Почему Швондеры востребованы в нашем обществе?

Светлана Самборска
Светлана Самборска

Я долго смотрела на конфликт Тодурова и эээ… активистов, но решила остаться на привычной для себя позиции: в конфликте профессора и швондеров быть на стороне профессора. Не по причине, что к профессору вопросов нет, и даже не потому, что швондеры отсточертели до белых глаз, а потому что другой подход убивает наши шансы на построение успешного общества.

Это обратная сторона Майдана – вынос на поверхность целого пласта человеческой пены, не желающей вкладываться, не желающей нести никакой ответственности, но присвоившим себе функцию хмурить бровки и указывать вкладывающимся и несущим ответственность, что и как им делать.

И о них спотыкаешься на каждом углу. Картинка – не единственный сегодняшний пример, где существо интересуется, почему бы Порошенко, который купил двум семьям квартиры, еще и третьей семье не купить. Существу и в голову не приходит, что этот вопрос нужно сначала задавать зеркалу. Себя надо спрашивать, почему Я не озаботилось (там не понятен пол существа) упоминаемой им семьей Виктории Пантюшенко. Соорганизовалось бы с одиннадцатью лайкнувшими – и помогло бы семье. Нееееет, это ж деньгами и усилиями вкладываться надо, это трудно, куда приятнее и проще указывать перстом в фейсбучике тому, кто уже вложился.



Другой сегодняшний пример – коммерческий бот Ходза, кидающий какие-то предъявы Донику. Предъявы в стиле «Ты пойдешь встречать русские танки с цветами» пишет дерьмо, смысл существования которого сводится к торговле заказными постами. И пишет оно это не швондеру вроде него самого, Оберемку какому-нибудь, а Донику, въе*ывающему на поддержку армии пятый год. И ведь не удивляется никто особо – вот что самое ужасное.

А корень этого ужасного в отсутствии института репутации. Именно в этом причина, что модель “Швондер” в нашем обществе оказывается успешной. Что персонаж, не принесший ничего полезного, становится востребован. И пока это так, мы обречены на старых Тимошенок, Ляшков, Мосийчуков и на новых Лещенков и Константиновских – на лжецов, воров, подлецов, взяточников и проституток, торгующих собой и страной оптом и в розницу, и врущих, врущих, врущих с экрана, в интернете, с трибуны. И в декларациях. Потому что мы сами поощряем их.

В этом суть. В этом причина, по которой, мы на полном серьезе обсуждаем кандидата в Президенты Зеленского. Потому в общественном сознании репутация не является ценностью. Потому что мы сами поощряем такое поведение. Наше отношение к репутации делает такую модель поведения наиболее успешной. И поэтому так они будут себя вести, пока мы не изменим подход.

Надо определиться, наконец, в какой стране мы хотим, чтобы жили наши внуки. И меняться. Менять отношение. И гнать швондеров поджопниками на помойку. Без этого не сдвинемся. Без этого не будет своих Рейганов и Черчиллей – ведь Рейгана и Черчилля сделал их опыт, без которого актер Рейган и репортер Черчилль, оказавшись от “сохи” в кресле президента/премьера, просто стали бы курьезами истории вроде того, чем будет восприниматься Трамп через 50 лет. Вопрос только, где оказались бы США/Британия, получив в непростые моменты своей истории Рейгана со сцены и Черчилля от пера (*). И именно этот вопрос – ключевой.

Лояльность к швондерам и ненависть к тем, кто тянет, не может породить успешное общество. Более того, может похоронить страну. Корень проблемы в нас самих. В наших ожиданиях, в нашем выборе. В нашем отношении, которое шаг за шагом, капля за каплей мы должны в себе менять. Иначе не выживем. Не выживем как страна.

_______________________

* Пример с Рейганом и Черчиллем – пример с большой натяжкой. Потому что актер Рейган пошел в армию, а Черчилль стал репортером, будучи военным. И я прошу прощения у их памяти, что сравнила с ничтожествами вроде Оберемко, Лещенко, Ляшко или Зеленского.

Поділитися:
Share

Share