Новости из США. 5-10 апреля 2021 года

Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. Об основных событиях, находившихся в центре внимания в США в течение последней недели.

▶ Сначала о том, чего нет на первых страницах газет, в телевизионных новостных программах и чего довольно мало на новостных сайтах, но что занимает много места в публикациях, которые в период администрации Байдена стали на самом деле главным источником реальных новостей о внешней политике администрации.

Эти публикации – стенограммы брифингов для журналистов, проводимых практически ежедневно в Белом Доме, Госдепартаменте и Пентагоне, и сообщения пресс-служб об официальных контактах президента, госсекретаря, министра обороны, председателя Объединенного комитета начальников штабов и других высокопоставленных руководителей.

В период правления администрации Трампа всего этого не было практически вообще, в 2019-2020 годах был даже период, когда в Белом Доме в течение 9 месяцев не было проведено вообще ни одного брифинга для журналистов. Брифинги в Госдепартаменте и Пентагоне были крайне редкими. Сейчас же информации более чем достаточно.

В течение недели я приводил много цитат из заявлений пресс-секретарей и пресс-служб правительственных учреждений, отвечающих за внешнюю политику и безопасность. Поэтому повторять их не буду.

Но вот что очень важно. Внешняя политика администрации Джо Байдена основана на очень четких принципах. Это основополагающие принципы современной западной в широком смысле, демократической цивилизации – демократия, права человека, верховенство права. И внешняя политика США – это политика защиты этих ценностей, политика укрепления сообщества демократических стран, для которых эти ценности являются общими.

И именно поэтому США поддерживают и будут поддерживать Украину в ее борьбе с российской агрессией. Потому что российская агрессия – это агрессия против всех ценностей демократического мира, их полное отрицание. А для нынешней американской администрации эти ценности являются высшим приоритетом. И именно это определяет и будет определять внешнюю политику администрации Джо Байдена.

Среди всех заявлений и официальных сообщений уходящей недели наибольшее впечатление на меня произвели пятничные сообщения пресс-службы Госдепартамента о телефонных разговорах госсекретаря Тони Блинкена с министрами иностранных дел Франции и Германии Ле Дрианом и Маасом и субботнее сообщение о разговоре Блинкена с министром иностранных дел Великобритании Раабом. То, какими фразами пресс-секретарь Нед Прайс описал, о чем говорил госсекретарь с министрами, не оставляет сомнений в том, что США придают первостепенное значение тому, чтобы основные союзники по НАТО разделяли американскую точку зрения на небывалую концентрацию российских войск на границе с Украиной и в оккупированном Крыму, и на значительно усилившиеся российские обстрелы украинских позиций на Донбассе:

«Отметили важность поддержки Украины против односторонних российских провокаций на линии соприкосновения на востоке Украины, в оккупированном Крыму и вдоль границ Украины, а также необходимость немедленного прекращения Россией накопления войск и разжигающей риторики».

«Подтвердили свою непоколебимую поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины».

«Подтвердили свою поддержку Украины перед лицом российских провокаций. Оба они подчеркнули необходимость того, чтобы Москва немедленно прекратила наращивание военной мощи и подстрекательскую риторику».

И если Россия продолжает надеяться на то, чтобы расколоть единство западных союзников, то это напрасные надежды. Это единство – еще один важнейший принцип внешней политики США, о котором президент Байден постоянно говорил еще во время прошлогодней предвыборной кампании. Четыре года американской политики при Трампе по принципу «ты мне, я – тебе» (еще и когда «мне» означало «мне, Трампу») закончились. Америка вернулась к своей роли лидера свободного мира, отстаивает и будет отстаивать ценности этого мира и будет делать это вместе с союзниками и партнерами.

И будет поддерживать Украину вместе с ключевыми союзниками по НАТО. И, как я говорил уже много раз раньше, эта поддержка будет тем сильнее, чем сильнее и решительнее Украина будет поддерживать себя сама.

Опубликованный на уходящей неделе Офисом Директора национальной разведки отчет Национального разведывательного совета «Глобальные тенденции 2040» о возможных сценариях развития мира в ближайшие 20 лет, заключает, что Россия в течение этого времени будет, скорее всего, оставаться разрушительной силой, несмотря на то, что ее экономический потенциал будет ослабевать. До тех пор пока путин будет оставаться правителем, в российской политике ничего не изменится, даже несмотря на то, что ее экономические и материальные возможности будут ухудшаться. Она будет продолжать пытаться включить все страны постсоветского пространства в свою сферу влияния, не давать им двигаться на Запад. Американское разведсообщество считает, что изменить ситуацию и резко подорвать геополитическое положение России может отход путина от власти, который может вызвать серьезную внутреннюю нестабильность в России. Также ухудшить геополитическое положение России может снижение энергетической зависимости от нее стран Европы.

И тем не менее, разведка считает, что основное влияние на развитие ситуации в мире будет играть не Россия и не противостояние США и России. Наибольшее влияние на то, что происходит во всем мире в ближайшие 20 лет, будут иметь США и Китай и их соперничество. Потому что США и Китай, располагая самыми сильным экономиками в мире, будут являться центрами противоположного влияния. США будут лидерами демократического мира, а авторитарный Китай будет стремиться распространить свое влияние на как можно большее число стран в разных регионах мира.

И здесь также играет важнейшую роль то, что внешняя политика нынешней администрации основана на принципах. В пятницу Госдепартамент выступил со следующим заявлением:

«Государственный департамент издал документ о новых руководящих принципах взаимодействия правительства США с тайваньскими коллегами, чтобы стимулировать взаимодействие правительства США с Тайванем, что отражает наши углубляющиеся неофициальные отношения. В документе подчеркивается, что Тайвань – это динамичная демократия и важный партнер в области безопасности и экономики, который также является силой добра в международном сообществе. Эти новые принципы либерализируют правила контактов с Тайванем в соответствии с нашими неофициальными отношениями и обеспечивают ясность для всей исполнительной власти в отношении эффективного осуществления нашей политики «одного Китая», которая регулируется Законом об отношениях с Тайванем, тремя совместными коммюнике и Шестью Гарантиями» (это документ 1982 года о поддержке Тайваня и его статуса).

Поддержка демократического и свободного Тайваня очень важна. И очень хорошо, что администрация Джо Байдена выступила с таким заявлением.

▶ А теперь о том, что обсуждается в американских газетных и теленовостях в первую очередь. Это, как обычно, внутренние дела. Которые в то же время имеют глобальное значение. И одно из этих внутренних дел – проект масштабной реконструкции инфраструктуры, предложенный президентом. Наиболее важные параметры того, что предложил Джо Байден включить в соответствующий закон, мы уже обсуждали.

Кто-то может спросить, а зачем вообще нужна масштабная реконструкция инфраструктуры за счет федерального бюджета?

Когда в XXI веке почти по всем железным дорогам страны с первой экономикой мира поезда ездят со скоростью 50-60 км/час на тепловозной тяге – это ненормально (а это происходит на всех железных дорогах, кроме северо-западного коридора Вашингтон-Нью-Йорк-Бостон). Когда в XXI веке едешь на машине, например, по платному шоссе в штате Нью-Йорк, а качество асфальта на этом шоссе такое, что машина то и дело подпрыгивает на стыках и в ямках, это тоже ненормально. Когда большинство аэропортов страны построены в 1950-1960-е годы, давно не реконструировались и не соответствуют сегодняшним стандартам, то и это ненормально. Когда практически по всей стране висят на столбах провода, подводящие к домам электричество, обрывающиеся зимой от налипшего снега или в любое время года от сильного ветра, – это тоже ненормально. Когда во множестве водопроводных систем используются свинцовые трубы, то и это ненормально. Когда совершенно невероятное количество энергии расходуется летом для охлаждения зданий с плохой теплоизоляцией, а зимой – для их же обогрева, то и это ненормально. Когда тысячи мостов, построенные десятки лет назад, требуют ремонта, но не ремонтируются, то и это ненормально. Когда в стране, которая подарила миру Интернет, во многих районах, отдаленных от городов, нет доступа к скоростному Интернету, то… это тоже ненормально. Когда в стране, в которой практически все взрослое население старше 16 лет ездит на автомобилях, в XXI веке основным видом автомобильного двигателя является двигатель внутреннего сгорания, загрязняющий окружающую среду и способствующий тому, что производители нефти диктуют миру свои условия, то и это ненормально. Когда во втором по численности населения штате страны, Техасе, происходит полный энергетический коллапс от того, что температура воздуха упала ниже нуля, то это тоже ненормально. Все это говорит и об архаичности инфраструктуры и о ее абсолютном несоответствии реальным возможностям страны.

Вероятно, было бы правильно проводить постоянное совершенствование инфраструктуры, не допуская ее устаревания, иметь государственную программу такого развития. Но ни первого, ни второго нет. Потому, что частные компании инвестируют в реконструкцию инфраструктуры обычно только на очень локальном уровне. Например, в каком-то аэропорту за счет таких инвестиций могут построить новый терминал, а энергетическая компания может построить локальную ветряную электростанцию. Но такие локальные инвестиции не решают глобальных проблем, которые накапливаются и усугубляются.

Глобальные инфраструктурные проблемы в любой стране может решать только правительство, инвестируя в такие проекты бюджетные деньги. Такие инвестиции требуют больших денег. Но они всегда приносят отдачу – потому, что создают новые рабочие места, запускают по цепочке интенсификацию работы многих отраслей экономики, производящих то, что нужно для обновления инфраструктуры и в конечном итоге приносят в результате деньги в бюджет, улучшая при этом качество жизни людей. И еще один аспект. Глобальная реконструкция инфраструктуры всегда связана с развитием новых передовых технологий, с развитием науки.

В Америке идея реконструкции устаревшей инфраструктуры существует давно. Но ее реализации нет, поскольку Конгресс до сих пор был не в состоянии принять закон о соответствующих бюджетных инвестициях. И из-за позиции фискальных консерваторов (практически всех республиканцев), которые вообще не любят бюджетные расходы, и из-за того, что партии не могут прийти к согласию, что нужно реконструировать, а что не нужно. Время идет, а вопрос не решается.

Две интересных статьи о том, почему реконструкция инфраструктуры за бюджетные деньги – это правильно, и почему повышение корпоративного налога и исключение возможностей ухода от налогов в офшоры – это тоже правильно, опубликовал на уходящей неделе в Нью-Йорк Таймс лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман.

Вот что он пишет, в частности:

«Архитекторы снижения (корпоративных) налогов (Трамп и республиканцы в 2017 году) настаивали на том, что корпорации переносили деятельность за границу, чтобы избежать уплаты налогов в США, и что сокращение этих налогов вернет домой миллионы рабочих мест.

Этого не произошло. На самом деле снижение налогов не оказало видимого влияния на инвестиции в бизнес, вероятно, потому что оно решало искусственно созданную проблему. Американские корпорации не переводили рабочие места за границу, чтобы избежать уплаты налогов; они просто уклонялись от уплаты налогов.

Истинное влияние, или фактически отсутствие влияния налогов на прибыль на решения корпораций становится очевидным, если вы посмотрите, о больших доходах в каких зарубежных странах они отчитываются.

Если бы они действительно реагировали на налоги, делая крупные инвестиции за границей, которые в результате вели к сокращению американских рабочих мест, мы бы могли ожидать, что большая часть их прибыли будет поступать из крупных производственных центров, таких как Германия или Китай. Но вместо этого более половины прибыли корпораций США от зарубежных инвестиций поступает из крошечных налоговых офшорных убежищ, включая такие места, как Бермудские острова и Каймановы острова, где у корпораций вообще нет реального бизнеса.

Таким образом, настоящая проблема корпоративной налоговой политики США заключается не в потере рабочих мест, а в потере доходов – и снижение налогов Трампом усугубило эту проблему.

По большей части налоговый план администрации Байдена «Сделано в Америке» – это попытка вернуть доходы, потерянные как в результате перераспределения прибыли, так и в результате снижения налогов Трампом, чтобы помочь оплачивать крупномасштабные государственные инвестиции».

«Как показал анализ Международного валютного фонда за 2019 год, Закон о сокращении налогов и рабочих местах (закон, который приняли республиканцы в декабре 2017 года) в конечном итоге не оказал никакого видимого влияния на инвестиции в бизнес».

«Я провел некоторое время в беседах с экспертами по налоговой политике внутри и вне администрации Байдена, и они отметили, что то, что может показаться очевидным – налогообложение прибыли удерживает корпорации от инвестиций, которые они могли бы сделать в противном случае, на самом деле совсем не очевидно.

Представьте себе компанию, которая думает о том, стоит ли занять деньги для инвестирования в какой-то новый проект. Если бы не было налога на прибыль, это работало бы тогда и только тогда, когда ожидается, что норма прибыли по проекту превысит процентную ставку по кредиту. Теперь предположим, что существует, скажем, 35-процентный налог на прибыль. Меняет ли это решение компании? Нет, не меняет.

Почему? Потому что проценты по кредиту не облагаются налогом. Если инвестиции финансируются за счет долга, налоги на прибыль падают только на прибыль, превышающую процентную ставку, а это означает, что они не должны влиять на выбор инвестиций».

И вот что, в частности, сказал в среду, выступая в Белом Доме, Джо Байден:

«На прошлой неделе я уже сказал, что как только Конгресс вернется с каникул, я сразу же приступлю к работе с ним, потому что мы не можем терять время.

Демократы и республиканцы будут иметь представление о том, что им нравится, а что не нравится в нашем плане. Это хорошо. Это по-американски. Так работает демократия. Дебаты приветствуются. Компромисс неизбежен. Изменения неизбежны.

В течение следующих нескольких недель мы с вице-президентом встретимся с республиканцами и демократами, чтобы услышать мнение их всех. И мы будем всех слушать. Мы открыты для хороших идей и добросовестных переговоров.

Но вот к чему мы не будем открыты: мы не будем открыты для того, чтобы снова ничего не сделать. Бездействие – это просто не вариант.

Сейчас, когда я объявил об этом плане, я слышал от моих друзей-республиканцев, что он – многие из них так говорят, что он слишком велик. Они говорят: «Почему бы не сосредоточиться на традиционной инфраструктуре и не исправить то, что у нас уже есть – существующие дороги и шоссе, мосты?»

Я рад этой дискуссии. Но я хотел бы высказать свое мнение. Мы Америка. Мы не занимаемся ремонтом только на сегодня; мы строим для завтрашнего дня.

Двести лет назад поезда тоже не были «традиционной» инфраструктурой, пока Америка не решила проложить железнодорожные пути по всей стране. Автомагистрали не были «традиционной» инфраструктурой, пока мы не позволили себе представить, что дороги могут соединять нашу страну через границы всех штатов.

Идея инфраструктуры всегда развивалась, чтобы удовлетворить чаяния американского народа и его потребности, и сегодня она снова развивается.

Теперь, когда я объявил об этом плане, я слышал от моих друзей-республиканцев, что он – многие из них говорят, что он слишком велик. Они говорят: «Почему бы не сосредоточиться на традиционной инфраструктуре и не исправить то, что у нас уже есть – существующие дороги и шоссе, мосты?»

Я рад этой дискуссии. Но я хотел бы высказать свое мнение о том, что такое инфраструктура в XXI  веке. Это по-прежнему дороги и мосты, порты и аэропорты, железнодорожный и общественный транспорт, но это также и наличие надежного высокоскоростного Интернета в каждом доме. Потому что современный высокоскоростной Интернет – это инфраструктура.

Это также наши электросети – сети, которые не выйдут из строя во время зимнего шторма и не будут взломаны хакерами у нас дома или из-за границы.

Поговорите с людьми по всей стране о том, что на самом деле составляет основу хорошей экономики. Спросите учителя или работника детского сада, является ли чистая питьевая вода – незагрязненная питьевая вода в наших школах и детских садах частью этого фундамента – когда мы знаем, что свинец в наших трубах замедляет развитие ребенка, когда дети пьют эту воду.

Спросите предпринимателя, чей малый бизнес был разрушен вторым уже вторым за последние 10 лет наводнением в Айове, или лесными пожарами на Западе, в результате которых в прошлом году сгорело 5 миллионов акров земли, площадь примерно равна всему штату Нью-Джерси. Это больше пожаров, чем было когда-либо. Или другой разрушительный ущерб – более частые и более сильные ураганы и штормы на восточном побережье и побережье Мексиканского залива.

Спросите всех фермеров, владельцев малых бизнесов и домовладельцев, являются ли инвестиции в чистую энергию для борьбы с последствиями изменения климата частью инфраструктуры.

Подавляющее большинство американцев – демократов, республиканцев и независимых – поддерживают инвестиции в инфраструктуру, которые нужны в данный момент.

И я призываю Конгресс: прислушайтесь к своим избирателям, и вместе мы сможем заложить основу экономики, которая работает для всех и позволяет Америке оставаться мировым лидером. Когда мы это сделаем, я верю, как я сказал на прошлой неделе, что через 50 лет, когда люди оглянутся назад, они скажут, что это был момент, когда мы вместе выиграли будущее Америки. Я действительно в это верю».

▶ О пандемии. Продолжаются те же две тенденции. Значительно растет охват населения страны прививками. Но продолжает расти и число инфицированных. Более 20 штатов сняли все или почти все ограничения на работу всех бизнесов, отменили обязательное ношение масок. Это не могло не сказаться на распространении вируса.

● Количество людей в США, у которых со времени начала пандемии было диагностировано заражение коронавирусом, на 0:29 воскресенья по времени Восточного Побережья превысило 31171400.

● Число американцев, заразившихся коронавирусной инфекцией, в течение последней недели выросло примерно на 478000. Это примерно на 25 тысяч больше, чем неделей раньше.

● Наибольшее число новых случаев в день на 100 тысяч населения в течение последних семи дней зарегистрировано в Мичигане (74), Нью-Джерси (43), Нью-Йорке (38), Род-Айленде (38).

● По состоянию на то же время 561231 человек скончались от осложнений коронавирусной инфекции с момента начала пандемии, в том числе более 6900 человек ушли из жизни в течение последней недели (это примерно на 1000 больше, чем неделей раньше).

● По состоянию на субботу более 117,1 миллионов американцев (35% от всего взрослого населения) получили по крайней мере первую дозу прививки от коронавируса, в том числе более 70,7 миллионов (21% от всего взрослого населения) полностью вакцинированы. За неделю делалось в среднем 3,1 миллиона прививок в день, это примерно на 100 тысяч больше в день, чем неделей раньше.

В субботу в целом по стране сделано рекордное число прививок за один день – 4629928.


Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели. Берегите себя и своих близких. Берегите друг друга.

Усі відео