Национально-освободительное недоразумение

Сито Сократа

Путинизм давно впал в состояние политической агонии. Обветшал и обтрепался, как и сам диктатор, который не отличается ни свежестью лица, ни свежестью идей. Попытки пририсовать к гнилой персоналистской диктатуре некие новые идеи или смыслы – дорога к самообману и крушению. В случае с Путиным, то он к слову еще и пытается усидеть на двух стульях. Кремлевскому оккупанту необходимо быть своим для многонационалов, поднимающих головы, и делающих из России хаотичный набор нерусских эмиратов. Путин хотел бы сохранить себе имидж проводника интереса русского народа, подчеркнуть жизнеспособность русского мира и его ассимиляционный потенциал.

Виртуальное выступление кремлевца на 30-м Всемирном русском народном соборе является пропагандистской акцией ради восстановления баланса между крайностями, а именно русским имперским началом и нерусскими вкраплениями на лоскутном теле России. Путин своей русскомирной риторикой не только пиарится перед выборами, возвращая к жизни сурковские речевки и заискивая перед православным олигархатом, но и открыто опасается развала страны, ее дележа периферийными кланами, вроде кадыровского.

Путинские силовики утрачивают нити контроля над национальным вопросом. Мятеж Пригожина проиллюстрировал глубину неприятия диктатора внутри силового блока. Не имея явных побед в войне против Украины, вождь выглядит непривлекательным, если не сказать отталкивающим. Паркетный продукт Лубянки, который трусится перед каждым чихом, совершенно не тот персонаж, который ведет неоимперию к победе. Он не «святой» лихой Суворов и не матерый Кутузов, а просто доморощенный аппаратный чиновник с надутой харизмой. Путин перестал быть своим для русских, но так и не стал родным для хитрых многонационалов. Он уязвим и перед лицом своего окружения, и перед угрозой взрыва на национальных окраинах, как это недавно было в беснующимся Дагестане.

Потому-то озвучен тезис о «необходимости сбережения России». Здесь констатация факта грядущего территориального коллапса по схеме СССР, ведь Путин войной против Украины убил «русский мир». Орда прославляемых многонационалов стерла с лица земли целые украинские города, убив многие тысячи этнических русских, которые не захотели, дабы их «спасали». Русский мир рухнул под тяжестью захватнической, несправедливой агрессии, которая размыла не только территорию России, но и все российское общество.

Современная РФ – остаточная Российская империя, скрепы которой прогнили и не способны выполнять роль консолидации имеющегося на балансе национально-территориального ресурса. В страхе перед угрозой военного свержения Путин стер армейский костяк, ведь генералы и сейчас продолжают дохнуть, как это случилось намедни с генералом Завадским. Армия управленчески слаба, не несет угрозы захвата Москвы, но и желаемой победы дать не может.

Потому вновь совершен поворот к РПЦ как инструменту поддержания госгомеостаза и оболванивания масс. На ближайшие месяцы исламистов и буддистов задвинут на задний план, ведь важны голоса именно русских, которых пока большинство. И здесь церковная проработка – топ-задача.

Не зря Путин пытается мобилизовать данный электорат тезисами о деколонизации России и «священной»национально-освободительной войне. Снова используется примитивная тактика возбуждения избирателя за счет внешнего «врага». Тиражируется мысль о несвободе России, ее униженном положении, которое необходимо срочно исправить.

Все это выглядит весьма странно, учитывая имперские амбиции Кремля и его одновременное низкопоклонство перед Китаем. Игра в деколонизацию опасна еще и в свете самой имперской структуры РФ. Нельзя исключать, что следствием ослабления российской армии станет беззащитность страны на востоке. Именно той части страны, где Пекин имеет свои территориальные интересы и с радостью поможет местным порабощенным народам сбросить ярмо московской метрополии. Но это стратегии, а россиянам снова навязывают лишь провального тактика.