Верочка. Всем привет

Мартин Брест

Хмурый полдень на Банковой в Офисе президента. По коридорам носятся сотрудники, пытаясь отыскать хоть что-то, что можно натянуть на анонсированный «переворот», а в малой переговорке в конце коридора четвертого этажа срочно созывается совещание. Тема совещания: «Підсумки року у сфері медіа».

В полуоткрытую высокую дверь по очереди проскальзывают сотрудники, у двери стоит, облокотившись о стену, Верочка и беседует с бабой Любой. Верочка одета в прекрасный черный брючный костюм и светло-коричневые туфли, в руке она вертит телефон.

Баба Люба сегодня – в медицинском костюме, что так любят носить хирурги, в синей шапочке из Давоса с отрезанным помпоном и, неожиданно, в маске. В руке она держит бесконтактный термометр.

Баба Люба: … отоді я йому і говорю: «Леонід Макарич, ну вот нахуя? Ну це ж просто навіть бумажка с гучною назвою «Будапешський меморандум», а ядерну зброю навіщо віддавати?».
Верочка (заинтересованно): А он шо?
Баба Люба: Ну а він такий: «А воевать с кем будем? С НАТО? Или даже с Россией?».
Верочка: А вы шо?
Баба Люба: А я така «А хоч би і з Росією…» А він взяв і розсміявся.
Верочка: Мдааа…

По коридору несется Премьер-министр Денис Шмыгаль, размахивая бумагами. Денис одет в привычный серый костюм и помятую рубашку. Он тяжело дышит и даже немного хватает ртом воздух.

Денис (тормозя): Еще не началось?
Верочка (глядя в телефон): Владимира Александровича еще нет.
Денис (облегченно): Фуууух, успел! (делает шаг вперед).
Баба Люба: Альо, стопе! Сєртіфікат показуємо!
Денис: Что? Ах, да… – начинает рыться в карманах, потом находит скомканную бумажку грязно-желтого цвета). – Вот!
Баба Люба (наводит термометр на бумажку): Зара подивимось… Чєрєз Шкарлєта бралі?
Денис (возмущенно): Чего это сразу «через Шкарлета»? Может, я к семейному…
Баба Люба (перебивает): Через Шкарлєта не беріть, у нього качєство нізкоє. У Верещук навіть в «Діє» не показує. Все, проходьте будь-ласка.
Верочка (наклоняется к Денису с заговорщицким видом): Денис Анатольевич, вам привет от Рината Леонидовича.
Денис (меняется в лице): О Господи. Что, уже, да? Началось? Пора?
Верочка (не меняя серьезного выражения лица): Не волнуйтесь. И не оглядывайтесь. Не дергайтесь, я сказала! Вы должны выглядеть естественно. Идите, что ли, миллиард долгов Фирташу спишите… Не подавайте виду. Ринат Леонидович с вами свяжется.
Денис (с трудом сглатывая): Да, я… я пошел.

Премьер, в походке которого не остается и следа от былой ловкости, ссутулившись, заходит в двери. Баба Люба хмыкает, Верочка улыбается уголком губ.

К переговорке подходит Алексей Арестович. Алексей одет в джинсы и красивую рубашку, он смотрит в телефон и шевелит губами, вероятно разучивая новый темник.

Баба Люба (поднимает термометр): Альо, стопе, гражданін! Сертіфікат показуємо!
Алексей (отрывает глаза от телефона): Что? А, да, сейчас, у меня в «Дие»… (Верочке) Вы так хорошо выглядите сегодня… Вам так все идет!
Баба Люба: Все одно не дасть (подносит термометр к экрану телефона, внимательно смотрит на цифры). Лєгітімний. Всьо, проходім, не задєржуємся в двєрях.
Верочка (нагибается к Алексею и произносит заговорщицким тоном): Алексей, вам привет от Петра Алексеевича.
Алексей (делает недоуменное лицо и начинает оглядываться): Ээээ… Это такая провокация, да? Это вас Лещенко подговорил, да? Ревнует, гад такой!
Верочка: Петр Алексеевич сказал, вы все поймете. Сохраняйте спокойствие, ведите себя как обычно.
Алексей (приосанившись): Что вы мне рассказываете, я – военный разведчик! Я умею соблюдать конспирацию! Вот однажды я разговаривал с коллегами из ЦРУ…
Баба Люба: Ой, з «колєгамі», можна подумать, шо в ЦРУ тожє єсть «головний по ютубу». Йди вже, развєдчік.

Алексей, все еще вертя головой вокруг, уходит, и в коридоре показывается высокая фигура Андрея Ермака. Он равнодушно проходит мимо, даже не кивнув и не прореагировав на термометр.

Баба Люба (обескураженно): А сєртіфікат?
Верочка: Его ковид не берет (в спину Андрею): Вам привет от Владимира Владимировича.

Андрей молча кивает и закрывает за собой дверь. Правда, тут же распахивает ее обратно, ведь из-за поворота показывается Владимир Александрович. Президент идет красиво и уверенно, заранее делая обеспокоенное лицо, но с приближением к двери его шаги все более и более замедляются.

Верочка (неискренне улыбаясь): БабЛюба, вот давно хотела поинтересоваться вашим мнением об одном парадоксальном наблюдении.
Баба Люба (стягивая маску на подбородок): Жгі, доню, все як на духу скажу.
Верочка: Вот я смотрела два выступления нашего президента, причем почти подряд – пресс-конференцию и потом речь в Верховной Раде. И задумалась, почему Владимир Александрович на прессухе бэкал-мэкал, мычал, в словах путался, междометия вставлял везде, где возможно… а потом в Раде – ну просто песня, а не речь. Льется гладко, красиво, связно… Жуткий диссонанс с конференцией. Вы женщина опытная, давно тут работаете… как думаете, в чем причина?
Баба Люба (мгновенно): Тю, так все понятно.
Верочка: И что?
Баба Люба: У Раді він шо? Правильно, стояв. А на прєссухе – на стулі сидів.
Верочка (изумленно): Эээ…
Баба Люба: Може, в нього там якийсь нєрв защємлює, чи шо, ну я не знаю. Але іншого пояснення немає.
Верочка: Я в аху… Я несколько обескуражена (шагает к подходящему президенту): Владимир Александрович, все уже собрались!
Владимир Александрович (с подозрением глядя на баба Любу): Вы чего это в белом?
Баба Люба: Це мєдкостюм спеціальний, я ж, Володимир Олександрович, сьогодні сєртіфікати перевіряю.
Владимир (мрачно): Снова вы мне врете! Костюм медсестры – это халат, чулки, помада и ота хрень, шоб слушать «дышите – не дышите»! А не штаны с рубашкой!
Верочка: Оххх… Сразу видно, в каких клиниках лечились… Вас ждут. (Вдруг наклоняется к Владимиру с заговорщицким видом): Вам привет.
Владимир (тут же заинтересовывается): От кого?
Верочка: Ни от кого. Просто – привет.

Автори