Верочка. Кофе с Доктором Смерть

Мартин Брест
Мартин Брест

Вечер – длинный, ветренный, неожиданно холодный, вечер дурацкий, каким только и должен быть вечер среды.

В новом зале ПиццыВетерано, за угловым столиком, сидит Верочка и читает книгу. На фоне тихо играет саундтрек из “Трансформеров”. Верочка одета в обтягивающие джинсы, сапоги, синий свитер с горлом, волосы подобраны, в тонких пальцах – ручка, которой Верочка что-то черкает в книге. Перед ней на столике стоит стакан с чем-то тёмно-безалкогольным, светильник над столом выхватывает только части – тени от ресниц, локон на щеке и та неистово-сумасшедшая линия шеи, по которой так хочется провести кончиками пальцев.

Распахивается дверь, и вместе с порывом холодного, заставляющего ёжиться, воздуха в бар входит Уляна.



Уляна (с порога): Здрастуйте, Вьєрочка.

Верочка: Добрый вечер (встаёт, и они обнимаются). Присаживайтесь, мадам сенатор, в ногах правды нет.

Уляна (скидывает рюкзак, снимает кепку с тризубом): Я ньє впевнена, шо жінка сенатора то є теж сенаторка. Але шось в цьому є, так, мені подобається. Хоча я більше звикла до іншого позивного. З газет.

Верочка: Міністерка?

Уляна: Доктор Смерть.

Верочка (восхищённо): Боже, как это круто! Многое бы я отдала, чтобы меня так называли… Что будете? Кофе?

Уляна (откидывается на спинку): Так, каву, мені…

Верочка (перебивает): Да, большой латте без сахара, я помню. Сейчас Ярика попрошу (закладывает книжку ручкой и машет ладонью). Ярииик!

Уляна: Шо ви читаєте? Зараз дуже рідко зустрінеш молоду жінку, яка читає вечером у середу у барі. Це говорить про те, шо ця країна не приречена, що вона ще побореться.

Верочка: Да так. Проза. Знакомый написал. Опять. Всё пишет и пишет, скотина…

Уляна (улыбается): О, здається, я його знаю. Там є матюки, дим, окопи, проникаючі кульові та уламкові поранення?

Верочка (смеётся): І навіть мінно-вибухові травми. Вот есть у вас, Уляна, прекрасная черта – умение шутить с совершенно непроницаемым лицом.

Уляна: Це тому, що я ніколи не жартую, насправді (улыбается).

Подходит бородатый Ярик в чёрной футболке “VeteranoPizza”, ставит на столик высокий стакан с латте и угловатую ёмкость с коктейлем “Punisher”. Уляна берёт кофе и начинает пить.

Верочка (кивает на коктейль): Это шо? Я не заказывала.

Ярик (заговорщицки подмигивает): Это воооон от того мужчины за дальним столиком.

Верочка (выпрямляется): Ого, не ожидала… (всматривается в полутьму бара) Не. Не вижу. Хто там?

Ярик (таинственным голосом): Наверное, тайный почитатель.

Верочка (пожимает плечами): Ну я всё равно за рулём… так что отнести, солнце, назад, ладно?

Уляна: А, так ви не п’єте. Я думала… (кивает на стакан).

Верочка: Не-не, я именно за рулём. За большим таким.

Уляна: А шо, пробачте, за авто у такої тендітної жінки?

Верочка (скромно): Мицик эль-двести.

Уляна: Це ви не жартували? Ви реально їздите на пікапі? Я гадала, це буде щось… щось більш елегантне. Та щось більш швидке.

Вера: Неееет. А на полигон пострелять? А на войну? А к Птаху в кемпинг? Без полного привода – никак. Только пикап, Уляна, только хардкор.

Уляна (задумчиво): Але ж на трасі він вельми некомфортний…

Верочка: … зато высокий, проходимый и надёжный. Мама любит скорость, а Вера любит клиренс.

Уляна (с непроницаемым лицом): О, так. Розмір має значення (обе не выдерживают и начинают смеяться).

Подходит Ярик с подносом, на котором одиноко покачивается бокал красного вина.

Ярик: Вот. Чилийское.

Верочка: Опять?

Ярик: Опять.

Верочка (привстаёт): Ну вот не могу разглядеть, хто там такой романтичный, ну шо ты будешь делать… Ярик, возвращай, ну не буду я бухать сегодня.

Ярик (пожимает плечами): Поняв-прийняв.

Уляна: А ви користуєтесь популярністю у цьому закладі.

Верочка: В этом заведении, на моей памяти, первый раз вообще кто-то присылает угощение за чужой столик. Веет чем-то…

Уляна: Тааак, це зветься “класичним вихованням”. Це така ж рідкість, як і книга у барі.

Верочка (с интересом): А ваша когда выйдет? Всё ждём и ждём…

Уляна: Так, все не можу закінчити. Бо все щось нове і нове відбувається. Скоро вже другий том почну, мабуть.

Верочка: Дааа, уж вам есть что написать. Ну хорошо…. Ничто не остановит книгу, час которой настал.

Уляна: Так, ви праві, це я вам як сенаторка говорю…

Снова появляется Ярик, и снова с подносом. На нём стоит железная кружка, холодная, запотевшая. Верочка молча берёт её, втягивает тонкими ноздрями запах и вдруг улыбается.

Уляна: Я навіть не наважуюсь спитати, що це.

Верочка (ещё шире улыбается): Это? Это – коктейль “Пехота”.

Уляна: Так, і з чого він складається?

Верочка (привстаёт и ищет кого-то глазами): Оооо, у него очень много ингредиентов… в основном – пот, слёзы, дым, ветер, грязь, пепел, коньяк и немного любви.

Уляна: Боже, як це поетічно.

Верочка (наконец-то находит глазами искомое и машет рукой): Да. То самое классическое воспитание… Идите к нам! Идите, Степан Тимофеич, чего вы там скромничаете…

Уляна (с непроницаемым лицом): О, так це в нас буде столік звільнених. Така іронія.

Верочка (садится и неожиданно улыбается): Нет, не так. Никакой иронии. Не “уволенных”, а “сумевших”. Почувствуйте эту разницу, пока я думаю над тем, что знать таких людей, как вы, для меня – честь. И далеко не только для меня.

Фото © Facebook Pizza Veterano

Поділитися:
Share

Share