Мы – украинцы

Мы – украинцы. Мы здорово себя недооцениваем и даже знаем об этом, мы рождаем гениев, но предпочитаем слушать дебилов, мы умеем драться, но не умеем пользоваться плодами наших побед, мы исключительные эгоцентристы, умеющие отдавать последнее. Мы мерзкие сволочи на войне и милые бусеньки дома, мы шизофреники, умеющие любить, гладить и стрелять.

Поділитися:
Share
Читати далі

Ствольная арта

Я ходил вчера под АП не для того, чтобы кого-то про что-то спрашивать. Все равно или не выйдут (не вышли), или соврут. Я ходил, шоб… промолчать? Мы называем себя ветеранами даже не потому, что были, а потому, что стараемся поддерживать тех, кто служит сейчас. Мы знаем, как вы умеете жить и воевать под обстрелами – мы это помним. Мы стараемся делать все, что можем. Нам не пох. У нас тут нет арты, и поэтому в небо подымаются флаги.

Поділитися:
Share
Читати далі

Завтра праймериз на сайте ГО “Справа громад”!

Мы сидим на ВОПе ровно, а Солидарность розглядає эти списки победителей праймериз и решает, кого она возьмет и поставит в свои списки в ВР, кому предложит идти в мажоритарку, а кому – целиться на местные выборы 2020 года. Известно все станет в пятницу и напрямую зависит от ваших голосов завтра и от их, партии, решения. Все последующие дни до пятницы я буду просто рассказывать про тех УБД, кто решился совместно с нами держать позиции на стороне Акелы.

Поділитися:
Share
Читати далі

Он был моим личным упреком

Донбасс ненавидел гениев и рождал их с завидной регулярностью. Русский мир был к гениям Донбасса равнодушен – он убивал их походя, спокойно, не обращая внимания, просто нажимал на спусковой АПСа и шел кушать чебурек, русский мир даже не презирал людей-с-Донбасса – он замечал их не больше, чем щелчок гильзы о темно-коричневый обколотый кафель пола слышен во дворцах из стекла и бетона.

Поділитися:
Share
Читати далі

Тимофеич – глыба

Я никогда не мог видеть в людях их высокую посаду, мне было цикаво, шо за людина, яка вона насправді. Если Порох – это дичайший харизмат, заполняющий собой любое пространство, включая стадион (так стадион), то Тимофеич – это как… ну я не знаю. Как блиндаж с тремя накатами, как дзот, как… как отот линейный корабль из “Морского боя”, когда шестнадцатидюймовки рвут огнем лазурь, из колонок орет “Thunderstuck”, дым, грохот, и кто-то говорит: “Нет, сынок. Этот корабль им ни в жисть не потопить”.

Поділитися:
Share
Читати далі

Война всегда близко

Война была хрен зна где и казалась чем-то абсолютно неважным, привычным, и иногда неудобно мешающим. Слегка. Самую, сука, чуточку. Да и столица… столица все ждала, когда все решится само собой, наверняка зная, что война в Кие… в Королевскую Гавань не придет никогда. И вот как раз когда точно стало понятно, что все в порядке, что жаркое небо, синее море и Грушевского остались сытыми, тёплыми и нетронутыми – война вдруг пришла.

Поділитися:
Share
Читати далі

Десять бригад, и для них ни черта не поменялось

Суточный дождь превращал Донбасс в вязкую, холодную и безнадежную мерзость. Пехота кашляла, материлась, копала, курила, жила и убивала. Знаешь, я ведь понимаю, благодаря кому все еще есть обогреватели, электричество для них, дома с целыми окнами и теплая вода в душе. Там смеющиеся злые люди – и для них за эти недели ни черта не поменялось. Даже фраза эта, давным-давно сказанная кем-то на другом языке и на другой, но такой же войне: “Все, что вас не убивает – делает вас сильнее. Кроме пехоты. Пехота просто убивает”.

Поділитися:
Share
Читати далі

Передайте привіт Максиму…

– Присажуйтесь.
– Ой, синку, та мені через остановку.
– Та присажуйтєсь, находітєсь щє.
Двадцать седьмой с литеркой “А” тралик ползет, шипя и позвякивая, кондукторша в перекрученной жилетке устало и торопливо бормочет “талоны-талоны-покупаем-хто-зашел-передняя-площадка-шо-у-вас”, люди расстегивают куртки и рассовываются по углам…

Поділитися:
Share
Читати далі

Слишком хорошо

Просто Армия слишком хорошо выполнила свою работу. Якись люди, которым потом шесть миллионов человек хором скажут “я тебя туда не посылал”, охренели, покурили, плюнули и ногтями вцепились в эти чертовы терриконы, посадки и развязки, закопались, задолбались, частично погибли или пооставляли руки-ноги-глаза в плодючому донбаському степу, но удержали. Шесть миллионов могут лениво выбирать ютуб, потому что он у них есть. Только мест на парковке нема, и вот это – настоящая проблема. Какая нах война?

Поділитися:
Share
Читати далі

А у него есть автомат…

Он просто хочет вернуть обратно свою кухню, стиралку, машину в кредите, пиво и зимнюю рыбалку, понимаешь? А вместо этого приходится копать СПшку, ставить амбразуру, скупать скобы в строймагах, пить литрами кофе и дерьмовый энергетик, ховать под куртку моторолу в зимнем наряде, шоб аккум не сел. Он бы просто-перестал-стрелять и уехал домой – но он слишком хорошо понимает, чем это закончится. Поэтому он злится. Он солдат, у него есть автомат и свои сорок погонных метров передка.

Поділитися:
Share
Читати далі

Десять последних тысяч

Это будет десять тысяч человек и две недели последней драки, без шансов на успех, чисто на морально-волевых и из принципа “Похуй. Делаем”. Это то, что стоит за такой сладкой, милой сердцу каждого цивилизованного человека фразой “просто перестать стрелять”. Но это будут шикарные две недели. Я вам доповідаю.

Поділитися:
Share
Читати далі
Share