Про войну и пиар

Serg Marco

– Очень х@евые позиции, – наблюдая в оптику за зеленкой, таки высказал я свое мнение.
– Пох@й, – наблюдая в бинокль за зеленкой, рядом со мной сказал сержант десантно-штурмовой роты. – Стояли на еще худших, и норм.

Мы стояли на позиции, где за несколько дней до этого от пули снайпера погиб Илья Струк. Смешливый парень, который воевал уже не первый год. Опытный. Но все допускают ошибки. И позиция, стоящая в 200 метрах от непроглядной зеленки на высоте, торчащая лысым земляным выступом над склоном, была видна с зеленки как на ладони.

– Мы их не видим. Они нас видят отлично. Зеленки затянуты (минами), и мы не знаем где. Они знают тропы и спокойно могут подползать сводясь в бойницы. Надо что-то менять.

Так начиналась эпопея с системой наблюдения. И, наверное, я расскажу, как все начиналось и как все перетекло в сегодняшний день, когда фейсбук бабахнул пердалищем от того, что Порох оплатил батальонный комплект наблюдения 10 бригаде.

И да, я выскажу мнение про пиар, про Медведчука и про необходимость этой системы.

* * *

Лето 2020 года стало испытанием для 503 батальона морской пехоты. Новые места, не совсем удачные позиции, полный приоритет у сепарья, которое засело почти на всех высотах и терриконах, а между позициями еще и складки местности. На Мариупольском направлении нам все было понятно. Мы подошли к противнику в упор и трепали его как бульдог вшивую кошку. 36 бригада, 503 батальон, 501 батальон, 1 отдельный – все они были деталями одной большой дезинтегрирующей машины, передавая бразды правления линией периодически десантуре и пехоте, и те продолжали челендж по уничтожению отребья. Мариупольское направление мы за годы подогнали под себя.

Шумы стали испытанием.

Следующие месяцы стали не менее кровавыми. Буквально через пару дней был ранен Костя Оверко, умерший через три месяца в больнице. Опять снайпер. Еще через месяц – Вася Кравченко. Попадание в голову. Хотя мы же предупреждали…

Морпехи 503 батальона не сидели сложа руки. Откопали заново позиции. Совершили несколько действий, про которые я расскажу, наверное, после войны. Копаться вперед и стрелять в появившегося врага – это основной принцип этого батальона. И мы сильно старались изменить расклад на этом поле боя, и могу сказать честно – это было непросто. Оправившись от потерь, мы быстро вывели счет в свою пользу, и к подстреленным сепарам прибавилась еще и техника – от авто до саушек. Но это другая история.

Мы ставили мобильные центры дистанционного наблюдения, много летали коптерами, изучали зеленку и искали там тропы.

А потом в 137 батальоне погибли Мир и Журавель с Эстонцем.
И в Минске обьявили о “прекращение огня”.

И я понял, что все, приплыли. Мы знали, что противник не остановится. У него преимущество на поле боя, инициатива сейчас перейдет к нему, он откопается, переоборудует позиции и начнет нас отстреливать как утят. Даже без арты снайперская война сделает не меньшие потери в живой силе. Я это спрогнозировал еще год назад. Писал. Заявлял в интервью по телевизору. Похер. Командование игнорировало очевидные перспективы, что потом должны были перерасти в смерти бойцов (и так и случилось).

Так родилась идея системы наблюдения, в которой бы принимал участие не командный состав, а обычный боец. То есть чтобы командир не просто координировал действия через ситуационный центр батальона, а еще и боец на посту мог крутить поворотной камерой, зуммировать изображение и демонстрировать записи каких-то нужных в работе моментов пришедшей на ротацию смене.

Эта идея появилась из-за трех фамилий. Струк. Кравченко. Оверко. Потому что надо было что-то делать. А если ты хочешь что-то сделать – бери и делай сам.

За помощью я обратился к Геннадию Машинсону. Гена не просто владелец крупной фирмы, занимающейся компьютерной техникой. Он еще и установщик камер в Днепре в системе “Безопасный город”, помогал создавать ситуационный центр в Днепре, а так же тянул камеры и создавал ситуационный центр ОТУ Схід. А еще у нас с Геной есть определенные политические разногласия, и они не мешают нам дружить и заниматься волонтерством. Просто у нас другие приоритеты.

Но мы продолжим.

Мы растянули линию. Что-то улучшили. Что-то переделали. И… скрестили пальцы. Снайпера продолжали работать. Шумы оставались самой горячей точкой ООС и лидером по нарушениям. Морпехов бомбили коптерами, постоянно по их линии работали снайперы. Использовалось и запрещенное оружие.

Тем не менее, морпехов сковали ограничениями вдоль и поперек. Все следили за Шумами и новостями с этой горячей точки, но мало кто знал, что ОБСЕ и СЦКК очень плотно следят именно за морпехами. Батальон Сухаревского имел “дурную славу” у противника, и те сделали все, чтобы нанести ему максимальный ущерб за это перемирие. И физический, и моральный. Обстрелы постоянно фиксировались СЦКК, но отвечать запрещалось.

Была сделана попытка проникнуть на позиции морпехов путем “проверки”, выдав старую, заброшенную и заросшую кустами и травой позицию за только что выкопанную. Все помнят про попытку затащить российского генерала на позиции морпехов, но мало кто знает, что комбат не согласился принять гостей, и событие не произошло, потому что сепарам стало понятно, что морпехи могут во время визита банально перестрелять проверку. А так как ни одного документа с ГШ, приказывающего принять комиссию, не пришло (приказы были устными, все зассали поставить подпись над документом разрешающем российскому генералу бродить по украинским позициям), то получается, что в случае зажмуривания группы сепаров на позиции морпехов и предъявить им было бы нечего. Комиссия сорвалась. Общественность не знала о том, какая РЕАЛЬНО ситуация была под Шумами. Всем это выдавали как действующее перемирие. Хотя надо признать, там был один почти спокойный месяц, пока сепарье не откопали позиции под водокачкой. А потом все понеслось снова. И да, запрет на работу снайперов. Даже если по тебе стреляют. Отличное перемирие.

И я боялся что опять кто то погибнет. Но…
Потерь не было.

А активность нарастала. Перемирию настал зеленский, рубка пошла снова. И опять никто не погиб. Самая горячая точка в зоне ООС обходилась без погибших. В самом конце ротации погиб Димка Власенко. Пуля зацепив плечо разделилась на две части, свинец пошел дальше и, прошив плечо, вылетел, а вот медная оплетка пули по диагонали пошла и зашла в сердце. Трагическая случайность. Война. Но меня это событие тогда все равно перевернуло, я, не разобравшись в ситуации, винил себя и несовершенство системы наблюдения…

Развязка наступила перед самым выходом батальона с ротации. Месиво под Шумами, в результате которого целую ночь местные жители наблюдали, как на позиции морпехов прилетали 122-152 мм снаряды, трассеры били по посадкам, а потом огонь сепарской арты перешел на свои позиции.

Результат ночного боя – 20:0. Позициям морпехов нехило досталось, но выжили все. Про то, как под Горловкой в течении суток зажмурилось два десятка сепаров 3 батальона, не писал только ленивый. Морпехи ушли, громко хлопнув дверью. Взяв свою обычную дань – за одного погибшего своего забирая десять жизней.

И я понял что система работает.

Система 503 бата была более сложной и подвязанной на систему управления батальона. Кто был на КСП батальона и видел что там, поймет о чем я. Частично система была демонтирована. А со мной связался Глеб Бабич и мы, обсудив ситуацию, решили, что надо сделать хоть и не такую навороченную, но схожую, уже горным штурмовикам. Потому что позиции сложные, и либо пули будут получать камеры, либо головы бойцов.

10-ка зашла. В первые две недели, пока мы искали деньги на оборудование, привозили, устанавливали, на этой линии погибло от снайперов 10 человек.
10 человек. Просто вдумайтесь.

Денег не хватало, и я набрал Гену и сказал: Ген. Давай ставить систему. Деньги я найду. Я все отдам. Но давай ставить сейчас.
Машинсон думал секунды две: Отдашь, когда сможешь. На когда надо? Когда будем везти?

Мы привезли систему, и пехотинцы ее растянули. И… опять потери прекратились. Наверное, совпадение… конечно. Но мне эти совпадения нравились. Потом следующую… и еще.

Суммы наростали, приходы от волонтерки не перекрывали счета за технику. Кроме того постоянно к привезённой технике бойцы просили еще какие то дополнительные гаджеты. Компьютеры, ноутбуки, планшеты, кабели… Наше общение с Геной свелось к одной фразе: Раз просят, значит, им надо. Отправляй.

Так счет вырос только по допам более чем на 200 тыс грн. Мы банально не вытягивали, но уже остановиться не могли. Когда понимаешь, что твой про@б может стоить чьей-то жизни, то выкручиваешься, знаете ли…

Потом ко мне подошли Юрий Гудыменко и Игорь Щедрин и предложили помощь. И мы растянули еще одну линию на два батальона, взяли тепловизионный коптер одной обезбашенной снайперской группе, перекрыли линию 2 батальонов.

А в апреле счет на комплект наблюдения для второго бата 10 бригады оплатил фонд Рошен. Была достигнута договоренность про оплату еще одного комплекта, а потом оплату оборудования ситуационного центра бригады, отвечающей за линию у Горловки. Самую горячую на сегодня линию. Но после того, как мы привезем и установим второй комплект наблюдения.

Весь этот процесс только читается просто, на деле же это были постоянные обмены счетами, споры, консультации со связистами разных батальонов, дискуссии, урезание списка оборудования для экономии и другая работа. Мы растянули линию под Мариуполем. Потом должны были ехать на 10-ку под Горловку. Но у Порошенко не выходило поехать туда в согласованные даты, и мы перенесли на конец месяца, параллельно допиливая линию под Мариуполем.

Дни перед поездкой у меня были сумбурные. День морской пехоты, мой день рождения, много основной работы и подготовка к поездке. Я читал, что вышло расследования Бигуса, но банально не было возможности его прочитать. Когда я спросил знакомого, что там, тот сказал, что там по прослушке Медведчук кому-то говорил, что он о чем-то с Порохом договорился. Я подумал, что такой источник как Медведчук – очень странный пруф, ответил знакомому, что жду не дождусь услышать перехват от Медведчука о том, как Зеленский сношается с конем, чтобы нарид безоговорочно в это поверил, и забил.

И вот сегодня мы привезли собранный комплект. Не только его, еще коптеры, и еще кой-чего, не попавшее в кадр, но в фб я увидел тонну хейта и ахренел.

Потому я отвечу на задаваемые вопросы тут, один раз:

1) Порох это сделал для своего пиара по расследованию Бигуса?

Я не знаю, что у Пороха в голове. Может и для пиара. В том числе. Он политик же. Но то, что эта поставка планировалась заранее, как и выезд, была заранее оплачена – это факт, который я могу подтвердить переписками и счетами. Так что если кто подумал, что увидев расследование, Порох побежал помогать армии только тогда – нет, это не так.
Те, кто считает, что я в этом процессе использовался для отмазывания Пороха путем волонтерки и ради этого все делалось – заявляю голосом через фейсбук: Вы тупые гнойные пид@расы, ничтожные и никчемные. Причина, по которой этот проект существует, ниже на скринах. Три фамилии из четырех. Струк. Кравченко. Оверко. А вы – никчемные ганд@ны. Надеюсь я довольно конкретно все обозначил, не правда ли?

2) У него же договорняки с Медведчуком, а вот Зеленский…

Мое отношение к Зеленскому известно. Я не знаю, были ли договорняки там или нет у Пороха с Медведчуком. Но я вижу кума Медведчука в партии Слуга Народа в первых рядах и что-то не вижу, чтобы там чет поменялось. Более того, я уже трижды пытался заключить пари с поклонниками Зеленского на то, что Медведчук не сядет в ближайшие три месяца, да и скорее всего и позднее. И почему-то не хотят со мной спорить. Сраные 500 баксов зажали. То есть Медведчука Зеля 100% посадит, зуб даю, но деньги на это не поставлю. Странно, мне бы не жалко было отдать какую-то сумму денег, если Медведчук загремит в тюрьму. Я пробовал поспорить на суммы 500-1000 баксов, но мне дали все трое отказ. На этом анализ темы “Зеля – патриот, щемящий Медведчука” предлагаю закрыть. Зато чтобы посадить в СИЗО Рифа, Яну, Юлю чего-то Зеленскому понадобилось меньше времени. И подконтрольные суды делали что хотели.
Мое мнение уже сказано, я считаю, что весь этот домашний арест – это фарс. Это пыль в глаза, и сделано это только для того, чтобы сделать сепарскую ТСК во главе с Шуфричем и Кузьминым, в том числе кидая кость патриотам в виде домашнего ареста Медведчука. Потому что никогда еще Слуга Народа и ОПЗЖ не сливались в либеншафте так рьяно, как по вопросу о деле вагнеровцев. Потому сказки про патриота Зелю, щемящего Медведчука, можете засунуть в жопу… Ермаку, например. Тоже патриот, рулящий внешней и внутренней политикой, ага. И вам ничего из этого не кажется противоестественным, серьезно?

3) Он пиарится, а вот Притула не пиарится, надо было скромнее…

Да вам похер кого обсырать и находить причины для этого, вообще не проблема. Притулу вы точно также обсырали и хейтили, когда он не соответствовал вашим ожиданиям. А знаете, еще кто не пиарился на волонтерке? Коля Тищенко. Его ж заставили купить коптер в армию, как штраф за то, что так по-мудацки день рождения отметил. То есть помочь армии – это уже наказание… Ну и пиара нет, чего это кум Ермака будет хвалиться помощью армии, русские друзья не поймут… Так что, наверное, вам на знамя не Притулу и Пороха надо, а Тищенко. Он герой вашего романа.
И знаете, что? Я ему благодарен. Потому что он реально купил очень хороший дорогой коптер очень хорошей группе, и это, я надеюсь. обновит не одно кладбище в Ростове. Жаль, что в этом всем не нашлось места для армии. Я хочу чтобы президент популяризировал волонтерство своим примером. Как делал Порох. И как не делает Зеля, по той же причине, что и Тищенко.
И это хреново. Потому что нас мало осталось. Волонтеров, которые не просто по привычке тянут берцы и форму на восьмой год войны, а пытаются еще и разбираться в потребностях армии и приобретать различные навыки, в том числе специфические, чтобы помощь была эффективной – стало катастрофически мало, и поступления уменьшились в разы. Повернись Живим, Пипл Проджект, Народный тыл, еще несколько мелких волонтерских организаций и волонтеров, ну и я, собственно… мы мамонты, мы скоро выгорим и уйдем. И поверьте, вся эта зеленая рада волонтеров при офисе президента нас не заменит, к сожалению. Так вместо того, чтобы оттачивать на нас ваши политические предпочтения, помогите нам лучше добрым словом. И попробуйте свои политические предпочтения придержать, как, например, мы сделали с Геной. И несмотря на некоторые разные взгляды, я могу назвать Гену другом, с которым мы делаем общее дело. А вот ряд людей, у которых политические взгляды не совпадают с моими, мне приходится величать г@ндонами в постах про армию и волонтерство. Не надо так.

4) Чего этим занимаются любители, а не Министерство обороны?

Ну вы это у Арестовича спросите. Он же дружаня Тарана, спросите его, какого хрена у нас до сих пор треть камер на фронте волонтерские, а сейчас в основном камеры ставят Марко и Повернись Живим (но у них там другая специализация, больше координация боем). И почему коптеров на тепловизорах в армии нет на восьмой год войны, хотя это первостепенная вещь. Круто, конечно, иметь Лелеки в бригадной разведке, работающие в интересах бригадной арты, но что делать ВОПам и РОПам в реалиях снайперской войны?
Могу вас заверить, что россияне уже начали систематизированно растягивать камеры по линии у себя, причем использовать дорогие и навороченные гаджеты, в том числе с ночными и тепловизионными поворотными камерами, которые нам, волонтерам, банально не по карману. Вы думаете, у государства нет денег на камеры? Поверьте, они не так дорого стоят. Но это же надо этим делом заниматься. А всегда проще написать телегу в армию “Заходи безпеки та використання штатних бронежилетів” (реальная телеграмма в ответ на рост потерь в снайперской войне), чем заморачиваться с системой наблюдения, каналами связи и процедурой списания простреленных камер. А потом у меня спрашивают, почему я не люблю командование, ага…

В общем, пост вышел сумбурным, но и дни такие же. У меня сейчас есть возможность поспать больше 4 часов впервые за эту неделю, и я собираюсь этой возможностью использоваться, так что до завтра отвечать под постом не буду. Ну а завтра у Д7 штурм НАБУ, приходите голосовать за нас как порохоботы, так и порохохейтеры. Потому что Украина у нас одна.

Как и армия. И я задолбался об этом напоминать.

 


Демократична Сокира

У кабінет, який у партії називають «вождячечна», кілька тижнів тому зайшов Щедрін, уважно подивився на членів Політради і замість привітань заявив:
— *слово, яке означає наслідок схрещування свиней та собак* активізувалися на кордонах, а ми давно не допомагали армії. Волонтерів в партії повно. Давайте виправлятися.

Довелося виправлятися.

Спочатку ми скинулись самі — члени Політради та Нойнець. Потім зателефонували друзям-бізнесменам. Потім знайомим-бізнесменам. Врешті, за два дні ми зібрали не багато і не мало – один мільйон гривень.

Ми хотіли розділити ці гроші між тими, хто рятує життя українських вояків і тими, хто забирає життя у ворогів. Тому частина грошей пішла Тайрі та її «Янголам», частина — Ярославу Матюшину, а левову долю забрав Серж Марко, який опікується не тільки снайперами-морпіхами, але й встановленням відеоспостереження за ворогом по лінії зіткнення під Маріуполем. Завдяки встановленню відеоспостереження різко зменшують втрати серед українських вояків: замість того, щоб висовувати голову з окопу і роздивлятися, що ж там таке роблять вороги, тепер спостерігати за діями супротивника можна в укріпленні на моніторі, що, погодьтеся, значно безпечніше.
Врешті, Серж Марко забрав не тільки гроші, але й Гудименка з Трегубовим, запхав усе це в машину і відвіз під Широкіно.

Тут можна було б довго розповідати про нескінченні «о, Демсокира приїхала» на позиціях, про Гудименка, який захопив з собою пробковий шолом і планував підняти його на паличці з окопа (і як його попросили цього не робити), про каву у «ведмедів» і про те, як над неспокійним Азовським морем розвивається прапорець «Демсокири» на базі у Тайри. Про серйозного Трегубова, який вивчав все навколо, про те, як у Серж Марко порвався пакет з патронами калібру 308 у центрі Києва, і про те, чому коти у морпіхів трохи схожі на Костенка. І це, певно, було б краще, ніж стандартні фото з суворими обличчями з окопів, які раз на півроку викладає пресс-служба президента.

Можна було б ще перераховувати все, що за цей мільйон було закуплено. А це багато чого:

Квадрокоптер Autel EVO II Dual Rugged Bundle. 1 одиниця. Ціна: 244 800
Відеокамера Hikvision DS-2DE4425IW-DE. 12 одиниць. Ціна: 144 000
Відеореєстратор DS-7608NI-K1. 12 одиниць. Ціна: 27240
Монітор 21.5” Acer Ek220Qabi. 12 одиниць. Ціна: 36 600
Джерело безперебійного живлення 1100VA. 12 одиниць. Ціна: 27 600
Телевізор 55” Kivi 4K. 6 одиниць. 81 000
Точка доступу Ubiquiti PowerBeam 22dBi. 24 одиниці. Ціна: 69 600
Точка доступу + антена 120 град. 2 одиниці. Ціна: 28 000
Бокс комунікаційний для антени (з модулями). 24 одиниці. Ціна: 12 001
Кабель UTP Cat. 5E КПП-ВП 305м. 6 одиниць. Ціна: 16 800
Монітор 27” 4К. 2 одиниці. 15 800
Мережевий відеореєстратор Hikvision D5-7616NI-I2/16P. 2 одиниці. Ціна: 25 200
Системний блок MT i7-7700/8/1TV+128SSD/GF710-1Gb/DOS. 2 одиниці. Ціна: 25 000
Відеокамера Hikvision DS-2DE4425IW-DE. 9 одиниць. Ціна: 108 000
Відеореєстратор DS-7608NI-K1. 4 одиниці. Ціна: 9 080
24” Acer V246HqLbi D-Sub, HDMI, IPS, 1920×1080, 60Hz, 5ms. 9 одиниць. Ціна: 24 300
TV 50” kivi 50UR50GU. 2 одиниці. 19 800
Ubiquiti NanoBeam 5AC Generation 2. 6 одиниць. Ціна: 17 400
WesternDigital WD 10EZRZ 1Tb SATA3 64Mb Caviar Blue. 9 одиниць. Ціна: 10 710
Планшет Lenovo IdeaTab M10 10”IPS MTP22T/4GB/64Gb/WF/LTE/A8.0 BI. 3 одиниці. Ціна: 17 910.
Системний блок HP 290 MT i7-7700/8/1T+128SSD/GT-710/DOS/No ODD. 1 одиниця. Ціна: 12 000
Lenovo V15 i5-1035G1/8GB/1TB+128SSD/IntelHd/WF/15.6” FHD DOS Gray/Mouse. 1 одиниця. Ціна: 17 000
Ubiquiti PowerBeam M5-300 22dBi. 6 одиниць. Ціна: 17 700.
Системний блок HP 290 MT I7-7700/8/1TB+128SSD/GT730-1/DOS/DRW/KM. 1 одиниця. Ціна: 13 000
Смартфон Ulefone Armor XS (IP69K, 3/32Gb, NFC, 4G, Android 10). 8 одиниць. Ціна: 29 600.
…і ще багато чого.

Але замість переліку і повного списку ми просто подякуємо тим, хто долучився до збору коштів, тим, хто восьмий рік поспіль допомагає армії і особливо тим, хто буденно і спокійно захищає Україну від ворога.

Далі буде.

Усі відео