Верочка. Недостижимый эффект

Мартин Брест

Полдень понедельника – осенний, ветреный и уже заранее уставший. В Ситуационном центре СНБО проходит внеочередная нарада в сокращенном составе: недовольные члены шушукаются, умащиваются на вычурных, обитых серо-зеленой дорогой тканью стульях, зевают.

В углу, за небольшим столиком, сидит Верочка и увлеченно что-то печатает в макбуке. На узкой столешнице уместилась чашка из-под кофе, дорогие темные очки, пепельница и пачка документов, придавленная черным Glock-19. Верочка одета в джинсы и футболку, волосы собраны в хвост. Плохо проветренное помещение наполнено неясным гулом.

Наконец распахивается дверь, и входит Голова ради національної безпеки та оборони Владимир. Глава государства одет в немного помятый черный костюм и светло-синюю рубашку. Тут же подхватывается со своего места секретарь Алексей Данилов.

Алексей (торжественно): Увага!
Владимир (машет рукой): Спокойно, спокойно, Алексей. Все нормально, здесь все свои.
Верочка (из угла): Не все. Ермака нема.
Владимир: А почему, кстати, его нема?
Верочка: Андрей Борисович просил передать, что его прибытие откладывается. И что это – распоряжение президента.
Данилов: Подъёбываете, да?
Верочка (не отрываясь от экрана): Да ну что вы, как можно.
Владимир (недоуменно): Кстати, Верочка, вы же в Офисе должны быть! Тут вы что делаете?
Верочка (продолжая клацать клавиатурой): Как всегда – спасаю ситуацию.
Владимир (подозрительно): Это как это? И зачем вы опять пришли с пистолетом? Я же просил не носить оружие хотя бы при мне!
Верочка: Ну во-первых, я утром на стрельбище была, навыки восстанавливала. Во-вторых, Владимир Александрович, видите какая ситуация в стране, на ровном месте офицеров Главного разведуправления сливают. А я все-таки офицер ГУР-а… хоть и бывший.
Владимир: Знаете, я вам многое прощал все эти годы. Но даже моему терпению приходит конец. (хватает телефон и начинает судорожно листать телефонную книгу) Сейчас наберу Монастырского, и пусть ваш наградной пистолет эээ… заберет.
Монастырский (с места): Я вообще-то здесь.
Верочка (скромно): Так мне Глок не в МВД вручали.
Владимир: Денис, точно не твой наградняк?
Монастырский: Ээээ… надо списки просмотреть. А списки там длинные…
Владимир (кипятясь): Значит, СБУ!
Баканов: А?
Владимир: О, и ты тут. Твое оружие?
Баканов (недоуменно): Не понял.
Владимир: Я говорю – твое ведомство моей секретарше оружие вручало?
Баканов: А. Не, эт не мой. У нас Глоки тока по праздникам, а так мы памятными монетками обходимся.
Владимир: Вот вы нихера не помогаете! Значит в Минобороны! Резников тоже здесь?
Верочка: Резников в США. И в Минобороны мне, кстати, «стечкина» вручали, но я его уже давно обратно сдала.
Хомчак (с места): Так вы нагородну зброю сдали? Надо Резникову позвонить, пусть ваш «стечкин» мне отдаст, сейчас модно оружие передаривать…
Верочка (фыркает): Фетишист.
Хомчак (поправляет очки): Попрошу без оскорблений. Просто на память. Когда вас, Верочка, посадят за дискредитацию высшего военно-политического руководства Украины, я из вашего пистолета дам праздничный салют.

Верочка внимательно смотрит в глаза бывшему главкому. Тот начинает тушеваться, ерзать на стуле, наконец отводит глаза и вытирает неожиданно выступивший пот.

Верочка (продолжая давить взглядом): То-то же.

Хомчак икает.

Владимир (почти кричит): Да где-то же вас награждали, блин!
Верочка (отводя взгляд от Хомчака): Пусть это останется моим маленьким секретом. Могут у девушки быть секреты?
Данилов (пытаясь аккуратно перебить): Ээээ… для разрядки ситуации, я извиняюсь, предлагаю заслушать руководителя Главного разведуправления Кирилла Буданова.
Верочка: Нихрена себе – для разрядки… (к Данилову) Алексей Мячеславович, генерал Буданов уже ждет в приемной.
Данилов: Зовите. Очень мне интересно послушать главу управления разведки, который восьмого ноября дает интервью о том, что никаких предпосылок для наступления российских войск на Украину нет, а уже двадцать первого вдруг заявляет, что может быть наступление.
Верочка (возвращаясь к ноутбуку): Так, Алексей Мячеславович, всегда происходит, когда военных делают политиками и вынуждают следовать политическому курсу власти. Нормальные военные от этого охреневают, потом понимаю, что работу тащить все-таки надо, и просто говорят в эфирах то, что от них Офис президента требует.
Владимир (неохотно отвлекаясь): Та подождите вы с Будановым… Что будем делать с этим, ну как его…
Верочка (невинно): С пистолетом?
Владимир: Тфу, бля! С вагнергейтом!
Верочка: А что именно вы хотите с ним сделать? Вы, вроде как, все уже сделали.
Владимир (кровожадно): Так, Леша, мы ж РНБО, или где? А ну давай на него захуярим санкции.
Данилов: На вагнергейт?
Владимир: Да на какой нахер вагнергейт! На Беллингкэт!
Верочка: Вы реально собираетесь ввести санкции относительно международной команды расследователей и гражданских журналистов? Серьезно?
Владимир: Ну да. А шо?
Верочка: Ээээ… а какого, кхм, возможного эффекта вы ожидаете?
Владимир: В смысле?
Верочка (снова отвлекается от макбука): Ну эффект какой? Любые действия, в том числе и санкции, должны выполняться для достижения какого-либо возможного эффекта. Это азы логики, у меня сын их в школе учит.
Владимир (с досадой): Бля. А все так нормально было, пока вы не встряли тут с вашим эффектом… а что это вы там постоянно пишете в ноутбуке? Вы можете не отвлекаться, когда с вами говорит целый президент?
Верочка (тихо): Экий ранимый… (вслух): Конечно, Владимир Александрович. Тут просто ребята из ВСУ попросили один текст накидать… так, на будущее. Я почти закончила.
Владимир: Сделайте-ка нам кофе. И покрепче. И Буданова позовите заодно. И в конце концов кто-то скажет мне, как мы можем его достичь?
Данилов: Беллингкэта?
Владимир: Бля! Эффекта! Эффекта от ваших, Леша, санкций!

Верочка изящно поднимается со стула и, не забыв захватить пистолет, уходит в приемную. Владимир смотрит на Баканова, моргает и машет головой в сторону ноутбука. Баканов делает недоуменное лицо. Владимир еще энергичней машет головой. Все завороженно смотрят, и только Денис Монастырский листает не телефоне огромную экселевскую таблицу, шепча под нос «Вера, Вера… Так, Кулеба, Кивалов, Климкин, Курочкин, Кива… а не, Киву вычеркиваем… блин, да где-же она… и какая у нее, в конце концов, фамилия?» Владимир изо всех сил машет руками, показывая на столик, Баканов внимательно смотрит и даже пытается повторять. Наконец Владимир не выдерживает.

Владимир (громким шепотом, оглядываясь на дверь): Бля! Ваня!
Баканов: А?
Владимир (еще громче): Пойди почитай!
Баканов: Про эффект? Так это не мне, это к Данилову, я ж причем?
Владимир (орет): Ноутбук почитай! Тьфу, в смысле – текст, что она писала! Встань, пойди, почитай!

Баканов подхватывается, подбегает к столику и несколько минут вглядывается в экран. По большой и помпезной комнате растекается молчание.

Баканов (спустя три минуты): Готово!
Владимир: В смысле?
Баканов (довольно улыбается): Прочитал!
Владимир (стонет): Бляаааа… Леша, прочти мне, пожалуйста, только вслух, шо она там накалякала.
Данилов (подходит и из-за плеча Баканова читает): «…в зв’язку з критичною ситуацією, що склалася в країні, й відсутністю відповідальності після оприлюднення фактів державної зради у вищих щаблях влади, вище політичне керівництво України було відсторонене від виконання їх обов’язків та заарештовано разом з… скобочку відкрити… перелік прізвищ… скобочку закрити… до з’ясування обставин подій, що ставлять під загрозу безпеку держави Україна… скобочку відкрити… при зверненні до народу по телеканалах – не вдягати темні окуляри та фуражки з позолотою, не називати себе хунтою, хоч і хочеться, та не матюкатися… скобочку закрити…» Всьо.
Владимир: Я не понял. Это что?
Данилов: Это, Владимир Александрович, он.
Владимир: Пистолет? Вагнергейт? Беллингкэт?
Данилов (вздыхает): Нет. Возможный эффект. От всего перечисленного.

* * *

Этот пост про Верочку был удален из ФБ как “нарушающий нормы сообщества”. Он провисел 27 минут.
Удивительные дела творятся с этой второй книгой. Видимо, слишком сильно она задевает ранимые чувства.

Книга выходит через три недели, и на ее первой странице написано: “Эта книга посвящается тем, кто не боится”. То есть эта книга посвящается вам.

Ссылка на книгу “Верочка: Прошлое и настоящее”.

И спасибо, что не боитесь.

Усі відео