Один день с Президентом. Послесловие, часть 4

Владимир Завгородний
Владимир Завгородний

[10.01.19 17:25] Но в целом мне сейчас не о чем будет сообщать, потому что тут в основном встречи с людьми, которым всем хочется посмотреть на Президента, задать одни и те же вопросы и сделать фотки.
Дело нужное. Но сложно описывать это каждый раз оригинально.

* * *

В Клевани: речь перед собравшимися на улице, осмотр госпиталя, короткие визиты к бойцам на реабилитации, автографы на картинах, вручение бойцам часов, речь перед собравшимися работниками госпиталя, вручение сертификата на какой-то дорогой и нужный тренажёр для реабилитации, селфи, пожимание рук, фотографии.



Из Клевани мы едем в Здолбунов — это такой маленький городок на 25 тысяч жителей (но это не точно). Будинок культури цементників.

В Здолбунове: пожимание рук собравшимся, возложение цветов к памятнику Небесной сотни, ещё пожимание рук, селфи, фотографии, быстрым темпом заходим в здание, пожимание рук, на сцену, сорок минут речь, вопросы и ответы, Порошенко спускается со сцены, групповое фото, пожимание рук, селфи, пожимание рук, выходим из здания, машем прохожим, пожимание рук, садимся в машины.

Из Здолбунова мы едем назад в Ровно. Музыкально-драматический театр.

В Ровно: приветствует художественного руководителя, пожимание рук, фото, на сцену, речь, вопросы и ответы, спускается со сцены, групповое фото, селфи, пожимание рук. Примерно к этому моменту я нахожусь в состоянии перманентного дежа вю, и мне кажется, что всё вокруг происходило уже минимум один раз, а то и два.

Президент решает идти в народ и гулять по городу. Это мероприятие было в графике под вопросом, смотря по настроению и времени. Времени нет: мы давно выбились из графика и отстаём часа на два, что ли. Так что происходит — что? Правильно. Мы идём гулять.

Президент решает пройтись по улице. Нарушает: переходит дорогу в неположенном месте. Машет пассажирам в троллейбусе, машет прохожим, пожимает руки, делает селфи, успевает перекинуться какими-то фразами. Впереди бегут с камерами и штативами, сзади идёт «актив области», охрана пытается быть везде одновременно.

На площади — ёлка, ярмарка, сцена, где проходит какой-то конкурс колядок, или что-то в этом роде, причём я успеваю краем уха услышать, что он уже стал международным, и в этом году были участники из Грузии и откуда-то ещё. Очень много народа, Порох идёт по широкой окружности вокруг ёлки, как-будто пытаясь попасться каждому из прохожих. По плану Порошенко должен подняться на сцену к колядникам и что-нибудь сказать оттуда. Он внезапно решает этого не делать и стоит в толпе под сценой, говорит несколько фраз в микрофон.

Один маленький зелёный орк замёрз, у него болят ножки и он очень хочет домой. Но мы снова едем — аэропорт, «интервью ведущим телеканалам Ровенской области».

Вылет из Ровно намечен был на 6. Интервью закончились в 9, что ли. Ну, почти получилось.

* * *

А теперь давайте вернёмся к вопросу deja vu.

Был у нас такой кандидат в Президенты один, обещал «почути кожного», ещё потом зачем-то за него проголосовало много людей, ну и там потом совсем всё сложно стало.
На билбордах Порошенко впору писать «Заставлю кожного почути себе».

С утра до вечера я слушал его снова и снова, и, в принципе, он говорил всё время одно и то же, иногда одними и теми же фразами. И это не потому, что халтурят спичрайтеры. Просто есть некоторый набор тем, на которые Пётр Порошенко хочет говорить с гражданами.

Томос и независимая церковь. Армия и ветераны. Монетизация субсидий. Квоты на радио и ТВ. Ну, в общем, «Мова, віра, армія», как написано на билбордах, добавить недостающие ингредиенты по вкусу аудитории.

И создаётся такое ощущение, что он твёрдо решил хотя бы эти вещи донести до настолько большого количества людей, насколько ему это удастся. Наверное, если бы его клонировать, одинаковые Президенты ходили бы по квартирам как Свидетели Иеговы, звонили в дверь, и предлагали поговорить о Томосе, и уточняли, знаю ли я, кто реформирует нашу армию.  🙂

Это может немножко утомлять, если ты слушаешь шестой раз за день, но тут есть один нюанс, который мы часто забываем учесть.

В Здолбунове после речи Порошенко был вполне традиционный сегмент «вопросов и ответов», и буквально вторым или третьим поднялся дядька и решительно в микрофон поставил вопрос ребром: что мы, дескать, собираемся предпринимать относительно высоких зарплат Коболева, Смилянского, и прочих? Доколе, значить, они там жировать будут на семьсот тысяч, а зарплата у почтальонов маленькая? Не стоит ли господам капиталистам быть скромнее, а то может давайте возьмём да и поделим?

(Здесь одному раздражительному блогеру пришлось срочно покинуть зал, потому что было просто неудержимое желание взять микрофон и горячо поддержать оратора. Предложить Смилянского посадить на минимальную зарплату — неужто ж он не найдёт, где украсть семьсот тысяч, если ему они так нужны?)

Так что, в общем, я не слышал полностью, что Порошенко ответил, но там начиналось с фразы «Нужно подходить к проблеме комплексно…»

* * *

Короче, я бы так не смог. Я бы кого-нибудь придушил обязательно или сбросил с вертолёта (потому что в каждой работе должно быть место творчеству).

Это, наверное, довольно тяжело: снова и снова, и снова, и снова, и снова сорока миллионам рассказывать, что — нет, не всё так плохо. Армия. Віра. Мова. Экономика растёт. Процент жиров у маслі. На три процента. Мы добились. Зарубежные партнёры. Безвиз и джавелины. Километры дорог. Детские сады. Баржа с арбузами. (Не прозвучала).

Снова и снова, и снова, и снова. Пока каждый не услышит.

Потому что наши СМИ очень заняты. Чем-то. Так что надежда только на сына Порошенко и папу Порошенко, понимаете?

Ну ещё ты можешь помочь репостом и лайком.

Фото: пресс-служба АПУ © Михаил Палинчак

Далі буде…

 

Поділитися:
Share

Share