Самый злой и самый прекрасный город

Нико, ты классный. Я очень благодарен тебе – за тебя. За твои широкие улицы, за эти бетонные блоки, за вчерашнего веселого ВСПшника, за настороженную беззаботность, за невероятную зелень и великолепную синеву, за белый налет соленой воды и за сильное, непередаваемое желание жить. За то, что ты выдержал, остановил и спас.

Читати далі

Когда будут снимать кино про эту нашу войну с орками…

Я знаю, что у нас в стране есть тупая вата, у которой случается ломка, когда тарелка с русским ТВ ломается. Есть кишечнополостные персонажи, которым кроме их кормушки ничего не важно и не интересно. Есть откровенные предатели, которые становятся “народными” мэрами, и подсиралы, что сдают оккупантам активистов. Я знаю, что это всё есть, оно с нам навсегда, условно-патогенная флора, и с ними со всеми можно жить, если обзавестись хорошо и правильно работающей иммункой. Но когда будут снимать кино про эту нашу войну с ордой, я не хочу их видеть на экране. Я хочу видеть там совсем других людей…

Читати далі

Я ни разу не военный эксперт

Мы воюем в условиях недостатка информации, недостатка ресурсов и недостатка времени. И пока что воюем очень и очень неплохо, если не сказать “откровенно хорошо”. Может, потому, что мы умеем консолидировать силы на решении задачи. Может, потому, что мы везучие и/или талантливые. Может, все это вместе. А может, потому, что сейчас создается новый, “золотой стандарт” ведения войны, когда Давид маневрирует вокруг Голиафа, талантливо хренача его со всех сторон отремонтированными танками, несуществующими ракетами и наколядованными гаубицами.

Читати далі

Мы стали ужасно стандартны

Стандартные слова. Стандартные тексты. Стандартные диалоги. Стандартные важные разговоры. Сто двадцать пятое февраля отличается от двадцать четвертого только температурой, заполнившимся Киевом и бОльшими очередями за топливом, кризис которого власть обещала устранить к концу апреля. Ситуация на фронте… ситуативная. Украина, понимаешь. Новый уровень качества ведения войны. Этот длинный февраль опишут в учебниках и преподадут в академиях. Мы, это мы задали новый золотой стандарт. Помните об этом, пожалуйста, даже когда ведете стандартные… и такие важные разговоры. 

Читати далі

Хватит истерить и плакать!

Арестович перестал работать седативным препаратом, и у многих, подсевших на допинг “у РФ осталось ресурсов на 2 недели”, началась ломка и депрессушечка. Война надолго, и не было вообще никаких поводов считать иначе. Власти будут давить на мозги и вам, и Западу: им нужно либо согласие на уступки от украинцев для одного сценария – капитулировать, либо лавина ресурсов от Запада для другого. Вариант ужаться, уступить – это не вариант вообще. У нас опять нет ни одного повода считать, что России хватит нашего Крыма, Донбасса и Юга. Что она остановится раньше, чем ее остановят. Истерики и сопли не работают. Никогда. Не справляетесь: пейте антидепрессанты, не смотрите новости вообще. А все остальные будут стоять, не ссать и бить орков.

Читати далі

Мы обязательно победим, заплатив колоссальную цену за ошибки политиков

Некоторое время назад, мой хороший знакомец написал нечто следующее: «Пройду свой путь до конца. Увижу нашу победу. И… уеду из страны. Так как ничего не меняется». Вчера разговаривал с другом. И дивным образом услышал примерно такие же мысли: «Леш… Ведь ничего не изменится. Вернее, они не изменятся. Снова Велике будівництво… На этот раз таке велике, что из космоса будет видно. И снова его оседлают те же самые рожи из когорты “давай я сто пятьдесят тебе сгружу и уйду в лес”…». Я слушал их и не пытался перебивать. Да и смысл пытаться вставить свои пять копеек, когда согласен с каждым словом…

Читати далі

Как будто и не было этих шести лет

Я не знаю, чем вся эта хрень закончится, и насколько продлится в ней моя история, но точно знаю, что в моей неглубокой памяти отпечатается каждый кадр, каждый звук и каждый запах. Прохлада воды в горле. Первая утренняя затяжка. Толчок в плечо. Хруст этих долбанных кирпичей под подошвами.

Читати далі

Экономика, война и правительство

Прочел интервью Сергея Марченко. В связи с вызванными войной проблемами в экономике нам придется поднимать налоги. Это практически прямая цитата. То есть у Марченко есть опасения, что война сама не добьет экономику, для гарантированного достижения результата нужно еще и налоги поднять? Что Гетманцев, что Милованов, что Марченко. Какой-то запредельный бюджетоцентризм и непонимание элементарных законов функционирования экономики. Если им дать рулить, как они видят, то они добьют недоубитую войной часть экономики.

Читати далі

Мне очень дорога сейчас моя страна

Она теперь очень настоящая. В ней я пожимаю руки незнакомым воякам на заправке на трассе, в ней я не могу перестать смотреть на небо, в ней броник кажется не таким уж тяжелым, а АКМ – не таким уж и неудобным. Мы тут очень-очень сейчас живем. Может, не так, как хотели, может, больно, страшно, немного несуразно, но мы именно живем, дышим глубоко, если плачем – то изнутри, а если смеемся – то настолько искренне, что этот великолепный чертов мир ржет вместе с нами.

Читати далі

Пережить военную турбулентность, чтобы не пережить гетманцевщину

Большой привет романтикам. Ну те, которые «Ах, война меняет людей» и «Зеля не сбежал». Гетманцев тоже не сбежал. Конечно, Данечка совсем не с того начал. Хочет проверять бизнес. Грубо говоря, потестить во время войны коррупционную составляющую. Авось, подфартит? А начать ему стоило со своей мамки. Говорят, входящие принимает без счетчика. Даня, разберись: это она за деньги или по любви. Срочно. Если обойти мои предположения о родословной Гетманцева, выходит следующее. Часть бизнеса схлопнулась. Ее убила война. А другая часть выжила – и теперь по ее душу идут ручки загребущие.

Читати далі

Война на истощение. Третий месяц

Никаких окружений и котлов в «матери всех битв за Донбасс», объявленной кремлевскими пропагандистами,  с 18 апреля не наблюдается. А только  продавливание за счет массирования сил и средств, преимущества в авиации и количества стволов на километр фронта. Тяжелые кровопролитные бои. Главный вопрос — как долго Российская Федерация сможет терять за месяц годовое производство танков, выводить из строя о подготовленную оборону в лоб треть армейского корпуса и быть в состоянии продолжать войну? Как надолго хватит ее стратегических запасов?

Читати далі

Выжить, не разбросав мозги

Фейсбучная лента превратилась в мемориал знакомых лиц вперемешку со сборами денег на всё. Поп-певички без мейкапа и в трениках фигачат на складах с гуманитаркой, мальчики-модели Живонши идут в ТрО, бабка 85-ти лет на развалинах своей кухни печет хлеб “для хлопців”, здоровый мужик в бэби-боксе пытается свалить за кордон. У нас потери. У нас разбитые города и сломанные люди. У нас никуда не делся тот трэш, который процветал до 24.02. Наши дети испуганы, финансы невнятны, перспективы туманны, и заткните уже вашего Арестовича, он задолбал. У нас война и она надолго. Мы бежим марафон, нам надо бежать долго, а не быстро.

Читати далі

Обыкновенный фашизм, или Теория человеческой дисквалификации

Россия уничтожает украинцев только за то, что они – украинцы, и не желают быть русскими или видеть в своей стране т.н. русский мир. Это – фашизм. Все остальные слова о бандеровцах, нацистах, НАТО и т.д. – не более чем попытка прикрытия своего фашизма. Убивать украинцев Россия отправляет большей частью не русских, а представителей других национальностей из федеральных округов и регионов. В их числе нацменьшинства, чья численность критически низка, и представители ирреденты. Это – фашизм. Среди отправленных Россией на войну в Украине люди, чье социальное положение, уровень образования и материального благополучия низок (по вине государства). Россия сочла, что поэтому их можно купить и использовать в качестве ходового «товара» войны – «пушечного мяса». Это – фашизм.

Читати далі

Война стоит денег. Много

Мы считаем, что война — это когда дети у токарного станка, это когда затемнение, и чтобы голод обязательно где-то, иначе нещитово, и карточки бы не помешали, а все мужики чтобы ушли на фронт и там погибли, а бабы ещё нарожают. Экономики не существует – просто все сапают брюкву, тем и живём. Такой мир прост и понятен, и вызывает неодолимое желание хватать на улице людей, давать им руки гранату, и чтобы они бросались под танки. Но ребята, если так будет продолжаться, и если мы массово будем так мыслить — нам следующей зимой (звиз)да будет безо всяких русских. Без русских, без газа, без хлеба, без электричества, без интернета, без работающей канализации, без полиции, без дворников, без служб доставки, без суши, без банковской системы, без денег и без русских.

Читати далі

Когда-нибудь война закончится

Тогда нам придется отстраивать страну, и здесь пригодится центризм. Сильно. Рухнули привычные расклады что для самих процессов, что для коррупции в них. Для восстановления в страну заходят европейские деньги. И будут заходить. Но их никто не бросит в топку без контроля – и контролировать это должно общество. Я, вы, все мы. Мы все в одной лодке. Перспективы прекрасные. Перед нами не шанс построить государство. Это обязанность. Уроды никуда не денутся. Война – не панацея, а лакмусовая бумажка. Мы не в сказке живем. Надо побеждать зло – не ждать, когда оно исчезнет. Вот наша с вами задача.

Читати далі

Война продолжается, россия еще не сказала свое последнее слово

Да, мы уничтожаем русских, но надо понимать, что у них умирает биошлак, а мы теряем истинных сынов Украины! И ситуация по некоторым направлениям у нас очень, очень непростая. Но народ, накачанный победными реляциями спикеров, не осознает, каким героизмом и какими усилиями мы добились нынешней ситуации, а отдыхать нет времени, надо идти дальше. Потому выдохнули и пошли дальше. Нам нужно оружие, нам нужны бойцы, война продолжается. И если мы сейчас дрогнем, РФ опять будет под Киевом, даже не сомневайтесь. России нужна победа над Украиной. Они просто меняют тактику. И нам в этой навязанной игре надо победить. И этот момент еще нескоро наступит.

Читати далі