О Барне дебильном замолвите слово

Светлана Самборска

Хотя речь пойдет, конечно, не о нем, а о том, откуда этот Барна есть пошел. То есть, о мажоритарке. Идиотский заход Барны «Хай живе сумлінний інвестор Фірташ», обусловленный посконной глупостью зверюшки, усугубленный наличием крупного предприятия Фирташа в барнином округе, породил разговоры «К черту ту мажоритарку, даешь пропорциональную систему с открытыми списками!» И вот здесь я бы хотела сказать пару слов.

В данный момент у нас смешанная система – полРады избирается по мажоритарке, полРады – по пропорциональной системе с закрытыми списками. Год назад, насколько я помню, в первом чтении был принят новый избирательный кодекс, переводящий на 100% пропорциональную систему с открытыми списками. Голосования во втором чтении не было, по крайней мере, пока.

Открытые списки, как бы они ни были реализованы, – это шаг вперед по сравнению с закрытыми. Они могут искажать (и искажают, судя по выборам в КиевРаду, – местные выборы у нас уже по такой системе) волеизъявление, но такая система в значительно большей степени вовлекает избирателя в процесс и в большей степени заставляет задумываться над выбором. Это продвигает нас (медленно и печально, но тем не менее) в решении одной из фундаментальных проблем нашей политики – бездумное голосование избирателей. В этом плюс открытых списков.

А вот в том, что пропорциональная система предпочтительнее мажоритарной, я чем дальше, тем больше сомневаюсь. Наша проблема с мажоритаркой – это все та же проблема №1 – качество голосования. Но она должна решаться образованием и просвещением избирателей, а не фактической передачей права выбора будущих депутатов от избирателей к собственникам политпроектов.

Наша фундаментальная проблема №2 – это отсутствие политических партий. Не выросли политические партии еще у нас. Реальные политические партии, а не политпроекты, созданные под очередную политперсону и неподотчетные избирателям. Понятно, что современные западные партии когда-то тоже создавались как проекты “под себя”. Но со временем они пережили своих создателей, потом выжили в борьбе наследников былых лидеров и просто желающих подмять под себя ресурс, а те, кто выжил, потом стали партиями. И выжили, став партиями, именно те проекты, что опирались на избирателей, на их интересы, другими словами, на идеологию. Т.е, конечно, у партий есть спонсоры, чье мнение имеет вес, но опираются партии в первую очередь на избирателей. Это хорошо видно. С год назад ряд республиканцев отказался поддержать отмену Obamacare именно потому, что это не устраивало их избирателей.

Поможет ли пропорциональная система вырастить политические партии из зародышей, из имеющихся политпроектов? А вот не факт. Просвещение избирателей (например, специальный предмет в школе, где изучают в общих чертах устройство и функционирование экономики и политической системы, – что это, как это работает, как влияет на жизнь в стране, и где тут интересы избирателей), так вот, просвещение избирателей может помочь повысить качество избираемых депутатов, но пропорционалка ограничит выбор. Более того, в такой системе выдвижение кандидатов на округ (даже если кандидатов несколько от одной партии) полностью контролируемо собственниками политпроектов. К тому же такая система ограничивает пассивное избирательное право – вы не можете выдвинуться в депутаты, если вы не член партии, или если ваша партия не участвует в выборах. И даже если вы член партии, то кого выдвигать, решает лидер партии или ее собственник.

То есть получается, что мажоритарная система с ее гречкой и лавочками дает шанс на выращивание зрелой политической системы, а пропорциональная система делает страну заложником собственников политпроектов. Такой ньюфеодализм, где закрытость потомственной аристократии закупоривает социальные лифты, создавая монополию на политику для 4-5-6 семей высшей аристократии (читай – владельцев политпроектов).

Ну и напоследок давайте глянем, как в мире дело обстоит.
Википедия:
«Пропорциональная избирательная система… существовала и существует в Германии в 1919-1933 гг., Франции в 1946-58 и 1986-88 гг., Италии, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, Исландии, Австрии, Швейцарии, Испании, Португалии, Греции, Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Словении, Хорватии, Литве, Латвии, Эстонии, Румынии, Болгарии, Сербии, Македонии, Черногории».

Ну и чтоб два раза не вставать, давайте глянем, какие избирательные системы в странах Большой семерки:
США – мажоритарка;
Великобритания – мажоритарка;
Германия – мажоритарка (экспериментировали с пропорциональной системой, вернулись к мажоритарке);
Франция – мажоритарка (экспериментировали с пропорциональной системой, вернулись к мажоритарке);
Канада – мажоритарка;
Япония – смешанная система: 180 депутатов избираются по партийным спискам и 295 – по мажоритарке;
Италия – пропорциональная система с открытыми списками.

Таким образам, единственная страна G7 c полностью пропорциональной системой – Италия. В Японии система смешанная, как у нас. Германия и Франция экспериментировали с пропорционалкой, но вернулись к мажоритарке. И именно это больше всего настораживает: Барна, конечно, дебил, но Германия и Франция попробовали поиграть в пропорционалку, после чего решили, что хорошего понемножку, и вернулись к Барнам. Так или иначе оказалось, что Барны – это проблема, по пропорционалка еще проблемнее. А США и Великобритания, где наиболее устойчивые политические системы, в пропорционалку и не совались.

Резюмирую. Сейчас более важным, на мой взгляд, является образование избирателей. Мягкий вариант – школьный курс «Основы экономики и политической системы». Жесткий вариант – экзамен избирателя по типу экзамена на право вождения авто, с разработанными курсами, конечно, онлайн, оффлайн: изучил – сдал – голосуешь / не сдал – не голосуешь. Это не ограничение избирательного права, точно так же, как и необходимость сдачи на права – не дискриминация. Ограничения нет, поскольку право сдать экзамен имеет каждый. В этом ключ к росту зрелости политической системы в стране.

А избирательную систему можно взять готовую. Хоть с выборов в Палату представителей Конгресса США, хоть в британскую Палату Общин. Или в Национальную ассамблею Франции, там, кстати, действует мажоритарная система в 2 тура.

Усі відео