О том, как россия сделала Бандеру своим для украинцев

Джон Сміт
Джон Сміт

В день рождения Бандеры меня радует один хороший факт: он вышел за границы чисто западной Украины и стал своим по всей стране. И если для кого-то не стал героем, то стал не врагом. Причем для людей ранее аполитичных, которым в принципе теории украинского национализма никогда не были интересны. А еще интереснее – для украинцев не этнического украинского происхождения.

И поспособствовала этому сама россия, их агрессия и упоротые попытки очернить нас. Они так упорно пытались опровергнуть и очернить само наше право на сопротивление, что от их лжи потянулась логическая цепочка: лгут здесь – значит лгали и там.

Лично я для себя вопрос закрыл еще задолго до войны, просто однажды почитав историю украинской национальной борьбы во время ВМВ (в принципе это же и открыло многое про методы и провокации кремля). В том числе в изложении немногих российских историков, попытавшихся сохранить объективность в этом вопросе – таких, например, как Александр Гогун. Хотя для меня вопрос в принципе особо и не стоял – украинец? за Украину? – значит свой.

И в целом меня радует, что эта фигура больше не дискуссионная и не раскалывающая наше общество. Его противники ушли в маргиналы, практически не отличимые от скрытой сепарни. Перед войной они пытались сделать маргиналами его сторонников, а стали сами. Украина в головах украинцев победила.

И это еще одна наша победа.

Share
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial