Трындите на здоровье, только Бога не гневите

Олена Монова
Олена Монова

Есть у меня любимая актриса, Кэти Бэйтс, совершенно гениальная леди. И вот сыграла как-то Кэти в сериале «Антология американского хоррора», как всегда — блестяще. Там ее героиня, сорвавшаяся с катушек ведьма, садистка и рабовладелица, на вопрос запытанного ею окровавленного негра с вырванными ноздрями и глазом — почему вы это делаете? — дает простой, как пять копеек, и поэтому гениальный ответ:
— Потому что могу.

Позавчера я вспомнила эту сцену и эту фразу снова. Когда смотрела пресс-конференцию Президента, во время просмотра испытывала вот то сложное чувство, когда порет невыносимую х*ню кто-то другой, а стыдно тебе, и в который раз задавала себе вопрос «Ну зачем, почему эти мавпы задают такие корявые, такие убогие, такие стыдные вопросы?»

Ответ — а потому что могут. Они знают, что им за это ничего не будет. Это знание порождает чувство безнаказанности, оно, в свою очередь, порождает вседозволенность. О профессионализме я говорить не буду, эта категория все реже применима к большинству представителей нашего журналистского сословия.



Потому что, например, при Януковиче мавпы сидели смирно по клеткам на жопе ровно, искали друг у друга в шерсти блох, ели бананы, на митинги не ходили и с воззваниями не выступали, на прессухах не выйо*ывались. А некоторые мавпы, которые сейчас себя называют оппозиционными журналистами и общественными деятелями, так и вовсе с завгаром скакали в Межигорье по пенькам послушно по щелчку пальцев, чесали жопы страусам и старательно улыбались в камеру рядом с отцом родным.

Зато сейчас раздолье. Украиной швендяют стада долбое*ов и совершенно безнаказанно патякают с самодельных броневичков, шпальт газет и из телевизоров такое, что у благодарного зрителя фалды заворачиваются и панамку сдувает от восторга. А потом, когда притомні люде начинают тыкать в них пальцами и прутиком, страшно обижаются и кричат про «свободу слова, безжалостно придушенную липкой рукой шоколадной деспотии» и армиях проплаченных порохоботов.

Наверное, именно это — возможность из каждого утюга и скороварки невозбранно 3,14деть странное, рвати нирки, называть себя Данко и спасителем нации, или к примеру звіздой отечественной журналистики, Господи, прости, поливая при этом нечистотами действующего Президента так, как никого еще не поливали, — и называется у некоторых оппозиционных политиков и СМИ «ухудшением положения со свободой слова в Украине». Иногда как послушаешь этих, кому свободу слова придушили, и руки к кадыку так и тянутся, чтобы додушить, а потом закопать. Но демократия она такая, приходится смотреть, слушать, охреневать, но терпеть. Терпеть и делать зарубки. Я вчера их наделала столько, штовы, черенка лопаты не хватило. Одну, самую глубокую — в тот момент, когда в ответ на президентское “Слава Україні!” запанувала моторошна тиша. Понимаете, это такая штука, на которую отвечаешь на автомате. А здесь не ответили. Никто. Ни одна лишайная мавпа. Ну ладно, мы запомнили, а как же.

Я что, собственно, сказать хотела. Трындите на здоровье, мавпы, пока ветер без камней. Только бога не гневите.

P.S. На картинке свободные, честные и смелые журналисты спрашивают у овоща, что он будет делать, когда его не выберут Президентом. Это вообще моя любимая картинка в последнее время, часто ею пользуюсь. Наглядная, знаете ли.

Поділитися:
Share

Share