В течение многих месяцев в администрации обсуждались поставки противотанковых ракет «Джавелин» в Украину. Просьба Украины об этих поставках досталась нынешней администрации в наследство от администрации Обамы. Из того, что известно об обсуждении этого вопроса в администрации Обамы, мы знаем по сообщениям журналистов, что против поставок возражал по сути один, но очень весомый человек – советник по национальной безопасности Сюзан Райс, и ее мнение, основанное на том, что в 2014-2016 годах она считала, что такие поставки спровоцируют более агрессивные действия со стороны российских агрессоров, перевешивало остальные мнения. В администрации Трампа ситуация оказалась иной. По крайней мере, с тех пор, как пост советника по национальной безопасности занял в конце февраля 2017 года генерал Герберт Макмастер, и он, и, что интересно, госсекретарь Тиллерсон поддерживали предоставление Украине «Джавелинов». Но этот вопрос в течение долгого времени отказывался решать Трамп. Сотрудники администрации рассказали журналистам, что во время одного из обсуждений этого вопроса возник острый спор между Трампом и Тиллерсоном, в ходе которого президент говорил о том, что «Украина – это европейская проблема, почему я должен ею заниматься?». В ходе другого обсуждения Трамп говорил генералу Макмастеру о том, что поставки «Джавелинов» Украине «разозлят Россию, и это может привести к эскалации ситуации в Украине вплоть до войны». На что Макмастер возразил: «Там уже идет война». Президент ответил на это: «Но мы ведь в ней не участвуем». В ходе дальнейших дискуссий Трамп откладывал решение вопроса, требуя, чтобы оружие предоставлялось Украине не в качестве помощи США, а чтобы Украина заплатила деньги за предоставляемое оружие. Когда же в конце концов вопрос о предоставлении Украине «Джавелинов» был решен положительно, Трамп попросил всех представителей администрации не обсуждать нигде эту тему публично, «чтобы не раздражать Россию». То же самое происходит во всех прочих ситуациях, касающихся России. По словам сотрудников администрации, президент продолжает часто говорить о том, что он сможет установить хорошие отношения с Россией и с Путиным. Вместе с тем, по словам тех же сотрудников, когда в недавнем телефонном разговоре Трамп вопреки написанному большими буквами предупреждению сотрудников совета безопасности о том, чтобы он не поздравлял Путина с победой на выборах, этим предупреждением пренебрег, президент также сказал Путину: «Вы хотите гонки вооружений? Я готов, и я ее выиграю». Как сказали в разговоре с журналистами те же сотрудники администрации, на Трампа произвела впечатление анимация удара по Америке во время недавней речи Путина. Президент даже звонил лидерам Великобритании, Франции и Германии, обсуждая с ними вопрос о том, не начала ли Россия гонку вооружений.

Вместе с тем, комментарии американских специалистов по вопросам безопасности к видео запуска российской межконтинентальной баллистической ракеты «Сатана-2» сводятся к тому, что этот запуск, даже если он был успешным, нельзя назвать гонкой вооружений, поскольку ракета эта не новая, разрабатывалась она в России очень давно, и сама ракета, как и все ее характеристики давно известны американским специалистам.

На прошедшей неделе с очевидностью появился второй человек, кроме Путина, которого Трамп обходит стороной, не подвергая никакой критике и вообще не обсуждая этого человека. Это бывшая звезда порнофильмов Сторми Дэниэлс, рассказавшая в прошлое воскресенье в прайм-тайм в передаче «60 минут» на канале CBS о своем незащищенном сексе с Трампом в 2006 году и о том, что адвокат Трампа Майкл Коэн заплатил ей накануне президентских выборов $130 тысяч, чтобы она об этой истории молчала.

Дэниэлс подала на Трампа в суд, требуя, чтобы президент подтвердил, что все так и было, как был и платеж в $130 тысяч, представляемый Коэном чуть ли не благотворительным пожертвованием. Сразу же хочу заметить, что на политической популярности президента эта история никак не сказалась, во всяком случае отрицательным образом не сказалась точно. Скорее всего часть его сторонников даже укрепилась благодаря этой истории в своем высоком мнении о Трампе (его популярность возросла до рекордных за последний год 40%, скорее всего за счет роста до 85% его популярности среди рядовых республиканцев). Однако в возможных судебных разбирательствах заложено для Трампа две существенных опасности. Первая состоит в том, что если рано или поздно разбирательства дойдут до того, что президенту придется подтверждать или опровергать историю своей аферы с Дэниэлс под присягой (пока что судья в этом отказал), он может, все отрицая, сказать неправду, которая, если будет подтверждена, сразу же станет составом преступления. Вторая коллизия состоит в том, что если будет доказано, что $130 тысяч были заплачены из предвыборного фонда Трампа или из средств Организации Трампа, это будет являться серьезным нарушением закона, заключающемся в нецелевом использовании предвыборного фонда кандидата в президенты. Адвокат Дэниэлс Майкл Авенатти, охотно раздавая интервью всем телеканалам и газетам, уверен в том, что выиграет дело, и что президент будет вынужден подтвердить рассказ его доверительницы.

В четверг, 29 марта, как гром среди ясного неба прозвучало заявление Трампа во время выступления на очередном традиционном митинге в предвыборном стиле в Огайо, что «очень скоро мы выведем наши войска из Сирии».

Журналистов, бросившихся с вопросами к представителям министерства обороны, переадресовали оттуда в Белый Дом. Никто никаких внятных комментариев к совершенно неожиданному заявлению Трампа дать не смог. Однако серьезный анализ ситуации был проделан в последние два дня журналистами, в частности, очень аргументированная статья Захари Коэна и Райана Брауна была опубликована на сайте CNN. Несколько высокопоставленных представителей Пентагона подтвердили журналистам, что впервые услышали о намерениях президента из его публичного выступления. В Сирии находятся примерно 2000 американских военнослужащих, помогающих Сирийским Демократическим Силам (SDF) воевать с ИГИЛ (и не только с ИГИЛ, как все мы знаем из истории с уничтожением большой группы российских военнослужащих, пытавшихся захватить контроль над нефтяными месторождениями в районе, контролируемом SDF). В рядах SDF примерно 50% арабов и примерно 50% курдов. При этом руководство SDF – это преимущественно курды. Еще в прошлом году по решению Трампа была прекращена поставка оружия силам антиасадовской сирийской оппозиции. Но США продолжали поддерживать силы SDF, воюющие с ИГИЛ. Потенциальный уход США из Сирии может иметь отрицательные последствия для перераспределения сил. Он будет означать неизбежное ослабление SDF, к которому будет стремиться в том числе Турция, также имеющая войска в Сирии, и не желающая усиления курдов и их роли. Он будет означать во всяком случае передышку для ИГИЛ, а скорее всего и его усиление. Но он будет означать и усиление Асада, а главное – его покровителей – России и Ирана. Что будет дальше, никто не знает. Никаких разъяснений того, что имел в виду президент, пока не было.

На прошедшей неделе было много новостей о дальнейшем расследовании Рашагейта.

Агентство Ройтерс сообщило со ссылкой на хорошо информированные источники, что следователи, работающие в команде спецпрокурора Роберта Мюллера, интересуются у свидетелей подробностями событий, происходивших во время предвыборного съезда республиканской партии в июле 2016 года. Следователей интересуют подробности встречи во время съезда группы республиканцев, в которую входил тогдашний сенатор и советник предвыборного штаба, а ныне генпрокурор Сешанс, с российским послом Кисляком, а также внезапные изменения, которые были внесены в предвыборную платформу республиканцев, из которой были изъяты осуждение российской агрессии против Украины и призыв предоставить Украине оружие.

В среду, 28 марта, в международном аэропорту имени Логана в Бостоне, ФБР задержало по прибытии в США из Великобритании Теда Мэллока, гражданина США, проживающего в Британии. Задержание было проведено с разрешения суда по ходатайству спецпрокурора Роберта Мюллера. Мэллок был советником предвыборного штаба Трампа, что он сам подчеркивал в своих интервью во время предвыборной кампании. Агенты ФБР допросили Мэллока о его контактах с Роджером Стоуном, советником Трампа, подозреваемом в связях с WikiLeaks, а также о его вероятных посещениях посольства Эквадора в Лондоне, где скрывается Асандж, и скопировали в соответствии с ордером, выданным судом, содержимое мобильного телефона Мэллока и всех других его электронных носителей информации. Мэллоку придётся задержаться на родине, в США. Через две недели ему предписано судебной повесткой явиться для допроса перед Большим Жюри в Вашингтоне.

Наиболее открытый сторонник Трампа в Сенате, время от времени участвующий в кампании по дискредитации расследования спецпрокурора, республиканский сенатор Рон Джонсон, председатель сенатского комитета по безопасности и делам правительства заявил в интервью телеканалу NBC в воскресенье, что «спецпрокурор Мюллер был назначен слишком быстро, что не дало возможности комиссиям Конгресса провести свое расследование должным образом». Нужно сказать, что в данном случае Джонсон высказался крайне неуклюже. Дело в том, что комиссии Конгресса и офис спецпрокурора ведут совершенно разные расследования. Комиссии Конгресса ведут расследования политические (никакими другими расследованиями они не могут заниматься просто по закону), а офис спецпрокурора Мюллера ведет расследование уголовного дела о вмешательстве России в выборы 2016 года и других возможных связанных с этим вмешательством преступлений. Разница между расследованием политическим и расследованием уголовного дела огромна. Не видеть этого – лукавство.

В воскресенье играющий в гольф во Флориде Трамп протвиттил, что:

1) республиканцы обязаны изменить регламент Сената, где для принятия большинства законов требуется 60 голосов, чтобы законы можно было принимать 51 голосом;

2) что он разорвет Договор о Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA), если Мексика не усилит охрану границ;

3) что нужно строить стену на границе (президент обсуждал на прошлой неделе, нельзя ли использовать часть бюджета министерства обороны на строительство стены, поскольку Конгресс денег на это строительство давать не захотел).

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья и хорошей недели.

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial