Кремлевская «дружба народов»

Олександр Михельсон

Единственный иностранный лидер, посетивший парад 9 мая в Москве, бессменный руководитель Таджикистана с 1992 года, пожизненный носитель титула “Основатель мира и национального единства – Лидер нации” Эмомали Рахмон не всегда был Рахмоном.

Большую часть жизни он был Рахмоновым. Но в 2007 президент Рахмонов сменил фамилию на национально сознательную, а заодно издал указ, запрещающий ЗАГСам регистрировать фамилии с окончанием на “-ов” и “-ев”, потому что нужно возрождать традиции. Кроме того, в 2009 Рахмон сделал то, на что, например, Украина решилась только после начала российской агрессии: велел чиновникам всех уровней общаться на работе, в том числе с населением, исключительно на персидском таджикском (хотя местная конституция до сих пор формально признает русский “языком межнационального общения”).

Невероятно, но факт: никаких гибридных войн или хотя бы экономических санкций РФ за это Таджикистану не устроила.

Дело здесь, конечно, не только в том, что вечный Рахмон классово близок вечному Путину, или что у таджикского лидера отменное чувство юмора (например, запретил подданным иметь золотые зубные коронки, ибо сие есть неправильно в такой бедной стране). Важнее, что Рахмон, как-никак, прищемил исламистов, которые и в самой-то России являются нехилой проблемой, а так светский Таджикистан отделяет Россию от того же Афганистана, и кстати, на этой границе стоят погранцы ФСБ; и вообще, Таджикистан в геополитике и военном деле – верный сателлит, так что хрен с ними – с обязательным (якобы) сохранением великой русской культуры и правами русскоязычных.

Как, например, и в Туркменистане, где русские вообще давно сведены на уровень пятого сорта и, по факту, практически все уже оттуда уехали. Ведь в Туркменистане – конкурентные российским нефть и газ, а если Туркменбаши обидеть, так он с китайцами подружится. Так что пришлось терпеть (причем что предыдущий, что нынешний Туркменбаши все равно дружили и дружат с китайцами, именно по нефти и газу, и это Москве тоже приходится терпеть).

В общем, товарищам, готовым убивать и умирать за “русский мир”, неплохо бы понять: с путинской точки зрения, не Россия вводит куда-нибудь войска для защиты русскоязычных – это русскоязычные существуют, чтобы у России был повод ввести войска. А там, где чисто практический имперский интерес уже более-менее защищен или, наоборот, защищен быть не может, или вообще отсутствует, там русскоязычные со всеми их правами могут идти лесом. Ну или пустыней, “какаяразница”.

Усі відео