Помашем нашей трансплантологии ручкой?

Елена Подгорная
Елена Подгорная

Я не хотела писать об этом эмоционально, поэтому выдержала паузу. Подумала. Поговорила с людьми в теме, у меня есть такие знакомые. И вот сейчас напишу.

У нас вот прямо сейчас разваливают направление трансплантологии. Конкретно – детской трансплантологии костного мозга.

Просто факты.



В Охматдете довольно успешно проводят трансплантацию костного мозга от родственного донора. Выживших в длительной ремиссии примерно 70%, что есть хорошим показателем на мировом уровне.Недавно был принят закон, разрешающий трансплантацию от неродственного донора. Нас готовы пустить в европейскую базу до создания нашей национальной базы доноров.

Все это время на трансплантацию от неродственного донора детей возили за рубеж, стоимость операции 120-150 тысяч евро. Деньги вывозились из страны, контролировать их невозможно. (Привет всем, кто считает, что там в цивилизации нет коррупции, ага).
Деньги от фондов и из бюджета Украины.

Дома эти операции стоили бы в разы дешевле. Есть оборудованная операционная и команда специалистов из 12 человек. Сейчас двоих руководителей этого направления уволили, одной предложили должность не по специальности. Команда уволилась сама, о чем написала открытое письмо.

В МОЗ зашло много общественных организаций и фондов. Один из таких фондов “Таблеточки”, руководитель этого фонда непосредственно занимается в МОЗ вопросами отправки детей на лечение за границу и оплатой этого лечения из бюджета.

В МОЗ спокойно наблюдают за ситуацией, не комментируют проблему и не осуществляют никаких действий, направленных на то, что бы договориться с сотрудниками отделения трансплантации и как-то решать проблему. И даже наоборот.

Создается впечатление, что министерству это отделение не нужно. Более того, нужно, что бы оно исчезло, потому что лечить детей дома не выгодно.

Сразу подчеркну, я не верю в утверждения врачей, что в отделении гематологии и трансплантации все делали бесплатно, не просили у родителей денег, не продавали им лекарства и расходники для операций. Так делают везде. В любой больнице. Просто там это намного дороже. Но именно руководителей отделения в Охматдете сейчас отстранили.

Да, были манипуляции с закупленными препаратами, но и препараты для онкобольных детей закупались с граничным сроком годности, это тоже факт.
То есть – все МОЛОДЦЫ.

Но сегодня вопрос в другом.
Вопрос в том, будем ли мы лечить своих детей дома? В разы дешевле, чем за границей. И для бюджета. И для родителей. Дома, где можно спокойно отследить движение средств – за что, кому и куда.
Не вымывая валюту из страны сотнями тысяч евро.
В перспективе получая возможность расширять и умножать такие отделения, обучать специалистов и принимать пациентов из других стран. Как это делает Беларусь, например.

Или мы помашем нашим трансплантологам ручкой, когда они уедут работать в другие больницы, в другие страны. Они-то точно без работы не останутся.

К срачу и набегам сектантов “реформы МОЗ” готова.


Дмитрий Левинский
Дмитрий Левинский

Одна ГО и один БФ вынашивали идею создания в Украине национального реестра доноров костного мозга. В соответствии с международными стандартами. Типирование по туевой хуче факторов, включая генетические маркеры.

Для чего? А для того, чтобы можно было легко найти неродственного донора для трансплантации. Потому что далеко не всегда удается найти подходящего родственного донора. Только проблема в том, что у нас нет ни одной лаборатории, проводящей подобные типирования.

Но это не самая большая беда.

Они провели предварительный тендер среди европейских лабораторий (порядка двух десятков), занимающихся типированием по всем стандартам. И даже подписали меморандум с одной из них (немецкой) на проведение первой тысячи типирований для создания реестра. И долго-долго писали в МОЗ с просьбой выделить денег на старт проекта.

С нашей стороны меморандум был подписан отделением детской онкогематологии, которое технически готово осуществлять и операции трансплантации костного мозга, и вести в послеоперационный период. Немецкая лаборатория даже успела прислать нам первую партию наборов для забора образцов. И как вы уже наверное догадались, от МОЗа не удалось добиться ничего.

Но…

Внезапно в этот процесс включились незабвенные грантоедские ГОшечки. С требованием передать все это направление им. Под молчаливое невмешательство МОЗа. Ну, оно и не удивительно, если вспомнить, что соответствующим направлением в МОЗе рулят представители этих самых ГОшечек.

Сумма вопроса для старта – всего-навсего 50 тыс евро. Что примерно вдесятеро меньше годовых затрат молодой МОЗовской команды на пиар. А выхлоп – выхлоп очень сильный. Например, полный курс соответствующей терапии за рубежом может стоить порядка 500 тыс долларов за два-три года. А только сам поиск донора, без доступа к реестрам, занимает от полугода и дольше.

А создание нашего национального реестра позволило бы нуждающимся ускорить поиск подходящего донора в разы. И не только у нас, а так же и за рубежом. Ибо при создании национального реестра наши доктора получили бы доступ и ко многим зарубежным реестрам.

Но увы и ах, желание некоторых персон воспользоваться плодами чужих трудов, а потом и вовсе перетянуть на себя все одеяло, приводят к катастрофическому результату, который мы имеем возможность наблюдать на живом примере.

Это вам для раздумий – одна из граней процесса в Охматдете.


ВІДКРИТИЙ ЛИСТ НАРОДУ УКРАЇНИ 12 СПЕЦІАЛІСТІВ-ОНКОГЕМАТОЛОГІВ, які звільнилися з НДСЛ «ОХМАТДИТ»
Чому єдиний в країні Центр онкогематології та трансплантації кісткового мозку реально припинив своє існування та чому ми звільняємося…

 

Поділитися:
Share

Share