Верочка. Все будет хо-ро-шо!

Мартин Брест
Мартин Брест

Четверг, Офис президента, вечер. В приемной на четвертом этаже сидят и тихо беседуют секретарь президента Верочка и уборщица Администрации президента баба Люба. Пахнет кофе, сигаретным дымом и усталостью.

Верочка одета в футболку и джинсы, волосы распущены, красный лак задает тон настроению. Баба Люба привычно кутается в дизайнерский спортивный костюм Андрея Богдана, замызганный и немного пахнущий хлоркой.

Распахивается дверь из кабинета, и выглядывает президент Украины. Владимир, в костюме и белой рубашке, выглядит невыспавшимся и даже недовольным. При этом он почему-то прячет за спиной правую руку.

Владимир (нервно): Верочка, тут такое дело… У вас есть хорошие ножницы?
Верочка (откладывает сигарету): Ээээ… ну обычные есть, Владимир Александрович, канцелярские. А что случилось?
Владимир (в сторону): Не, обычные не берут, я уже пробовал… (Верочке) Ну найдите где-нибудь что-то поострее, а?
Верочка: Да что случилось-то?
Владимир (как всегда быстро теряет самообладание): Да не ваше дело! Нужно… нужно срочно кое-что отрезать! Только побыстрее! (начинает приплясывать) Побыстрее, больно же, я уже четыре дня терплю…

Верочка резко поднимается, баба Люба торопливо допивает кофе, стукает чашкой о столешницу и начинает обходить Владимира по дуге. Владимир пятится, в глазах его зажигается первобытный ужас.

Владимир (взвизгивает): Не… не подходите!
Верочка (медленно наступая): Спокойно, спокойно, Владимир Александрович… спокойно… Что случилось? Где болит? Кто и что вам сделал четыре дня назад!
Баба Люба: Стій спокійно, зара розберемость. Доця, я дзвоню дохтору?
Верочка: Спокойно… я – не Шкарлет, я сама справлюсь… Баба Люба, обходите его и отжимайте в кабинет…
Владимир: Назад! Назад, я сказал! Охрана! Ох… не надо охрану! Ыыыыыы… что же делать…
Верочка: Владимир Александрович, да что случилось-то?
Владимир: Ну… ну… Ну ладно, вот! Только аккуратно, больно очень!

Владимир резко вытягивает вперед правую руку и поддергивает рукав пиджака. Верочка и баба Люба склоняются и с ужасом видят, что на запястье президента туго затянут браслет с надписью «Dubai Hilton 5* Resort and Spa». Пластиковая розовая ленточка настолько сильно пережимает руку, что ледяная кисть посинела и едва шевелится. Верочка тут же хватает Владимира и силой усаживает в свое кресло, баба Люба срывает штору и застилает стол, потом неожиданно резво подскакивает к двери в коридор и запирает ее на замок. Владимир судорожно пытается выдернуть руку, его лицо бледнеет, на нем выступают крупные дрожащие капли пота. В дверь начинают громко стучать.

Верочка (решительно): Баба Люба, держите его. Дергается, блин, хоть бы не отрезать чего. Лишнего.
Баба Люба (хватает Владимира за руку и прижимает к столу): Дєржу! Анестезія?
Верочка (с громким щелчком раскрывая Spyderco Paramilitary): Без!
Владимир: Нет! С анестезией! С анестезией, пожалуйста! Господисвятыйпомилуйменягрешногоспасиисохрани…
Верочка (напряженно): Держишь?
Баба Люба (азартно): Дєржу!
Владимир: … дасвятитсяимятвоедаприйдетцарствиетвое…
Верочка (хищно прицеливается): Режу!
Баба Люба (кровожадно): Хуярь!
Владимир: ААААААА!!!

Верочка резким взмахом рассекает браслет, не оставив на коже даже царапины. Владимир падает в обморок. Баба Люба довольно улыбается, отпускает руку и тут же лезет в сейф. Стук в дверь становится все настойчивее, в нем проскальзывают истеричные перкуссии.

Верочка (обеспокоенно): Владимир Александрович?
Баба Люба (вытаскивая початую бутылку вискаря): Шо он там? Невже крякнув?
Верочка (легонько похлопывая Владимира по щекам): О Господи, надеюсь, что нет… Владимир Александровиииич! Очнитесь!
Баба Люба (с независимым видом наливает полный коньячный бокал вискаря и тут же опрокидывает его в себя): Ааакккххххх, крєпка савецка власть… Оце нормальна дєзінцєкция… Вера, доця, буді його, бо на тєбя повісять!
Верочка (изящно нагибается к Владимиру): Владимир… БИС!
Владимир (резко открывате глаза): А? Наш выход!!!
Верочка: Фуууууух… (с облегчением) Баба Люба, дайте бутылку! (делает глубокий глоток).
Владимир (очумело шевелит пальцами потихоньку приобретающей нормальный цвет руки): О Господи, что это было? Что случилось?
Баба Люба: Все в порядку, ваша велічність! За час вашої відсутності нічого страшного не трапилось. Люди живуть, Шарій виє, вакцина буде у суботу.
Владимир (слабым голосом): Ва-ва-вакцина? Ну наконец-то… Какая?
Баба Люба (равнодушно): Астрезенека-Оксфорд. Зістрічать будете?
Владимир (прислушиваясь к нарастающему грохоту): Ну да… А хто это там так в двери ломится?
Верочка (пожимает плечами): Сейчас узнаем. Баба Люба?
Баба Люба: Хуярь! (становися за дверью, медленно наматывая штору на руку).
Владимир: А может, не надо…

Верочка резко распахивает дверь, и в комнату, тяжело дыша, с разбегу влетает потный и красный министр охороны та обороны здоровья Максим Степанов. Он останавливается посередине приемной и, пытаясь отдышаться, обводит глазами присутствующих.

Максим: Уффф… Ооооох… Уууууу…
Владимир (нервно растирая запястье): Максим Владимирович? А что это вы такой захэканый и воете, как Шкарлет на интернет? Шото случилось?
Максим (пытается успокоить дыхание): Я это… бежал… потом стучал… уфффф… щас… дайте минуту…
Баба Люба (распускает штору): Тю. А так всьо цікаво починалось… Доню, там ще віскарь зостався?
Владимир: Да что случилось, Максим? Ты чего так бежал-то?
Максим: Чтоб… уфффф… чтоб первым сообщить…
Владимир: Шо именно? Шо мы стали чемпионами мира по борьбе с вакцинацией?
Максим: Астра… Астразенека будет в субботу… Вакцина… уффф… встречать будете?
Верочка: Где-то я это уже слышала.
Владимир: Да, мне уже сообщили. Странно, что первым узнаю не от вас, а от… (дергает рукой в сторону баба Любы, видит ее лицо, тут же бледнеет и отворачивается) … от других сотрудников!
Максим: Но как? Я ж бежал от самого МОЗа… на Институтской поскользнулся, упал… Хотел первым сообщить… Ну как же так?
Верочка: Не волнуйтесь вы так, Максим Владимирович! Присаживайтесь. Хотите кофе? Баба Люба, оставьте штору, она больше не понадобится. Сегодня – не понадобится. Владимир Александрович, как ваша рука? Работает? Шевелится? Ну и слава Богу. Я рада, что все закончилось хо-ро-шо. И вообще… все будет хо-ро-шо. Потому что все это (обводит рукой скривившего губы Владимира, хмурящегося Максима, бурчащую кофеварку, дурацкий Кабмин, проваленную вакцинацию, уехавший МВФ, готовящееся закрытие «Прямого» и даже аляповатую роскошь здания на Банковой) когда-нибудь закончится.
Владимир: Ээээ… И вы?
Верочка (лучезарно улыбаясь): А я – нет.

* * *

Книга “Верочка”.

Поділитися:
Share
Усі відео