Камень, который тыщу лет никто и сдвинуть не мог

Александр Дедюхин
Александр Дедюхин

Томос – указ про автокефалию. Украинская Церковь желала его не просто давно, а ОЧЕНЬ ДАВНО. Тогда еще Украина называлась Русью, Киевской, естественно.

В мокшанских болотах комары активно кусали кабанов – предков сегодняшних свинособак, а собак тогда там еще не было, ибо цивилизацию и домашних животных в залесье принесли выходцы из Киева.

И вот уже тогда, примерно тысячу лет назад, князь Ярослав Мудрый мечтал об автокефалии Киевской митрополии.



Шли годы, менялись эпохи, восставали и разрушались империи, народы выходили на историческую арену и исчезали с нее, но та часть планеты, которая сейчас гордо называется Украина, продолжала мечтать и о Независимости, и о своей собственной Церкви.

Излишне напоминать, что у нас мало чего получалось.

27 лет назад, с Независимостью, вроде бы, все сложилось, а вот с автокефалией не очень. Вернее как, самостоятельность де-факто у нас была, ну, а де-юре нас обзывали и самосвятами, и раскольниками, и прочими глупостями.

Просто чтоб было понятно, с точки зрения экклесиологии (науки про Церковь), автокефалия – это дар Святого Духа, она не столько дается кем-либо, сколько признается. Автокефалию строим мы, а весь прочий православный мир ее, уже существующую, признает. Так что самостоятельная Церковь у нас была, но не признанная.

Из новейшей истории нашей независимой, но пока не признанной, Церкви, я напомню еще несколько фактов.

В первую очередь тот, что побитые студенты в ночь разгона Майдана побежали прятаться в Михайловский монастырь УПЦ Киевского Патриархата. Потом тот же Михайловский монастырь стал центром помощи раненым и, вообще, госпиталем Майдана. Ну, и нельзя не вспомнить набат с колокольни этого же монастыря, когда Беркут пытался Майдан зачистить. Потом были капелланы, тонны и миллионы помощи фронту во время войны. Так действовала и действует истинная Церковь.

Непризнанность не мешает творить благие дела и нести Слово Божье.

Но непризнанность мешает полноте и полномочности во внешней церковной политике. Непризнанность мешает поставить церковь страны-агрессора и их агентов в нужное стойло. А у нас война. И Главнокомандующий на своем месте.

Наш Главнокомандующий прекрасно понимает, что, имея под боком несколько тысяч вражеских агентов в виде московских попов, которые, в свою очередь, предводительствуют над миллионами ватноверующих, решил обрубить самое главное и сильное щупальце «русского мира». Это князю Владимиру Великому было легко. Тот вышел к народу и молвил: «Так, шановні, хто не охреститься, той не буде другом мені, зрозуміли?» И все. Все проблемы с иноверцами были решены. Петру Алексеевичу намного сложнее. С одной стороны, халявщиков и дураков у нас расплодилось, с другой, Пуйло танками прет.

Я помню свой второй день Пасхи 2018 года. После службы, после тысяч людей я валяюсь и отдыхаю. А в это время ПАП собирается и летит в Константинополь, си ест Стамбул, где 7 (!!!) часов ведет переговоры с патриархом Варфоломеем. Все-таки Петр Алексеевич  прекрасный дипломат. Убедить византийца в том, что признание украинской церкви необходимо самому Вселенскому Престолу, дорогого стоит. За последнюю тысячу лет подобное не удавалось никому.

Верующий человек после прочтения данного текста перекрестится и скажет:
«Слава Богу, что наш Президент водим Духом Святым».
Человек неверующий скажет:
«Ничего я не понимаю в ваших терминах, но ПАП — глыбища, если сумел поднять камень, который тыщу лет никто и сдвинуть не мог, и разгонит московских попов».
А все вместе они скажут «Слава Украине!» и во славу Божью будут и дальше делать Украину прекрасной и комфортной.

#а_что_там_у_ПАПы

Поділитися:
Share

Share