Пацаны

Гліб Бабіч
Глеб Бабич

Любимая фотография. Это мои пацаны.

В октябре 2016 их привезли прямо посреди ротации. На смену уходящей 6-й волне, опытным, хорошо обученным бойцам. Бойцам «мобилизационного возраста», к которому я так привык с 14-го.

Доучивать их пришлось прямо в АТО, за месяц, выделенный командованием сектора на одном из полигонов Зоны. В почти круглосуточном режиме. Благо, БК и топливо было выделено щедро. Вполне соизмеримо с серьезностью задач, ожидающих подразделение. И силами крепкого «костяка» подразделения, состоящего из сложившихся специалистов.



Мне было неспокойно. Очень. Теперь основной состав подразделения состоял из бойцов в возрасте от 18 до 25. С перевесом в меньшую сторону. Многие из них подписали контракты прямо «со срочки». Сознательно подписали. Хорошо зная, в какое боевое подразделение идут.
Но на контрасте с прошлым составом, и вообще с «возрастом» прежнего АТО, – это выглядело детским лагерем.

В процессе обучения выяснилось, что все преимущества возраста работают на 100%. У них не было «взрослого опыта». Они не рассуждали о том, что «это невозможно сделать». Просто брали, и делали. И некоторые «невозможные» вещи сразу принимали как норму.
Схватывали быстро. Понимали ошибки и избавлялись от них. Им хотелось. Глаза горели – так бывает только в этот период жизни.

Мы их не щадили. Рассказывали про «обратную сторону» войны. Расчетливо пугали. Предлагали содействие в переводе на «безопасную работу». Тщетно. Все выстояли.

А потом была работа. Переход на позиции. Изучение зоны ответственности, рекогносцировка, разведка. И первый бой.

Попробовать «по чуть-чуть» – не получилось. Первый бой был жестким, горячим, с максимальным противодействием. С бесконечно-длинным (хотя непродолжительным в реальности) моментом, когда ты оказываешься впереди всех, открытый и незащищенный. И твой успех зависит только от быстроты, точности и умения. Пока держишь инициативу в руках – живешь. Пока они боятся тебя больше, чем ты их – живешь. Пока контролируешь зону боя, один на много «точек» – живешь.
Пока сочетаешь быстроту действий с мощностью огня – живешь.

Экзамен выдержали все. На отлично. Уходили весело и быстро, под хоровое сопровождение хорошо обиженного противника. И под веселую «музыку» прикрывающих нас ВОПов.
Кто-то уходил на машине с лопнувшей от близкого разрыва прокладкой двигателя. На дикой смеси тосола и масла, с температурой 130 (приказ выходить из-под огня любой ценой). Кто-то безуспешно пытался связаться с остальными через «погасшую» от РЭБ связь. Кто-то слушал звон в ушах, оставшийся от совсем-совсем близкого прилета.

Вышли все. Строго по намеченному плану. В отсутствии связи.
На месте, оживленно, перебивая друг друга, говорили. Смеялись. Чисто дети после просмотра кино. Если не учитывать само «кино».

Потом шла чередой рутинная боевая работа ротации. Потом выход. Переход всем подразделением в другой организм. Очень скоро – снова полигон.
Кто-то остался на старом месте службы. Кто-то пришел вместо них. Снова, в основном, молодые и неопытные. Снова на полигоне из них ковали «драконов». Да так, что на финальных учениях наблюдатели восхищенно разводили руками – уровень.

И опять ротация. Обычная работа. На много процентов состоящая из рутины и ожидания. Все по-честному. Все по-настоящему.
Они делают все, что требуется. Они всегда готовы к задаче. Они умеют обеспечить себе необходимую зону работы и комфорта в ЛЮБЫХ исходных условиях.

Когда со мной начинают говорить об отсутствии мотивации – я показываю на свое подразделение.
Когда говорят о проблемах со спиртным – я показываю на свое подразделение.
Когда говорят о состоянии техники, вооружения и подготовленности – я опять-таки показываю на него.

Да, все зависит от мотивации. И она у них есть. В первую очередь не деньги, не «статус» – ощущение себя настоящим. Ощущение себя воином, который может выполнить задачу. Не взирая на сложность и риск. И от всего этого – самооценка настоящего мужика.

Они чувствуют себя нужными людьми на своем месте. Мы каждый день говорим, что они профессионалы. Воспитываем как профессионалов. Спрашиваем как с профессионалов. И относимся соответственно.
Они не идеальны – они такие же люди, как и все остальные. Но главное в этой жизни уже начали понимать.
И, да – пока не совершенство. Но мы к нему идем, и мы к нему придем.

Я люблю и уважаю своих пацанов. Мы – действительно семья. Мы друг за другом, и не сомневаемся во взаимной поддержке. Это проверено многократно. И мы на своем месте.

А вот теперь неожиданность – это все было длинное предисловие.
А сейчас коротко о главном.

Слушая разговоры о том, что армия «уже не та», люди в ней «уже не те», что «засилье заробитчан», о том, что из армии «массово бегут нормальные люди» – я вспоминаю своих пацанов.
И понимаю, разговоры эти имеют разное происхождение. От обиды. От усталости. От проекции себя на общую ситуацию. От пушкинского «да, были люди в наше время…», ностальгии и ветеранского синдрома. А еще (во многих случаях) от незнания или поверхностного знания вопроса.

Из вышеперечисленных проблем есть всего понемногу. Но есть и факт. Мои пацаны. Которые только малая часть этого явления в армии. Они приходят. Они замещают уставших и разочаровавшихся (многие имеют полное право на то и на другое). Они вытесняют «заробитчан».
Они не имеют того «багажа запросов», который несем на себе мы, «совсем взрослые».
И именно из них в скором будущем будет состоять армия. И они будут чувствовать себя в ней естественно, и на своем месте.
Армейская система меняется слишком медленно и тащит на себе массу старых пороков. Но она меняется, и будет меняться – это вопрос выживания. Главное – не откатиться назад, чтобы не убить в этих пацанах желание.
Через некоторое время армия будет в руках боевых офицеров, судя по их движению «по лестнице», основной их части. И процесс «приведения к реальности» пойдет быстрее, уверен.
И к армии, как к «взаимоотношению профессионалов». К новой армии – часть пути к которой мы прошли с 14-го. Не взирая на усилившееся в последнее время сопротивление «балласта» и имитаторов.
И «новые солдаты» этой «новой армии» нужны уже сейчас. И они приходят. И будут приходить.

Что до «ностальгии по крутым временам» и «да, были люди в наше время…» , поверьте, я смотрю на все это с самого начала. Они такие же, как мы, только моложе. И не имеют многих «старых тараканов». И сейчас они честно тянут на себе груз. И растут как бойцы. И воюют.
А в случае наступления «крутого замеса» – войдут в него куда более подготовленными к нему, нежели большинство из нас в 14-м. На это надо смотреть объективно. И этому надо радоваться.

И еще. Я тут в Десне был. И приглашал людей на контракт. В том числе срочников.
И знаете, какой главный вопрос от большинства реальных претендентов?
«А нам правда дадут воевать? Не будут держать в ППД?»

А вы говорите – мотивация.

#МояАрмия

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial