Верочка. «Кей-пи-ай» для Президента

Мартин Брест

Холодное и яркое утро понедельника, Киев в «красной зоне», в Офисе президента на Банковой ветер задувает через хлопающие высоченные двери, сотрудники толпятся на КПП, пытаясь зайти в «Дию», уставший наряд делает вид, что проверяет сертификаты.

На четвертом этаже, в приемной президента, возле фыркающей и шипящей кофеварки стоит Верочка и терпеливо ждет. На стуле валяется бежевая теплая куртка. Верочка одета в джинсы и тонкую темно-коричневую водолазку, волосы распущены. Тонкие горячие струйки кофе тянутся в белую шапку пены, по комнате разносится упоительный аромат первой утренней чашки, на подоконнике на белом блюдце тлеет длинная сигарета. Неимоверно греют батареи, выталкивая горячий воздух во все закутки монументального здания.

Распахивается белая помпезная дверь, и из кабинета выходит президент. Он одет в узкие черные брюки и белую рубашку с закатанными рукавами и распахнутым воротом. В руках Владимир нервно вертит «айфон».

Верочка (не отрывая глаз от кофеварки): Доброе утро, Владимир Александрович. Кофе?
Владимир (пытаясь обмахиваться телефоном): Фу, че так жарко-то? Как не приду – потею, как в Омане.
Верочка: Ну так отопление же в здании дали раньше, чем в целом по городу. На вас сейчас, считай, вся отопительная система Киева работает.
Владимир: А, ну это да. Это правильно. Давайте мне кофе, ну и чаю там какого-нибудь заварите, скоро Ляшко придет.
Верочка (достает новую чашку, с сомнением смотрит на степень ее чистоты, пожимает плечами и ставит на кофеварку): О, у вас нарада сегодня? А чего вы такой эээ… невеселый?
Владимир (недовольно): Да нормальный я, просто не понимаю…
Верочка (быстро): Это не новость…
Владимир: Не понимаю до сих пор. Вот смотрите. Я недавно Арестовича слушал, так он сказал, что разрешение на использование «Байрактаров» могут дать или Верховный главнокомандующий, или Главнокомандующий, или Командующий ООС. (задумчиво) Тьфу, блин, сколько слов «командующий», надо, что-ли, переименовать их как-то… Чтобы только я командующим остался…
Верочка: Так а что вас смущает?
Владимир (волнуется): Так меня ж не спросили! Ну вот как это? Я ж главный! Самый главный! Я! Я! Я!
Верочка (скромно): Может, они с Ермаком согласовали.
Владимир (тут же): Аааа, черт. Об этом я не подумал… (задумчиво берет чашку, и повторяя себе под нос «Я, я, я… ну и Ермак…» уходит в кабинет).
Верочка (подходит к окну с чашкой в руках): Я, я, я… Голов…

Открывается дверь из коридора, и в приемную бочком-бочком просачивается Министр Обороны. Андрей Васильевич одет в слегка помятый темно-серый костюм и выглядит немного взмыленным, но довольным. В одной руке он держит набитый, буквально лопающийся портфель, в другой – желтую бумажку.

Верочка: Доброе утро, Андрей Васильевич! А мы, признаться, Ляшко ждали, но так еще забавнее. Владимир Александрович слегка занят. Вам чай или кофе?
Андрей (падает на стул, отдуваясь и косясь на бумажку): Ты гляди, прокатил сертификат, не зря полторы тыщи отдал, надо Шкарлету спасибо сказать… (Верочке) Здрасте. Чай давай, давление же. А может, я перед Ляшко к президенту заскочу? Я ненадолго.
Верочка (включает темно-серый чайник): А что случилось-то?
Андрей (задумчиво): Ну… ну просто я волнуюсь чо-то. А вдруг и правда меня с посады снимут? А у меня там – темы… Я людям контракты на тот год пообещал армейские, питание там… ну вы понимаете.
Верочка (вздыхает с притворным сочувствием): Понимаю, конечно, Андрей Васильевич. Ну может, еще обойдется?
Андрей: Так а, главное, все говорят про то, шо я не выполнил какой-то «кей-пи-ай». А я и не знаю, шо это, у нас такого раньше не было. Нормально было, по-человечески. Пришел министр – все, нормально, работает человек, зарабаты… то есть я хотел сказать, шо выполняет задачи. Как наверх перестал заносить… то есть задачи выполнять – все, сняли министра, новый пришел, и все сначала. А тут какой-то «кей-пи-ай» придумали…
Верочка (заливает кипятком пакетик «липтона» в большой фарфоровой чашке): Видите-ли, Андрей Васильевич, «кей-пи-ай» – это показатель эффективности работы сотрудника на посаде. Создается план выполнения определенных задач, и если они не выполнены, то…
Андрей: Та это я понимаю! Я тока не понимаю, шо с ним делать!
Верочка (любуется темно-красным лаком на ногтях): В вашем, Андрей Васильевич, случае, я крайне надеюсь, что уже ничего не делать. Хотя… честно скажу, пока военные контракты отдаются по коррупционным схематозам – абсолютно пофигу, кто будет министром обороны, вы там, Резников или, прости Господи, Верещук. Бо стоимость того же контракта на питание армии – четыре миллиарда в год. Говоря понятным вам языком, четыре тысячи миллионов. И большая часть этого контракта отдана одной-единственной фирме. И кто-бы ни был…
Андрей (мечтательно вздыхает): Даааа, это было отличное время… Так что, Владимир Александрович примет? Я ему тут (хлопает рукой по раздутому портфелю) десять процентов «кей-пи-ая» принес…
Верочка: А, ну это да, это он любит. Заходите, Андрей Васильевич, пока Министр здравоохранения еще больший «кей-пи-ай» не принес…

Усі відео