О фейковых потерях в несуществующих боях

Роман Доник
Роман Доник

Проблема фейковых и несуществующих потерь в несуществующих боях не в том, что кто-то привлекает к себе внимание аудитории ФБ. Цели и мотивы оставим за скобками.

Проблема в том, что у каждого бойца есть родственники. И они знают, где примерно находится боец. И когда они слышат название населенного пункта, где он находится, то первым делом начинаю ему звонить. А если телефон в это время отключен или не отвечает, то представляете, да, какое состояние у родных? Они обрывают в истерике телефоны всех волонтеров и военных, до кого могут дозвониться. Были неоднократные случаи, когда у людей были сердечные приступы.

У нас есть пресс-служба ООС. Они ежедневно пишут, где были бои, и есть ли у нас потери. Это не делается прямо сейчас в режиме онлайн по нескольким причинам. В том числе и для того, чтобы не информировать противника об оперативной обстановке. И самое главное, чтобы проверить все и дать информацию точную. Не доводя людей до инфарктов.



Каждый пост типа “на крымском/авдеевке/шахте замес, есть потери, давайте помолимся”, – это десятки, если не сотни людей в полуобморочном состоянии. И когда вы поддерживаете этих бредописцев с аргументами “ну, они же не гонят зраду, они же патриотично пишут”, то вы вот так вот патриотичненько поддерживаете тех, кто вгоняет в гроб пожилых матерей бойцов, которые действительно сейчас воюют. Там, на нуле, а не в ФБ.

Поділитися:
Share

Share