Когда будут снимать кино про эту нашу войну с орками…

Тетяна Худякова

Если таракан родился в кухне, это еще не значит, что кухня принадлежит ему.

Я знаю, что у нас в стране есть тупая вата, у которой случается ломка, когда тарелка с русским ТВ ломается.

Есть кишечнополостные персонажи, которым кроме их кормушки ничего не важно и не интересно, но даже причинно-следственные связи между происходящим вокруг и наполненностью кормушки они уловить не могут, бо мозги не входят в базовую комплектацию модели.

Я знаю, что есть откровенные предатели, которые становятся “народными” мэрами, и подсиралы, что сдают оккупантам активистов. Есть ё*нутые “патриоты”, тоже не оборудованные мозгами, а поэтому не менее разрушительные, и есть те, кто просто и беспринципно зарабатывает бабло на гуманитарке и спонсорской помощи.

Я знаю, что это всё есть, оно с нам навсегда, условно-патогенная флора, и с ними со всеми можно жить, если обзавестись хорошо и правильно работающей иммункой.

Но когда будут снимать кино про эту нашу войну с ордой, я не хочу их видеть на экране.

Я хочу видеть там мальчика из Мариуполя, который срывает триколор со словами “нах*й он тут нужен!”.

Кошку из Бучи с лицом, где сконцентрированы все пласты ненависти и этой вот злой ядовитой решимости, которая зубами держится за свой кусок дома.

Людей, которые спасали ее посреди апокалипсиса, и МЧСника лет 19-ти, который накрывал собой женщину с раздробленными ногами.

Бабушку, пекущую хлеб “для хлопців” на руинах своей кухни, от которой осталась только грубка. Пианиста в харьковском метро, хипстера с идеальной бородой, таскающего мешки с песком в Одессе, девочек-выпускниц в бальных платьях на останках их школы.

Пузатого дядьку под полтос, который спокойно и методично без вот этого куража, свойственного юным мальчикам, уничтожает оккупанта, а потом смажить катропельку на салі, бо треба шось попоїсти, завтра знову на роботу. И мальчика рядом с пронзительно-синими скандинавскими глазами, которому этот дядька отвешивает леща: “Ся не висовуй кажу, дурбелик!”

Заё*анного волонтера, который забыл, когда спал, но помнит всю логистику по 5-ти различным направлениям и сотне наименований.

Хочу видеть обычного тылового человека, которого война пока не зацепила, но который, сцк, понимает, чего это стоило и ценит это. А таракан хоть в Украине, хоть в Ватикане – это просто таракан, не стоит о них писать вообще.

P.S. Кстати, еще в детстве у Брема прочитала, что рыжий таракан в Австрии имел наименование “русак”.

 

Фото: Павел Волков

Автори