Постсовок скрипит, но эволюционирует

Кирило Данильченко

Киргизия – три переворота и два раза погромы за 10 лет.
Казахстан – два раза массовые протесты с жертвами, дважды без, просто улицей пытались сковырнуть деда.
Украина – три Майдана, один с кровью, плюс налоговый и десяток протестов поменьше.
Беларусь – несколько попыток вывести людей на площадь против его Воробейшества Чык Чырыка с исчезнувшими и закрытыми на много много лет.
Грузия регулярные протесты с кровавыми разгонами, попытки армии идти на столицу.

Везде эмпирическим путем поняли несколько простых вещей. Что почки у стражей порядка сзади, печень справа, а кровь под погонами насыщена эритроцитами так же, как и у грузчика дяди Васи. Что ряды щитов, водометы и луноходы – хорошая цель для гражданских карабинов, гладкоствола и петард с гвоздями.

Что 30-40 лет рассказов о мощных вставаниях с колен заканчиваются прыжками вокруг средней зарплаты в 400-500 долларов, то что доступно дворнику из Румынии и чистильщику рыбы из Португалии – самых бедных стран ЕС. Пока элиты покупают дома на улице Бейкер Стрит и виллы в Италии, а одни и те же Жириновские, Юли и Токаевы изображают массовку вокруг тех, кто решает вопросы.

Усатый хоккеист сейчас рассказывает, что протесты в Казахстане – это способ утопить Россию, центр православия, в крови, а не нежелание людей весь остаток своей единственной жизни прозябать в деспотии. Но рано или поздно количество перейдет в качество. Чтобы не бронзоветь, придумали выборы. Чтобы убирать диктаторов, придумали обносить оружейные магазины и жечь участки.

Даже такая ржавая гнилая машина как постсовок скрипит, но эволюционирует.

Автори