Проблема Зеленского в его культурном коде

Данило Чикін

“Наш враг мечтал, чтобы мы отказались праздновать 9 мая и победу над нацизмом”, – заявил Зеленский. Наверное, ради этого и войну начал – чтоб не дать нам праздновать.

Проблема Зеленского не в том, что он какой-то там враг, предатель или что-то подобное. Вполне возможно, что его помыслы чисты, а мотивы благородны.

Проблема Зеленского в его культурном коде. В том, что он – представитель Единой Постсоветской Культуры.

Наивно думать, что с крахом СССР закончился и “советский народ”. На самом деле, до конца этой противоестественной общности было ещё ох как далеко. Граждане пятнадцати независимых государств всё равно равнялись на Москву. Обсуждали войну в Чечне и пьяные выходки Ельцина, пользовались российскими мемами типа “хотели как лучше, а получилось как всегда”, смотрели российские фильмы с сериалами, перемывали кости российским эстрадным звёздам и точно знали, что настоящий успех – перебраться в Первопрестольную и заиметь квартиру на Чистых Прудах. Культурная империя держала крепче, чем политическая. Нефтяные и газовые доллары притягивали талантливых людей сильнее, чем указы Совмина, решения Политбюро и пожелания КГБ.

И КВН стал одной из точек такого единения. Команда “Запорожье-Кривой Рог-Транзит” никогда не добилась бы такого успеха ни в Запорожье, ни в Кривом Роге, ни даже в самом Киеве. Стоит ли удивляться, что юноша, опьяненный и окрылённый славой, с головой погрузился в Постсоветскую Культурную Среду? Не он первый, не он последний, в конце концов. Так или иначе, а до 2014-го (а если разобраться, то и до 2022-го) большинство наших сограждан не делали большой разницы между “нашими” и “ихними”. Один язык, одна эстрада, одно пространство. Киркоровы с басковыми делали кассу в Киеве, верки сердючки с анилораками – в Москве. Благо, воспитание было под стать. Оливье и “Ирония судьбы” на Новый Год, парад и “В бой идут одни старики” на День Победы – основная масса неполитизированных граждан слабо разделяла Украину и РФ в своей голове.

К сожалению, нынешний украинский лидер не стал исключением. Может, умом он и понимал, что аннексия Крыма и оккупация Донецка с Луганском – не норма. Но всё его естество противилось мысли, что люди, рядом с которыми он вырос, возмужал, смотрел одни фильмы, читал одни книги, слушал одну музыку и, в конечном итоге, давал одни концерты, – недруги. Отсюда упорное желание заглянуть в глаза российской верхушке, которая просто не может быть нашим врагом, потому что братская по определению. Отсюда неверие до последнего, что россиянин будет стрелять в украинца, с которым вырос на одних учебниках, одних мультиках и одних сказках. Отсюда неприятие национал-патриотической части общества, которая (о, ужас!) стремится разрушить единое культурное пространство и отказывает россиянам в праве на “братскость”.

Мне бы очень хотелось верить, что после 24.02 он всё-таки начал осознавать себя украинцем, а не “постсоветским человеком”. Но не исключено, что в сознании Зеленского путин и его клика – своеобразные еретики, которые пытаются разрушить братство народов. А украинские бойцы, соответственно, воюют, чтобы его сохранить. И, вполне возможно, по его мнению, победой в войне будет возвращение к статусу-кво в гуманитарной сфере. Так сказать, “Make «Сваты», not war”. “Враг хотел запретить нам праздновать общеимперское 9-е мая, а мы, молодцы такие, празднуем всем смертям на зло! Это ещё что – мы на Новый Год наперекор врагу оливье приготовим и “Иронию Судьбы” посмотрим – пусть не надеется, что мы сдадимся!”.

Когда-то московский князь Дмитрий Донской на Куликовом поле разбил узурпатора Мамая, поддержав законного правителя Золотой Орды, чингизида Тохтамыша. Через два года Тохтамыш осадил и сжёг Москву. Так себе благодарность, если честно.

Это я к тому, что не стоит совершать чужих ошибок. Враг – он всегда враг, пусть даже с официальной грамотой, зажигательной улыбкой и мешком денег. Хорошо, что большинство украинцев это, наконец, поняли.

Автори