Українців намагаються зламати панікою

Валерій Прозапас
Валерій Прозапас

Українців намагаються зламати панікою.

Кремлівці залякують гучними заявами, “не такіє русскіє” пропонують починати “бєжать”, а наші консерви нагнітають рівень маразму.

Але головна проблема не вони, а наша культивована меншовартість.

Насправді, в разі спротиву та рішучої оборони населених пунктів навіть у армії РФ немає шансів. Наприклад, навіть захоплення одного Маріуполя – це військова операція не на один місяць, а нам тут малюють ледь не окупацію половини країни.

В разі мобілізації та повноцінного включення машини ЗСУ і за підтримки союзників Путін отримає такий рівень втрат, який обнулить його навіть серед його підданих. Він це прекрасно усвідомлює, саме тому і не наступав всі ці сім років, але досяг успіху в дискредитації українських державницьких сил та приході до влади банди Коломойського з його “забудут кровь”.

Так що не від нього, насправді, залежить бути війні або ні, а від українців.

Як і раніше перемога або поразка в наших руках – тому нам пропонуватимуть здатися до бою і без бою.

Інша справа чи вистачить тієї проклинаємої “войовничої меншості”, але 25% – це насправді неймовірно багато. І чи здатні будуть ті ошукані 3/4 населення якщо не допомагати, то хоча б не заважати, а ще краще ще раз подивитись на той знаменитий борд весни 2019 року, нарешті вилізти з теплої ванни та зробити висновки.


Юрій Бірюков
Юрій Бірюков

Истерика в соцсетях уже практически достигла апогея. Уже начистили стволы (гусары, молчать) Кравчук и Ляшко. Нам для полного экстаза не хватает только Аталотия Гриценко, вот как он выступит с каким-нибудь серьезным очень заявлением, шевеля усами при этом, так вот это будет, значит, знак.

А если серьезно, то:

1) Читая сухие сводки и сообщения официальных армейских каналов, я не наблюдаю особых эскалаций на фронте. Ой, да, именно так я и написал. Всплеск количества погибших от снайперского огня – это не эскалация, это снайперский огонь. Нет прорывов ДРГ, нет применения арты и реактивщиков, нет движения танков, нет многочасовых обстрелов. Все то, чего вдоволь было до 2016 года.

2) Я понимаю, что украинцы опять, в который раз, ведутся на информационный месседж, ЗАПУЩЕННЫЙ К НАМ РОССИЕЙ. Именно с той стороны началась накачка истерии.

3) Я понимаю, что в 2014 году у границ стояло ЗНАЧИТЕЛЬНО больше военнослужащих РФ. А наша армия была ЗНАЧИТЕЛЬНО слабее. И вот тогда, в тех условиях, россияне решились на открытое вторжение только в панике, за несколько часов до полного и финального окружения Донецка. Иловайск был точкой нанесения удара, но смысл был в препятствии победы ВСУ, до которой оставались дни.

4) Я понимаю, что мощь и опыт ВСУ, накопленное знание и модернизированное вооружение – это уже далеко не 2014 год. А российских войск у наших границ МЕНЬШЕ, чем тогда.

5) Я понимаю, что идет какая-то геополитическая игра, бряцанье железом, игра мускулами и на нервах. И я понимаю, что “умные рассуждения” всевозможных “экспертов” о необходимости срочной отправки на фронт Джавелинов не имеют никакого отношения к реальной работе военных.
Которым. Надо. Доверять.

Это наши ВСУ.
Которые остановили вторжение тогда.
Которые остановят вторжение сейчас, если оно будет.
А все остальное – лишь выжигание нервных клеток.


Alexey Petrov
Олексій Петров

Верьте в них. Больше им ничего не нужно.

А давайте я расскажу вам про армию. Историю реальную, а не выдуманную…

Не, про политику не буду. Не хочу. Надело жонглировать догадками. Кости перемыть Слугам и прислуге мы ещё успеем. Лучше сейчас про армию. Ведь мы почти не слышим их. А надо бы… Да они собственно и сейчас мало что говорят. Лишь выполняют свою работу. Хорошо выполняют. Годами уже…

* * *

Август 2016 года наш батальон встретил в районе Чермалыка. Утомительное позиционное стояние. Справа 23-й батальон. Слева легендарная 30-ка. Впереди российские оккупанты. Между нами и московитами Павлопольское водохранилище. С известным всем бродом на левом фланге батальона. Ну война и война. Обстрелы сменялись тишиной, а потом снова обстрелы.

Вечер катился к закату. В эфире было тихо. Ещё утром возле позиций Колизея одиноко упала мина. И всё. Тишина. На табуретке пиликнула рация. Марик поднял голову и вопросительно посмотрел на меня.

– Кот, Пилоту…
– На связи.
– Пулей на Причал.
– Кот, плюс.

Я почесал Марика за ухом, надел ботинки, сунул пистолет в кобуру и выскочил на улицу. Филин ковырялся под капотом джипа.

– Андрюха, что с машиной?
– Всё хорошо командир, то я просто так. Масло проверил. Движок жрет потихоньку.
– Тогда погнали на Причал. Энша вызывает какого-то хрена.

В штабе царила непривычная суматоха. Начальник штаба громко матерился, разговаривая с кем-то по телефону. Пеп, сухощавый майор, который на неделю остался вместо Соболя, увидев меня, приветливо улыбнулся.

– Привет Лёш. Быстро ты…
– Да что тут ехать? А что случилась?
– Бээрка пришла. Ночью возможен прорыв в районе Кабула. С той стороны собирают кулак. Будет это основной удар или отвлекающий, хэзэ… Сейчас Сандей и Булат приедут, обсудим.

Через десять минут в штабе собрались командиры подразделений и начальники служб. Пеп снова рассказал то, что я уже слышал. Опередив ротных, первым взял слово замполит. Поправив на плече АКС с коллиматором, он громко произнёс:

– Николай Ярославович. Мне срочно нужна машина для эвакуации моей службы.
– Шо-шо??? – Пеп брезгливо скривился. – Какая ещё на хрен эвакуация?!
– Ну Вы же сами сказали… Сегодня ночью россияне пойдут на прорыв наших позиций. Мне нужно эвакуировать документы моей службы!
– Идите на х*й, товарищ подполковник! Никто отступать не собирается. Будем драться!
– Ну мне бы машину… – взмолился замполит.
– Вам повторить?! – лязгнул голосом майор. – Они пойдут сюда, а наш разведвзвод туда. Им в тыл. Ещё посмотрим, кто потом скулить будет.

Замполит недовольно фыркнул. Все, кто был в штабе, повернулись к подполковнику спиной.

– Так! Всем всё понятно? Если попрут, главное – удержать позиции как можно дольше! Пока резервы не подойдут. Справитесь? – Пеп улыбнулся.
– Ярославич, та ти не турбуйся! Насипемо так, що ні унесуть! – командир роты огневой поддержки, высокий шатен с позывным Сандей, хитро улыбнулся. – Хлопці тільки і чекають наказу.
– Вот и прекрасно. Тогда совещание закончено.

Через двадцать минут я собрал всех, кто был на узле связи.

– Так парни. Ночью может быть дискотека.
– Да? – Лука аж подпрыгнул от радости. – Это не шутка?
– Нет! Не шутка… Сол, сколько у тебя коробов на покемон?
– Три! – Спокойно ответил здоровый как шкаф разведчик.
– Отлично. Вместе с Лукой давайте на крышу. Пулемёта у нас нет. Будем эксплуатировать тебя. Кстати, Лука, где “мухи”?
– У мееееняяяяя, – с характерной такой еврейской хитринкой улыбнулся сержант. – Не-неееее. Не дам! И не просите! 🙂

Немец молча стоял, оперевшись на трубу РПГ -7, и слушал меня. Как ни странно в эти минуты Данька был совершенно немногословен, лишь в глазах читалась холодная ярость в стиле “Мы их душили, душили… Душили, душили!”
Лука склонился над цинками с патронами:

– Тааааак. Ещё десять… Не, мало. Да, двадцать будет в самый раз, – непонятно с кем разговаривая, а скорей всего, с самим собой, Жека распихивал пачки с патронами по подсумкам РПСки. – Командир. У меня теперь разгрузка тяжелей чем броник!
– Лука. Привяжи к ней ящик с гранатами, чтобы не сдуло с крыши! – гыгыкнул Комар.
– Немец! Если шо, ты с Комаром займёте позицию на окраине села, возле разрушенного дома. Знаете, где?
– Конечно!
– Чудесно. Сидите там до последнего. Что бы не случилось! С пиф-паф мы разберёмся. А вот если заявится техника на дороге, она как раз будет к вам бортом. А дальше вы сами всё знаете…
– Плюс!…
– А где Лука? – я обернулся в поисках сержанта.
– А они с Солом уже таскают бэка на крышу. Все гранаты уволок, паразит! – недовольно буркнул Филин.
– За ними хрен успеешь… Окей. Готовимся!

Узел связи вдруг стал похож на муравейник. Мои пацаны, два разведчика, расчёты двух «конкурсов», с каким-то остервенением стали готовиться к бою. Через пол часа три «БРДМ-2», рыча двигателями, промчались в сторону ВОПов. Еще через час по дороге пролетел джип разведки, подняв столб пыли. Стемнело. С каждой минутой становилось всё тише и тише, пока из всех звуков не остались трели цикад. Через полчаса на левом фланге зло огрызнулся пулемёт. И снова всё стихло… До утра никто не сомкнул глаз. Гости так и не явились. Видать, поняли, что их ждут… И ждут не для поговорить.

Сейчас там, на ВОПах, такие же парни. Каждый со своим характером. Порой невыносимым. Но все они за Украину готовы вцепиться в горло российским оккупантам. И поверьте мне, случись что, драться они будут насмерть…

Верьте в армию. Им больше ничего не нужно, лишь только знать, что за их спиной Украина. За их спиной нация…

На фото: я, Филин, Комар, Лука и Немец.

 

Карикатура © Сергей Ёлкин

Поділитися:
Share
Усі відео