Як треба правильно брехати військовим (документ)

Валерій Прозапас
Валерій Прозапас

Дожилися до комісарівщини в українському війську.

Подібні агітки за “відведення” своєї армії зі своєї ж території робили тільки більшовики з конкретною метою – прийти до влади внаслідок неминучого хаосу в розваленій державі.

Навіщо ці фарисейські формулювання про “з метою уникнення втрат” та “зниження напруги”, якщо всі знають, що метою є зустріч Зеленського з Путіним?
Так би і писали, ще б за підписом Загороднюка та Хомчака, великих стратегів сучасності.



Це наї*алово з “перемир’ями” та “розведеннями” вже призвело до того, що наші втрати перевищили втрати окупантів вперше з часів боїв у Дебальцевому з московськими військами взимку 2015 року.

То нам що, через чиїсь політичні ілюзії та договорняки забути тисячі загиблих, щоби фронт був там де є, а не десь на Дніпрі?

Боєздатність ЗСУ знижується штучно, про це можна казати як про сталий факт.

Як треба правильно брехати військовим (документ)


Александр Погребиский
Олександр Погребиський

Ніколи такого не було….

Я не пам’ятаю, щоб при моїй пам’яті у ЗСУ відправляли методички, які пояснювали, як треба правильно брехати військовим.
Брехати про те, що їм треба забиратися геть з української землі.
Брехати про те, що вихід у чисте поле значить, що буде менше втрат.
Брехати про те, що ОБСЄ є серйозним гарантом…, а їхні патрулі забезпечать тишу та спокій.
Брехати про те, що відвід військ знизить напруженість військових, які знаходяться на першій лінії.

Поки 95 квартал переймає увагу на себе, вони продовжують схиляти голову перед ворогом…


Дмитро Вовнянко
Дмитро “Калинчук” Вовнянко

Вперше від часів Дебальцевської битви втрати українських силовиків стали більші за втрати терористів ДиРи.

В період 1-16 жовтня ми втратили 14 бійців, терористи – 9.

Ну, якщо просто перестати стріляти, іншого результату і не буває.

А тим часом по фронту розсилають методички про те, що розведення сил – то чудово.

А тим часом мене намагаються переконати, що все це – не капітуляція на умовах Москви.


Роман Доник
Роман Доник

Агитаторов за разведение сторон Генеральный штаб за последние пару месяцев отправлял уже не раз. С объяснением для бойцов на фронте о том, какое щастя начнется после отведения. Основной упор делается на безопасность. Дескать, не будет стрельбы, не будет потерь, не будет жертв.

Военнослужащий на войне и без войны. Звучит странно. Этот план действительно хороший для очень многих военнослужащих, которые пошли служить в последние годы, но на войну “не подписывались”. И для тех, кто не понимает, что все, кроме стрелкотни, по-прежнему будет наносить урон. Но есть одна проблема.

Армия держится сейчас на тех, кто пошел воевать. На тех, кто остался воевать. Их сейчас меньше чем тех, кто пошел “служить” за зарплату и УБД. Но все же достаточно, чтобы делать армию сильной. Вот все то, чем мы гордимся в армии, – это и есть заслуга этого меньшинства. Они в армии, потому что война. Они в армии, чтобы воевать, защищая Украину. Чтобы убивать врага. И если повезет, то дойти до победы живым. Понимаете, это часть мировоззрения. Это образ жизни и мышления на войне. Я знаю, о чем я говорю.

Мы больше трех лет обучаем пулеметчиков. И мы после каждого курса знаем, сколько из них после занятий будут реально работать. Искать и уничтожать. Будут не все. Именно работать на поражение и уничтожение, а не на безопасно “насыпать” и отбывать. А ведь нам для обучения отбирают лучших (за редким исключением). Но мы знаем, что на войне всегда может случиться так, что человек, так или иначе, будет вынужден работать. Иначе погибнет. И тогда все полученные знания пригодятся.

Но есть и другие. Те, которые приходят, чтобы лучше делать то, для чего они в армии. У нас есть люди, которые после ранений и реабилитации вернулись к пулеметам. Даже после того, как их ранил снайпер. Это психологически тяжело. Знать в теории, что ты цель номер 1, – это одно. А вот прочувствовать на своей шкуре (в прямом смысле) – это совсем другое. Но такие люди есть. И они в строю. Они работают и работают эффективно.
Сейчас эффективная война ведется малыми группами вот таких энтузиастов. В каждой бригаде, в каждом бате, в каждой роте и взводе есть такие группы. Они наблюдают, готовятся, планируют и работают. Они для этого там. Это их задача – сделать количество оккупантов меньшим.

А философия разведения направлена прежде всего против таких людей. Вместо войны их хотят заставить тупо сидеть в окопах и охранять кукурузу.

Можно сколько угодно отправлять замполитов и комиссаров от большевиков в войска. Можно сколько угодно рассказывать о безопасности и преимуществе отведения. Но это будет работать только для тех, кто пришел служить за зарплату и УБД. Для тех, кто пришел воевать, эти аргументы плохие – не подойдут.

Будет всего два варианта развития событий.

Все, кто пришли воевать, будут продолжать воевать. Даже после отведения. Будут лазит по серой зоне, будут ходить “в гости” и будут наносить урон живой силе и технике противника. Мы же все понимаем, что могучие Рэмбы из ВСП и нацполиции, которые по задумке большевиков будут поддерживать порядок в серой зоне, не будут нарываться на проблемы. Они просто не будут замечать ходоков. Кстати, не будут они замечать их ни с нашей стороны, ни со стороны врага. Потому что “они на это не подписывались”.

А враг будет так же ходить. Потому что среди 30-40 тысяч воюющих на той стороне наемников тоже хватает “псов войны”, которые приехали именно на сафари. Разница между нами проста и понятна. Мы защищаем свою землю, а они приехали за адреналином и деньгами. Есть еще одна категория людей со стороны врага, которая будет продолжать воевать. Это российские военные, курсанты и выпускники военных училищ, которых сюда присылают на практику и сдачу экзаменов. Это очень удобно для любой армии – обкатывать своих офицеров и специалистов в условиях реальных боевых действий на чужой территории. Но кроме снайперов и разведчиков экзамены приезжают сдавать и артиллеристы, и саперы. Много их приезжает. И им нужна будет работа. Реальная работа. И они будут работать. Сейчас в армии РФ хорошая карьера возможна только для тех, кто получил боевой опыт в Украине и Сирии.

Так вот я к чему. Разведение приведет к образованию неконтролируемой серой зоны. Узкая полоска Сомали. Но в Украине. И в серой зоне будет ад. Ад и территория полнейшего беззакония. Дикий запад. Простите, восток.

Через какое-то время, руководство ГШ начнет получать по мозгам от большевиков за то, что ГШ не может контролировать войска. И новоназначенные клерки начнут наводить порядок. Они начнут бороться с теми, кто будет продолжать воевать. Скорее всего, в недрах ГШ уже готовят постанову, которую подпишет президент о временном упрощении увольнения с военной службы. Потому что все те, кто остались воевать, не будут охранять кукурузу. Они будут искать войну. Они будут искать и уничтожать врага, пришедшего на нашу землю с войной.
Их будут наказывать и создавать невыносимые условия. И потом они массово будут увольняться. И в результате мы получим армию образца 2013 года, которую начнет оптимизировать Апаршин.

Но это будет не скоро. А может, вообще не будет. Это один из возможных сценариев.

И пока в армии воюет то самое меньшинство, которое осталось воевать, мы будем их поддерживать и помогать. Мы будем рядом. Спасибо всем, кто вместе с нами. Спасибо всем, кто помогает.
Присоединяйтесь.
Доверяйте армии. Помогайте армии. Армия воюет. Армия защищает Украину.


Alexey Petrov
Алексей Петров

Здесь будет много букв и еще больше сумбура. Обязательно будут матюки. Я понимаю, что неправильно это, сыпать нецензурной бранью, но порой не хватает слов. Понимаете, лексикон вдруг заканчивается и приходится переходить на армейский язык. Тем более когда речь идет про армию. Воюющую армию.

Шестой год пацаны и девчонки держатся за свою землю. Отбивают атаки российских оккупантов. Контратакуют. По метру возвращают свою землю. Хоронят побратимов и умирают сами. Те, кому повезло чуть больше, утром выходят из блиндажа, затянутся сигаретой и отправят короткое СМС домой «Любимая. Я жив. Всё ок! Целую!». Или наврет маме с три короба, дескать, мы на полигоне, не переживай. Мама, конечно, раз тридцать переспросит «Сыночек, точно на полигоне? Ты не обманываешь меня?» и, услышав успокаивающий ответ «Мамуль. Да конечно!», всё равно не успокоится. А потом грязь, окопы, выходы и приходы, батарея на радейке разрядилась, и мыши в каремате дырку прогрызли…

Сколько уже мы заплатили за предыдущие ошибки?! Свои, политиков и ещё Бог знает кого. Здоровьем и жизнями заплатили. А сейчас уперлись. Вгрызлись в землю. Хватит. Или мы, или нас. Иначе не будет. Вертели мы тех политиков. Они приходят и уходят. Но Украина должна остаться. Сто лет назад прое*али страну. И до этого так же поступали. Верили в сладкие сказки, которые потом оборачивались Голодомором. Хватит. Сейчас, именно сейчас мы должны сделать шаг вперёд. Чтобы не было потом мучительно больно… Очень больно.

Эмоциональный спич Кота послушали? Ну и хватит. Всё равно мои…, ваши, наши эмоции в хрен никому не впёрлись.

А теперь реалии.

Всё громче и настойчивей становятся слухи, что украинскую армию ненавязчиво так морально готовят к отходу. Причем возложили эту почетную задачу – объяснить необъяснимое – на «замполитов». Дескать, вы же понимаете, пацаны, имплементация формулы Штайнмайера – это так надо. Нет, никакая это не капитуляция, просто отход назад. Ну вот вы вчера должны были умереть за этот километр. (Десять раз по сто метров. И сто раз по десять). И умирали. Конечно же, умирали. Ну то было вчера. А сегодня, ну или завтра, нужно будет сделать шаг назад. Так надо. Кому надо? Да хрен его знает кому. Решили там, где-то высоко. Так, что собирайте монатки…

У солдат и офицеров (боевых, конечно же) уже даже матов не осталось. Они только разводят руками, скрежещут зубами и щелкают предохранителем автомата. Туда, сюда. «Щёлк, щёлк». Вспоминают слова присяги. И желваки на скулах играют еще сильней. Проблема даже не в том, что нужно будет с оборудованных позиций, где пристрелян каждый кустик, уйти куда-то туда. Проблема в другом… Они чувствуют, что их предают оптом. Отделения, взводы и роты, батальоны и бригады. Предают те, кто понятия не имеет, что такое война. Те, для кого Украина – это лишь кусочки земли. Предают те… Короче. Вы и так всё сами знаете.

А теперь вопрос, сука, йо*анным знатокам. Как такой финт ушами, такие, блд, маневры отразятся на… МОРАЛЬНОМ ДУХЕ бойцов?! Отвечать! БЫСТРО! Нет, минуты на обсуждение ответа у вас нет! Ты вчера должен был ценой всего держать этот е*учий террикон. Умри, но не сделай назад ни шагу! А уже завтра тебе прикажут его оставить. И какого хрена тогда за эти десятки метров батальон потерял двух… трёх… десять человек? Какого хрена тогда ЕЖЕСЕКУНДНО рисковать жизнью, но уже на новых позициях, подставлять голову под пули и осколки, если их тоже могут приказать оставить?

ВЫ ТАМ Е*АНУЛИСЬ, МИРОТОВОРЦЫ ГРЕБАНЫЕ?!

P.S. Я очень надеюсь на то, что когда в боевых частях появятся ой какие проблемы с комплектацией (потому что никто не хочет, чтобы его предали дважды), будет объявлена мобилизация. И все эти «мызамирщики» строем пойдут в военкоматы. А чего тут страшного? Ведь будет мир. И никто уже стрелять не будет. С нашей стороны уж точно.

Ну и для справки. По некоторым данным, впервые с февраля 2015 года потери ВСУ превысили потери российских оккупантов. Почему так? Да потому что у них война, а у нас подготовка к отходу назад. Дни без обстрелов считаем…

Як треба правильно брехати військовим (документ)

Поділитися:
Share

Усі відео