Ложь. Стыд. Крах

Сито Сократа

Медиа-специалисты Кремля все-таки настоятельно рекомендовали шефу повысить коммуникацию с обеспокоенной общественностью. Мера имеет вынужденный характер, т.к. российская аудитория со все большим отторжением относится как к паркетным пропагандистам, так и к сермяжным военкорам. Данные крайне засоренные ретрансляторы либо будоражат массы, либо забивают баки нелепостями. Отсюда появилось сакраментальное путинское: “верить никому нельзя, только мне можно”.

Но попытка информационного наступления мелкого кормчего выглядит как-то не очень. Путинские смыслы обветшали, и сам он демонстрирует сплошные поведенческие неисправности из-за психотравм. В общем, не зажигает аудиторию, не даёт ценной информации, не успокаивает. Всего лишь какая-то зацикленная тарахтелка.

Самые железные аргументы в пользу такого образа Путина приводит его медиа-батрачка Симоньян. У нее, похоже, речекряк заел, и она вдруг вывалила выводы года: товарищи в Кремле и чиновничья братия, перестаньте нам врать. Это уже какая-то фишка армянской пропагандистки, которую она внедряет в российские мозги с сентября. Играет в дурнушку, распилив в 2022 году 29 млрд.рублей на главном рупоре RT. Того и смотри, ещё организует партию правды и информационной экологии. Забавно, но если в России формируются региональные армии, то почему бы и пропагандистам не создать свои самостоятельные вотчины за счёт фрагментации информационной среды?

Подобные настроения можно увязать с подготовкой замены начальника. Путин представляет из себя дорогую и прокачанную медиа-персону, но его фигура не вписывается в новый политический ландшафт. Он не смог обеспечить победу в войне против Украины, которая готовилась, по существу, с 1999 года. Военный потенциал, который накапливался четверть века, бездарно могилизировался. В сухом остатке страна выглядит ослабленной и дезориетированной. Разве так происходит защита национальных интересов? Пока идёт мифическая битва за некую “историческую Россию”, за “объединение русского народа”, скрепы, сшивающие многонациональную тушу, драматически износились.

Местные элиты ждут момента пиковой слабости вертикали для переформатирования рыхлой федерации. Раисы и эмиры зажиточных регионов не разделяют оптимизма от путинских завоеваний руин. Тем более что померкла мифологема про силу российского оружия!

На излёте правления Путин лихорадочно мечется, силясь доказать способность российских оружейников “щёлкать” превосходящие западные образцы оружия. Но пока российский ВПК вызывает лишь ощущение смущения и шока от несбывшихся ожиданий. Просто какой-то испанский стыд: то зависимость от Ирана, то сообщения про поставки оружия из КНДР.

Даже встреча Путина с генералами ВПК в Туле попахивает скорее растаскиванием колоссального военного бюджета 2023 года между группировками оружейников. Сначала флагманом должен был стать Уралвагонзавод, но победил тульский “преемник” вождя Дюмин. Сейчас именно на ОПК Путин делает ставку в финальной попытке переломить ход войны. Но все выглядит как-то небрежно: в дорогом костюме он бегло проверяет бронетехнику снаружи, а не изнутри.

Далее идёт список претензий к продукции оборонки. Боевые части нуждаются в качественном вооружении и снаряжении в полном объеме. Срочно нужно выполнить оборонный заказ, иначе промышленники будут объявлены виновными в проигрыше в войне. Тем более отсутствует обратная связь между оружейниками и бойцами на передовой. Существующие образцы оружия пригодны для ведения войны прошлого века, и даже страны-изгои обошли РФ. Так и экспортные рынки скоро уплывут в чужие руки.

Путин хочет наладить механизм обмена информацией предприятий ОПК и подразделений, участвующих в “СВО”, ради максимально эффективного повышения качества работы. Такая практика применялась и в Сирии, хотя это конфликт совершенно иной природы. В общем, очередная ошибка на уверенном пути к полному краху.

Автори