Верочка. Режим повної та всеосяжної фіолетової зони

Мартин Брест

Обед в Офисе президента на Банковой. Оголодавшие сотрудники теснятся в гулких коридорах, спеша на второй этаж в столовку, бо прошел слух, что Юзик сегодня столуется на Банковой, а значит, запасы еды под угрозой.

Редкие капли дождя падают на подоконники, вдалеке слышно, как перекрывшие улицы антиваксы кричат что-то неразборчивое, но от этого не менее смешное. Их крики перекрывает многоголосый бубнеж из-за двери в коридор, слышны возгласы «Шкарлет? А ты нахера тут?».

В приемной президента за столом сидят Верочка и баба Люба. Между ними на краешке стола стоит початая бутылка двенадцатилетнего «Чиваса», из граненых бокалов упоительный аромат пьянки-посреди-дня разносится по всему свежеубранному помещению.

Верочка, одетая в «маленькое черное платье» на бретельках, лениво курит, выпуская дым в сторону перегретых батарей и позвякивает кубиками льда в бокале. Баба Люба, в фиолетовом спортивном костюме и небрежно повязанной бандане, деловито разливает вискарь. В приемной буквально разлит покой, умиротворение и даже некоторая торжественность.

Перед дверью в коридор, посреди приемной, прямо на свежевымытом паркете стоит муляж мины МОН-50 с полустершейся надписью «Riffmaster’у від побратимів».

Баба Люба (уютно покачивая бокал в руке): А шо там за хєрня бубніть в корідорі?
Верочка (откидываясь на спинку): Кабмин же ж меняют. Опять. Вот, на собеседование позвали будущих властелинов центральних органів виконавчої влади.
Баба Люба: Ааааа… (поднимает бокал) Ну, з Днем Артилерії! Триста-тридцять-три! (залпом выпивает и тут же удовлетворенно крякает) Уууууух, крєпка савєцка власть!
Верочка (отпивая): Вискарь, без льда, залпом… Мощно, баб Люба, мощно.
Баба Люба: Стара школа, доню.

Открывается дверь из коридора, и в приемную бочком пролазит Ирина Верещук. Ирина одета в привычный желтый дождевик, в руках она держит огромный зонт и тяжелую коричневую сумку «Louis Vuitton».

Верочка (ослепительно улыбаясь): Добрый день, Ирина Андреевна.
Ирина (подозрительно косясь на МОН-ку): А что это?
Верочка (не моргнув глазом): Прибор для верификации. Вы к Владимиру Александровичу?
Ирина (оглядываясь и пытаясь куда-то пристроить зонт): Да. Вот, прилетела… то есть приехала. Доложите?
Баба Люба (отставляет бокал и тяжело поднимается со стула): Так, сєртіфікат пред’являємо. Чи ПЛР, чи «антігєн», чи шо там у вас?
Ирина (недоуменно): Так внизу ж на охране уже проверяли! Ээээ… а вам-то зачем?
Баба Люба (поправляя спортивный костюм): Владімір Санич внєзапно взнав, шо можно ще раз заболєть на ковід, тому у прийомній введено режим повної та всеосяжної фіолетової зони. Показуй вже, шо в тебе, нє тяні Шмигаля за яй…
Ирина (достает из сумки скомканный желтый листик): Вот. «Зеленый» сертификат, все как положено.

Баба Люба брезгливо берет бумажку, подносит его к муляжу мины и замирает. В приемной повисает гнетуча тиша, Верочка улыбается, Ирина мнется, мина хранит молчание. Так проходит пара минут.

Баба Люба (выпрямляясь): Лєвак.
Ирина: Чтооо?
Баба Люба: Нічо. Устройство нє зрєагіровало, значить, сертіфікат поддєльний. Ви у Шкарлєта бралі? Нє бєріть, у нього качєство хуйове, поддєлка поддєльних сертифікатів. Все, покиньте приміщення, не отруюйте середовище.
Ирина (глядя на Верочку): Вера Павловна… Так как так-то?
Верочка (пожимает плечами): А что я могу, Ирина Андреевна? Фиолетовая зона, ничего не попишешь. Приходите после вакцинации. И зонтик ваш не забудьте, погода нынче такая… нелетная.

Ирина, пятясь, выползает в коридор и прикрывает дверь. Баба Люба, привычно перешагнув через МОН-ку, плюхается на жалобно скрипнувший стул, с великолепной небрежностью плещет вискарь в бокалы и улыбается. Из-за двери раздается приглушенный крик, потом звуки ударов тяжелым «Луи Виттоном» и невнятный визг «Шкарлет, рожа плагиаторная! Иди сюда, куда ты побежал! Держите его! Деньги, деньги верни, скотина!..».

Баба Люба: Так, хто в нас там ще не охвачений…
Верочка (улыбаясь): Инженерные войска, бабЛюба.
Баба Люба: Сапери? Ох люблю саперів, такі чарующі мущщіни! (выпивает).

Снова открывается дверь, и в приемную входит бывший министр реинтеграции оккупированных территорий Алексей Резников. Алексей одет в синий пиджак с белыми полосками, очки «под Шмыгаля» придают ему вид умный и в чем-то даже интеллигентный.

Верочка: Добрый день, Алексей Юрьевич! Вы на собеседование?
Алексей (рассматривая МОН-ку): Да, совершенно верно. Мне назначено.
Баба Люба (снова): Так, сєртіфікат пред’являємо чи ПЛР, чи «антігєн», чи шо там у вас. Якщо шкарлєтовскі бумажкі, то навіть не доставайте, зразу попереджаю.
Алексей (покладисто): Понимаю (достает айфон и пытается запустить «Дію», одновременно недоуменно кивая на МОН-50). А это у вас, извините, что?
Верочка (переводя взгляд с министра на самую известную противопехотную мину и обратно): Вы, простите, на Министра Обороны собираетесь?
Алексей: Да!
Баба Люба (печально): Нам пізда.

Снова повисает тишина. Верочка пытается держать себя в руках, баба Люба косится на ополовиненную бутылку, Резников борется с «Дией», кофеварка вдруг начинает булькать.

Алексей (вдруг поднимая голову и усмехаясь): Да ладно, ладно, пошутил я (кивает на муляж). Знаю я, что это такое.
Верочка: Фуууууухххх… (подрагивающими руками выцарапывает из пачки сигарету) А я уж было подумала…
Баба Люба (на опыте): Да? А ну погоді, доню, їх усіх провірять тре! (поворачивается к Резникову) І шо ж це?
Алексей (гордо): Прибор для верификации сертификатов! Ирина только что в коридоре сказала.
Верочка: Бляаааааа…
Баба Люба (оглаживает спортивный костюм, поправляет бандану и протягивает руку к бутылке): Не журися, доню. Ми вже стільки хуйні пережили – і це теж переживем. Ну, хто в нас ще не поцьоманий?
Верочка (прикуривая и выпуская дым в сторону раскаленных батарей): Ракетные войска, бабЛюба.
Баба Люба (поднимает бокал): Ракєтчікі? Ой люблю ракєтчіков. Такі чарующі мущщіни…

***

Новая, вторая книга про секретаря президента Верочку, бабу Любу и украинский политикум выходит из печати.
Книга будет у вас еще до Нового Года.
Ссылка на предзаказ.
Вам понравится, я уверен 😆

Усі відео