Верочка. Конец 2015 года, зима. Подполковник Марченко

Мартин Брест
Мартин Брест

#Верочка

Конец 2015 года, зима. Злой ветер подбирает пригорошни колючего снега и кидает прямо в окна сине-белого здания на Воздухофлотском, шесть. Второй этаж, дальнее крыло, огромная приёмная с двумя колоннами, за низким столиком на чёрном кожаном диване развалился военный в замызганном камуфляже расцветки “Варан” и дремлет. Рядом, на спинке, лежит софтшелльная куртка и набедренная кобура со Стечкиным. Прохладно и неуютно, как бывает только в присутственных местах.

Открываются двери в кабинет, выскальзывает Верочка. На ней ушитая по фигуре форма, слегка пошарпаные берцы “тип А”, в руках папка “На доповідь” с какими-то то бумагами. Непослушные волосы вьются и лезут в глаза, Верочка постоянно прибирает их и иногда смешно дует на пряди.



При скрипе двери военный просыпается.

Военный (хрипло): Ну что там?

Верочка: Занят ещё, прости, дорогой. Нарада телефонная затянулась немного. Хочешь кофе?

Военный (пытается подавить зевок): Ну конечно, солнце. Ыыыыаааах… хотя чего-то этот ваш кофе меня брать перестал в последнее время. Не бодрит.

Верочка (оборачивается, нагибается и щёлкает чайником): Димка, нахрен эти кофеварки, я тебе сейчас в кружечке запарю. Ты когда последний раз высыпался?

Дима (морщится, с силой трёт лицо ладонями): Крайний, Верочка, крайний. Давно.

Верочка: Ай, товарищ полковник, бросьте эти народные приметы. Сахара сколько?

Дима: Две. А хотя я в гостях… давай три. И я пока ещё подполковник.

Верочка снова нагибается, роется в тумбочке, закусив губу. Флиска распахнулась и уже не скрывает ни обтянутую кулмаксовой футболкой тонкую талию, ни все остальные очертания фигуры, ни даже кобуру с “пэ-эмом”.

Дима (любуясь): Верочка, а чего это ты такая краси… ээээ… со стволом по МО рассекаешь?

Верочка (продолжая рыться): Да где ж она… Да это я как с сектора вернулась – не сдавала ещё. Всё время забываю.

Дима: И как тебя посты пропускают?

Верочка (задумчиво): Ой, Димка, это же Армия, могут у девушки быть свои секреты?.. Ох, ну вот же она! (Торжествующе достаёт кружку). Глянь яка краса. Практически новая…

Дима (подозрительно): Где ты взяла эту металлическую прелесть в фарфоровом Министерстве Обороны? И я, кстати, всё так же подполковник.

Верочка (звонко калатает сахар в кружке): Будешь, значит, полковником. Может, ещё даже и генералом.

Дима (бледнеет): Та ну нахрен, я ї*ав! В смысле – чур меня, чур! Ты чего? Какой с меня генерал?

Верочка: Хороший, Дим. Хороший. Один из очень, очень немногих. Потом скажу (кокетливо опускает глаза и поправляет волосы), что с настоящим генералом кофей распивала… никто не поверит.

Дима: Слушай, солнце, я тебя люблю, конечно, но ты уж не перегибай, а? Или ты знаешь, зачем он (кивает на дверь кабинета) меня вызвал?

Верочка (продолжает улыбаться): Дима, ну конечно, я знаю. И, конечно же, я тебе не скажу. Но заинтригую… можно? Держи, уже заварилось.

Дима (берёт в руки военную кружку, втягивает аромат): Блин, хорошо как пахнет. Слушай, а эта кружка – она же…

Верочка (быстро перебивает): Да, Дима, Да. Это та самая. Пей уже, дорогой, а то остынет. Скоро уже позовёт.

Дима (отхлёбывает): Слушай, ну не томи уже, а? Хоть полнамёка дай. Хоть четверть.

Верочка: Дим, ну ты ж десантник, сам бы мог догадаться. Задача у тебя будет… хреновая, дорогой, откровенно хреновая у тебя будет задача. Трудная. Почти невыполнимая. В конце, вполне возможно, тебя назовут “ушлёпком” и посадят. Но…

Дима (нетерпеливо): … Но?

Верочка: Но если не ты, то кто? Кто, кроме тебя?

Хрипит древний советский селектор, сквозь помехи прорывается: “… Верочка, кто-то ещё ждёт в приёмной? Зовите…” Верочка быстро отбирает у Димы кружку, одёргивает на нём флиску, смахивает невидимые пылинки, разворачивает и мягко толкает в сторону кабинета.

Дима: На что вы меня подписываете? Что хоть делать-то?

Верочка: То, что ты умеешь лучше всего, Дима. Воевать. На другом фронте, более мерзком, более денежном, а значит, более опасном. Давай, с Богом. Не-не, “а-пэ-эс” тут оставь, я за ним присмотрю. Давай, дорогой, с Богом.

Димы: Ох ты ж, бл*ть… (глубоко вдыхает и делает шаг в направлении кабинета).

Верочка (подходит к столу, почему-то вздыхает и нажимает кнопку на том самом ужасном селекторе): Товарищ генерал Армии… К вам из семьдесят девятой бригады – подполковник Марченко.

 

Иллюстрация © Julia Ivchenko

Поділитися:
Share

Share