По следам «Джуберга»: почему фейки так популярны?

Kseniya Kirillova
Ксения Кириллова

В начале недели Бэллингкэт опубликовал большое расследование, посвященное так называемому «Дэвиду Джубергу» – фейковому аналитику разведки Пентагона, существовавшему исключительно в соцсетях, и при этом умудрившему стать звездой ведущих украинских и российских СМИ. Поскольку я наблюдала «взлет и падение Джуберга» практически с самого начала, мне бы хотелось обратить внимание на некоторые важные моменты этой истории.

Поведение осведомленных

В расследовании Бэллингкэт отмечается, что многие представители российской оппозиции в Вашингтоне знали о фейковости Джуберга, но при этом скрывали данный факт, и даже подыгрывали лже-аналитику. Однако здесь важно разделить тех людей, которые действительно знали о данной авантюре и участвовали в подтверждении личности заведомо несуществующего человека, и те, кто понимали невозможность существования такой личности, не участвовали в ее «раскрутке», и искренне пытались предупредить о нем остальных. Таких было намного больше.

К примеру, мне с самого начала было очевидно, что никакой действующий сотрудник ни одной государственной структуры США не будет вести себя подобным образом, поскольку:



1. Во-первых, Джуберг не только спорил с троллями, но и призывал своих читателей (особенно в первые месяцы после своего появления) делиться с ним информацией, выступая при этом от имени разведки Пентагона. Однако очевидно, что американская разведка никогда не будет открыто собирать информацию через социальные сети. Одно из важнейших правил любых спецслужб – это защита своих источников. Максимум, где спецслужба может предложить сообщать информацию – это на своем сайте, но ни в коем случае не с использованием настолько незащищенных каналов. Подобное поведение изначально выглядело несерьезным.

2. Ни один американский госслужащий никогда не позволит себе резких и оскорбительных высказываний даже тогда, когда выступает, как частное лицо, не упоминая свое место работы. Такие комментарии не позволяются даже в соцсетях, не говоря уж про общение с журналистами. Любой журналист, кто хотя бы раз в жизни пытался получить комментарий от действующих чиновников, знает, что они ни при каких условиях не будут высказывать оценочных суждений на политические темы. Даже ветераны, если после отставки они остаются профессиональными комментаторами, чаще всего, предельно осторожны в своих суждениях. Такое поведение абсолютно недопустимо для действующего госслужащего даже в частной переписке, не говоря уж о том, чтобы позволять его при разговоре с журналистами.

Кроме того, сама фраза «комментарий аналитика Пентагона» звучит весьма странно. В Пентагоне, как и в любой государственной организации, существует своя пресс-служба, и только она уполномочена говорить от лица организации (не считая, разумеется, ее руководителя). Рядовые сотрудники не имеют права давать никаких комментариев, связанных с их местом работы.

3. Если бы (представим невероятное) проект по борьбе с троллями был бы санкционирован какими-то американскими учреждениями, главной его отличительной чертой было бы максимальное дистанцирование от любой официальной структуры, поскольку правительство никогда бы не позволило вести от его имени деятельность, которая может его дискредитировать.

4. Никогда и ни при каких условиях ни одному действующему сотруднику правительственного учреждения, имеющего режим секретности, не позволят выкладывать публично какие-либо данные, информацию о военных планах или детали рабочих обсуждений. За подобные вещи в США предусмотрено уголовное преследование.

5. Ну и самое забавное – фамилия Джуберг, звучащая по-английски просто абсурдно. Мало кто помнит, но в начале своей деятельности фейковый «аналитик» признал, что это – его псевдоним, однако потом, видимо, забыв об этом, начал выкладывать поддельные документы. Но очевидно, что официальных документов, выданных на псевдоним, быть не может.

Однако в первое время у меня еще оставалась версия, что за «Джубергом» может стоять реальная личность – к примеру, какой-либо ветеран армии США, который, как и любой человек, может позволять себе слишком много. За время жизни в США мне встречался, допустим, даже ветеран ЦРУ, которому настолько импонировала распространяемая Трампом ненависть к своим оппонентам, что он открыто распространял российскую пропаганду против ФБР, понимая при этом, что она создавалась в России. Таким образом, среди ветеранов могут встречаться самые разные люди: от предателей до просто не в меру ретивых борцов. Поведение Дэна Рапопорта, убеждающего в реальности Джуберга, тоже на первых порах укладывалось в эту версию. Именно поэтому я и ряд моих друзей настойчиво пытались организовать встречу с Джубергом, чтобы понять, кто именно придумал эту Интернет-авантюру. Однако через пару месяцев друзья из Free Russia Foundation сообщили мне, кто стоит за созданием аккаунта, и после этого все пазлы окончательно сошлись воедино.

Однако важно понять, что вся перечисленная информация и доводы не являются доказательствами в юридическом смысле этого слова. Чужие слова формально не имеют никакого веса, а доводы здравого смысла – это просто аргументы в споре, но никак не доказательства. Доказательства – это официальное заявление Пентагона о том, что такой человек никогда у них не работал, это компетентная экспертиза, доказывающая подделку предъявляемых им документов, это подтверждение того, с чьего компьютера и в какое время управляли аккаунтом «Джуберга». Соответственно, любой человек, который публично выложил бы известную ему информацию, мог бы с легкостью быть обвинен в клевете.

Пример расследования Роберта Мюллера очень хорошо показывает разницу между уже ставшими очевидными фактами и доказательствами в юридическом смысле слова, собрать которые очень сложно, а порой невозможно. Для того чтобы доказать фейковость Джуберга, необходимо было провести всю ту кропотливую работу, которую провел автор расследования Алексей Кузьменко: звонки в госорганы, получение официальных опровержений, проверка каждого человека, который утверждал о своей связи с Джубергом, поиск человека, чьи фотографии использовались для создания аккаунта, консультации с юристами и т.д. Эта работа заняла у Алексея почти год и требовала колоссальных затрат времени и сил. Однако только после нее «очевидное» перешло в разряд «установленного».

Конечно, до сих пор вызывает очень много вопросов поведение тех, кто, зная о фальшивости аккаунта Джуберга, участвовал в его раскрутке. Однако большинство тех, кто знал правду, в этом не участвовал. К примеру, ни я, ни Наталия Арно никогда не ссылались на Джуберга, не цитировали его в своих статьях и в выступлениях, и максимально дистанцировались от его деятельности. Более того, мы предупреждали всех, кого могли, о том, что «аналитик» является поддельным. Мне лично удалось убедить редакцию украинского телеканала ТСН перестать печатать блог «Джуберга». К чести редакции, нужно сказать, что они прислушались к доводам и больше ни разу не упоминали его. Точно также мы пытались вразумить и свое окружение. Однако на фоне бешеной популярности фейка такая работа оставалась каплей в море, а фанатичные поклонника Джуберга в ответ неизменно использовали любимую фразу российской пропаганды: «А вы докажите!»

Начать же проверку, которая позволила бы, действительно, бесспорно доказать очевидные нам факты, люди просто не решались – не только потому, что она требовала времени, сил и грозила бы нажить массу врагов, но и потому, что люди с постсоветским менталитетом видели в такой проверке элемент «стукачества». Ведь обратиться в госорганы, пытаясь выяснить подлинность личности Джуберга, означало бы, фактически, донести им о факте существования поддельной личности. Большинство людей не было уверено в том, что Джуберг приносит такое количество вреда, которое оправдало бы возможное уголовное дело против создавшего его человека. Более того, многие думают так до сих пор. И здесь мы переходим ко второму пункту.

В чем вред Джуберга?

1. Во-первых, еще до волны популярности фейкового аккаунта, Джуберг, как уже говорилось, не раз предлагал своим сторонникам присылать ему то, что они посчитают нужным. Если учитывать, что у него были тысячи читателей, живущих в России, можно только представить, какой опасности он подверг этих людей. Те, кто отслеживает ситуацию в России, знают, что для обвинений в госизмене совершенно не обязательно иметь доступ к секретам – уголовные дела (некоторые из которых заканчивались обвинительными приговорами) по этой статье возбуждались против обычных домохозяек и продавщиц за смс, отправленную за границу, или звонок в консульство об услышанном в маршрутке разговоре; против ученых и священников.

Притом, российские спецслужбы в подобных делах не затрудняют себя доказыванием причиненного вреда. Совершенно не важно, был ли Джуберг реальным военным – достаточно было того, что человек имел умысел сообщить ему хоть какую-то информацию, будь то даже жалоба на плохую погоду в Москве. Фактически, к Джубергу стеклась информация о сотнях обычных россиян, готовых сотрудничать с американским правительством. Повторюсь: речь шла именно об обычных людях, поскольку никакой профессионал разведки никогда не поверил бы в «Джуберга». И даже если этот список не был передан российским спецслужбам, мы имеем уже немало примеров, доказывающих, что последние имеют легкий доступ к частной переписке оппозиционеров. Отмечу также, что поощрять своих сторонников к совершению действий, которые ставят их в реальную опасность получить тюремный срок до 20 лет, да еще от имени американского правительства – это совсем не то же самое, что безобидные «споры с троллями».

2. Как я уже отмечала в комментарии для Бэллингкэт, российской пропаганде были выгодны заявления Джуберга. Не стоит забывать, что главная цель кремлевской пропаганды – это создать иллюзию, что Россия окружена врагами, а США готовятся захватить и уничтожить ее. Джуберг был просто идеальным воплощением этого тезиса, вновь и вновь повторяя именно то, что пытается внушить своим зрителям Киселев-ТВ: в Пентагоне существует план войны с Россией, Соединенные Штаты готовы захватить ее за десять дней, после чего введут внешнее управление. Практически, это пересказ типичных НОДовских страшилок. Не удивительно, что его заявления были подхвачены Кремлем, притом именно как заявления Пентагона.

3. При этом авантюра беспроигрышно работала в пользу России. В случае, если бы Джуберга не разоблачили, он продолжал бы дискредитировать Пентагон и США в целом. В случае разоблачения неизбежна дискредитация украинских СМИ и тех оппозиционеров, которые осознанно или неосознанно поддерживали фейк – как людей, не брезгующих использовать троллей и фейковые аккаунты. Понятно, что никакая клевета извне не способна дискредитировать кого-то больше, чем его собственная ошибка, и уж тем более – сознательная нечестность.

Ну и теперь перейдем к самому сложному вопросу:

Чем обусловлена популярность Джуберга?

1. Отчасти на этот вопрос уже ответил в своем расследовании сам Алексей Кузьменко – Джуберг писал ровно то, что люди хотели слышать.

«Резкий, вплоть до прямых оскорблений, критик Путина и патриот США, Джуберг был как раз таким американцем, которого хотели видеть многие российские оппозиционеры. Его заявления нравились и украинским интернет-пользователям, желавшим получить подтверждение того, что Америка и ее военные твердо стоят на их стороне в конфликте с Россией и ее марионетками», – отмечается в статье Бэллингкэт. В комментарии Алексей добавил:

«Мне понадобилось много времени, чтобы понять ситуацию, мотивацию многих часто искренне озабоченных событиями в Украине, России, США людей, часто людей с непростой судьбой, которые, как мне кажется, искали поддержки, а в каких-то моментах хотели «дать сдачи» своим вчерашним притеснителям в России или из России т.п. Передо мной предстал огромный, интереснейший пласт онлайн-активизма, и онлайн-иллюзий».

Однако причина, на мой взгляд, не только в этом. Разумеется, Джуберг озвучивал мнение, критикующее Путина и поддерживающее Украину, но подобные вещи делали и другие американские политики, и уж тем более ветераны как дипломатии, так и спецслужб. Многие их высказывания переводились на русский и украинский языки. На самом деле, дефицита в «правильных» мнениях не было и нет.

2. Еще одной причиной популярности Джуберга, к сожалению, стал самый обычный популизм. Выступая против таких известных лжецов и популистов, как Путин и Трамп, создатели Джуберга сами использовали те же самые приемы лжи и популизма, хамства, ненависти, издевок, чувства превосходства и вседозволенности. Разумеется, далеко не всех своих последователей фейковый аналитик привлек именно этим, однако Алексей Кузьменко признавался мне, что сталкивался с «угрозами и троллингом» со стороны поклонников Джуберга, которые во многом копировали агрессивную манеру поведения своего кумира.

Разумеется, «гопникам» важно давать отпор, и иногда бывает полезно поставить хама на место ответным хамством, поскольку другого языка он понять не может. Но, во-первых, недопустимо делать это от имени официального лица, а во-вторых, недопустимо делать хамство основной линией и стилем своего поведения, самому превращаясь в гопника. Возможно, не случайно, что, если верить Бэллингкэт, Дэн Рапопорт, так поддерживающий «борца с Трампом» Джуберга, в итоге продал свой дом именно семейству Трампов.

Однако в понятие «популизма» входит, разумеется, не только хамство, но, в первую очередь, ощущение «близости к народу». Именно этим Джуберг разительно отличался от всех других экспертов, даже говорящих весьма правильные вещи. Он общался со своими поклонниками, отвечал им в соцсетях, он был доступен, давал самым преданным своим последователям определенные поручения, обсуждал с ними текущие новости, и всегда смело высказывал свое мнение по любому поводу. Он создал образ чиновника и аналитика, о котором можно было только мечтать. И, разумеется, самолюбию многих льстило то, что они «напрямую общались с аналитиком Пентагона».

Однако, к сожалению, важно отметить, что чудес не бывает. Ни один настоящий аналитик, будь он даже частным лицом, не сможет проводить столько времени в соцсетях. Настоящие эксперты, действительно, намного осторожнее в своих высказываниях, четко очерчивают область своей компетентности, а главное, не любят праздного обсуждения тем, по которым они работают, и избегают излишнего общения в Интернете. Последнее вовсе не объясняется их «надменностью» и даже не всегда «секретностью».

Люди почему-то забывают, что любой специалист в любой области ведет себя не так, как обычные люди, когда дело касается сферы его профессиональных интересов, будь то врач, IT-шник или водопроводчик. Представьте себе, что сотни незнакомых людей будут заставлять хирурга в свободное от работы время рассказывать детали самых тяжелых из проводимых им операций на понятном им языке, а потом будут высказывать ему, почему он, с их дилетантской точки зрения, неправ? Какой врач согласится на это? Но ведь аналитик по безопасности – это тоже сложная работа, а не просто праздные домыслы и эмоции от прочтения новостей, которыми делятся в сетях обычные пользователи.

К тому же, если люди работают в сфере войне, политики или безопасности профессионально, естественно, что им хочется иногда просто отдохнуть от этой работы, и проводить свой досуг иначе. Солдаты не любят говорить о войне. Люди, занимающиеся расследованиями, не могут раскрывать его детали, пока оно не завершено. Образ аналитика разведки, который постоянно находится в соцсетях, развлекает людей, разъясняет им различные вещи, разделяет их эмоции и говорит при этом, что делает это все в свободное время – красивая сказка, которая просто физически не может воплотиться в реальность, потому что временные, физические и психологические ресурсы людей, к сожалению, ограничены.

3. И еще одним фактором здесь можно назвать непонимание того, как устроено западное общество даже некоторыми людьми, которые считают себя его сторонниками. К сожалению, многие российские оппозиционеры и украинцы воспринимают США в рамках образа, созданного российской пропагандой – только относятся к этому образу положительно, а не отрицательно. В этом образе США предстают сильной, могущественной и коварной сверхдержавой, тайно управляющей всем миром. Ее спецслужбы всесильны и непобедимы, им известно и доступно все на свете, власти представляют собой единый аппарат, состоящий практически из небожителей, за каждым словом и шагом которых скрывается особый хитрый план. Такая Америка воспринимается как нечто цельное, ее внутренние противоречия игнорируются, а уязвимостей и недостатков не существует вовсе.

Именно таким восприятием США объясняется популярность не только Джуберга, но и некоторых других «экспертов», предлагающий абсурдные теории про «план Анаконда», согласно которым, якобы, существует «Мировое правительство», которое планомерно, шаг за шагом, реализует план по уничтожению России и спасению Украины. Вера в чудеса и любовь к конспирологическим теориям создают благодатную почву для процветания самых разных шарлатанов.

Этот «американский ура-патриотизм» сохраняется до тех пор, пока США не обманывают ожиданий своих наиболее ярых поклонников. Но и тогда, как правило, разочарование наступает во всей Америке сразу, без попытки детально разобраться в существующих в стране проблемах, противоборстве разных сил с разными позициями, ее уязвимостях и т.д. И это неудивительно. Тщательный анализ и изучение сложных политических процессов требует не только интеллектуального, но и душевного труда – способности отказаться от иллюзий и принять неприятную для себя правду. Однако рано или поздно это приходится делать, поскольку, как показывает практика, ничего хорошего вера в чудеса принести не может. И еще важно помнить, что цель не оправдывает средства, и что ложь и популизм невозможно победить ложью и популизмом.

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial