«Та дайте ж женщине уборку закончить!»

Мартин Брест
Мартин Брест

#Верочка

Офис президента Украины, утро пятницы. В кабинете президента распахнуты окна, холодно, промозгло. Легкий ветер шевелит шторы, такие же тяжелые, бархатные, помпезные и бессмысленные, как молебен про коронавирус.

Посреди кабинета, на светлом и блестящем, только что вымытом паркете стоит ведро. Из ведра торчит деревянная швабра, на ручку которой небрежно нацеплена ватно-марлевая повязка. Перед дверьми лежит мокрая тряпка, больше похожая на чью-то футболку. На крайнем к двери подоконнике, сопя и бурча под нос, баба Люба моет окно. Баба Люба одета в спортивный костюм, волосы подвязаны платком, в ушах наушники, из которых слышно Елену Ваенгу. Баба Люба подпевает, пшикая и протирая стекло в такт песне.



Распахивается дверь, и в кабинет энергичным шагом входит президент Украины. Владимир одет в красивый тёмно-серый костюм, от него пахнет парфюмом, эффектным менеджментом и благими намерениями. Видя бабу Любу, Владимир меняется в лице, возвращается к двери, тщательно вытирает ноги и на цыпочках крадётся к столу.

Баба Люба (не оборачиваясь): Ноги вытираем, мля!

Владимир (тут же): Я вытер!

Баба Люба: Ладно, ладно… (напевает) Если бы ты знал, как мне жаааааль…

Владимир (падает в кресло): Баба Люба, Вы скоро закончите? У меня совещание правительства на девять.

Баба Люба: Та проводите, шо я Вам, мешаю, чи шо? Если бы ты знал, как болиииит… Давай вже работай. Я просто вытираю.

Владимир (вздыхает): Ладно, ладно, чего вы прям как Игорь Валерьевич, а? Кстати, о неприятном… вы не видели Верочку?

Баба Люба: … Если бы ты видел мою печаль в лицоооо – ты б узнал, что она говорит… Я за неё!

Владимир: О Боже. Не понял…

Баба Люба (наконец-то оборачивается): Задерживается девочка, шо ты не понял? Шо там надо, кофе? Щас домою, слезу и зроблю, начинаешь мне тут!

Владимир (трет лицо ладонями): Бардак какой-то… Так, Гончарука не было?

Баба Люба: Так он же в Санжары улетел! Он улетел, но обещал…

Владимир (недоумённо): Вернуться?

Баба Люба: … платёжки! Та хто ж его знает, он же в нас такой… непредсказуемый. Може министресса охорони здоровья забыла шото? Крем там. Зарядку на мобилку. Министерство.

Владимир: В смысле, забыла?

Баба Люба: В прямом. Ох ты непонятливый… Скалецкая вместе с приезжими з Китая осталась, на две недели карантина осталась. Мощная женщина, люблю таких.

В открытую дверь входит министр культуры, молодежи и почему-то спорта Владимир Бородянский. Владимир одет в светло-коричневый пиджак в мелкую клетку, в одной руке он держит папку с документами, в другой – футбольный мяч.

Баба Люба: Ноги вытираем, мля!

Бородянский (вытирает ноги): Доброе утро, Владимир Александрович! А я смотрю, че это у вас двери открыты… Ох, и сквозняк… Ааааапчхи!

Владимир (испуганно): Ты чего чихаешь, а? Заболел? Баба Люба, где моя ватно-марлевая повязка?

Баба Люба: Вон она, на швабре висит. Я её тока-тока в ведре помыла, можете пользоваться.

Владимир (одевая повязку): Володя, а ты чего пришёл?

Бородянский: Та тут премьер-министр попросил вместо него вам документы занести, так я вот решил пораньше… А кофе есть у вас?

Баба Люба: Та дайте ж женщине уборку закончить! Ты смотри, шо за люди, пять минут подождать не могут! А ещё в очках!

Владимир: Тише ты, пока она не разошлась… Слушай, а ну тебе вопрос. На сообразительность. Зачем Леша Гончарук вслед за Скалецкой в Санжары полетел?

Бородянский: Нуууу… надо подумать… возможно, та дискоммуникация, которая возникла в обществе касаемо эвакуированных из Уханя сограждан…

Владимир: Короче, ты без понятия.

Бородянский: Да.

Баба Люба: Шо, не можешь без экстрасенсов, да? Бгггг. Мячик зачем принёс? Тут в футбол нельзя, стены крашеные, если увижу, будет тебе такая криминальная справа, ни один экстрасенс не поможет!

Владимир (Бородянскому): Видишь? Я тебе говорю, не драконь её!

Бородянский (смущенно): Та не буду… Мячик, чё, нормальный же мячик. Я просто в спорт того… не умею. А Верочка сказала, шо если я за спорт отвечаю, то надо с мячиком ходить! Вот, хожу…

Баба Люба: Ыыыыыы! Вера жжёт! (отворачивается) Снова стою аааднаааа… Снова курю, мама, сноваааа… (вдруг поднимает голову и трагическим голосом кричит) ВИЖУУУУ!

Владимир: О Боже! Что?

Баба Люба: Вижууу! Прорицаю! Будущее вижу!

Бородянский (подозрительно): Вы шо, экстрасенс?

Баба Люба: Не мешай, перебивает оно… Вижууууу! Будущее вижу! Всё как есть вижу!

Владимир (возбуждённо): И шо там, шо там?

Баба Люба (коротко): Пиздец (возвращается к протиранию окна).

Владимир (снимает повязку, подозрительно на неё смотрит): Пахнет она как-то странно… Ладно, так шо там за документы?

В по-прежнему приоткрытую дверь проскальзывает Верочка. Где-то далеко звучат аплодисменты. В руках Вера держит поднос с кофе, а на губах – улыбку.

Верочка (ставит поднос, берёт с него самую большую чашку и аккуратно отпивает): Извините за опоздание, Владимир Александрович. Немного занята была. Там в Санжарах ваши избиратели вчера автобус поломали, так полтавский губернатор звонил, спрашивал, за чей счёт ремонт будет.

Владимир (с интересом): И шо ты ответила?

Баба Люба (громко, с чувством): А в ответ – тишинааааа… Взятая за основу…

Верочка (улыбаясь): За основу і в цілому, хха. Вот примерно это и ответила. Да бросьте вы мячик, Владимир Владимирович, ну не ваше это, явно не ваше…

#Баба_Люба

Поділитися:
Share

Усі відео