П – приватизация

Антон Швец
Антон Швец

Как вы знаете, у нас в стране идут приватизационные процессы, и государство старается сбросить кучу бесполезных госпредприятий, генерирующих совокупные убытки в миллиарды гривен в год. Все это бабки, которые так или иначе повисают долгами на облгазах, облэнерго, на госбюджете, то есть по итогу на нас. А прибыли утекают дядям, которые на этих госпредприятиях харчуются. Да, специальные дяди сидят на этих госпредприятиях и в министерствах профильных, их никто не выбирал, они пережили все смены властей, и им на все плевать. И они там пилят денежку на госпредприятиях и хотят продолжать ее пилить различными способами вечно, пока весь этот шлак будет висеть на наших плечах.

Прямо сейчас Кабмин составляет перечень предприятий, которые будут запрещены к приватизации. Ну понимаете, нельзя же все продавать или закрывать. И потому список, ранее созданный Кабмином Шмыгаля, был расширен. Потому из 219 предприятий их стало уже 659, и список растет. А потом после Кабмина еще депутаты впишут немного (десятки) предприятий. Но депутаты то потом, давайте посмотрим на то, что есть уже у Кабмина.

Что же это за 659 стратегических предприятий?



Хор Веревки, например. Я не шучу. Важное стратегическое предприятие. Запрещено к приватизации. Окей, ладно оно выполняет культурную функцию. И представительскую, наверное. Кто еще споет про Гонтареву песню и поиздевается над ней, как не они?

Идем дальше.

Національна академія керівних кадрів культури і мистецтв. Да. Стратегическое предприятие. Готовит нам РУКОВОДЯЩИЕ кадры для культуры и искусств. Я опять же не шучу. Занимает кусок Лавры, занимается там у себя ландшафтным дизайном и имеет нерабочее поле для карманного (или как там он называется) гольфа. Нельзя приватизировать.

Но это еще ладно, это еще можно пояснить.

Идем дальше. Стратегическими являются все цирки в нашей стране. Нельзя приватизировать. Даже те, которые находятся на оккупированной территории, должны существовать как юрлица. То есть должен быть директор, бухгалтер и все они должны получать зарплату.

Донецкий государственный цирк. Луганский государственный цирк. Севастопольский государственный летний цирк. Симферопольский цирк. Нельзя приватизировать или закрыть. Ялтинский государственный цирк.

Как? Что? Зачем?

Идем дальше. Все лесхозы – стратегические предприятия. То, что там идет нелегальная вырубка, которая потом маскируется пожарами, – всем пофиг. Ко всем этим лесхозам мы еще содержим Український центр підготовки, перепідготовки та підвищення квалiфiкацiї кадрів лісового господарства (Укрцентркадриліс). Стратегически готовим и выпускаем стратегических лесовиков. Куда там дальше контрабасом едет лес, и как это связано с кадрами – тайна великая есть. Так как леса все равно рубят, то к лесхозам мы еще содержим десяток Державних спеціалізованих лісозахисних підприємств по разным областям нашей огромной страны.

Дальше в стратегические предприятия попадает оборонка. Как бывший работник СКБ при ведущем военном заводе я очень невысокого мнения о нашей оборонке. Но не спорю с тем, что для сохранения боеспособности нашей армии к приватизации оборонки стоит подходить очень и очень осторожно. Я готов говорить даже о сохранении конструкторских бюро, здания которых остались на оккупированной территории. Документация вывозится на флешке или восстанавливается, сотрудники выехали пешком, сняли новый офис и поехали.

Но зачем нам ремонтные заводы оставшиеся на оккупированных территориях? Чтобы что? Эти заводы функционируют, кстати. Но, к сожалению, отчеты об их функционировании можно почитать на сайте Минобороны РФ «Звезда».

Например, Евпаторийский авиационный ремонтный завод в 2019 году отремонтировал Су-25 для ВКС Российской Федерации. По мнению Кабмина Шмыгаля, это стратегическое предприятие украинского оборонного комплекса, и его нельзя продавать. Почему оно ремонтирует российские самолеты? Да хрен его знает.

Державне підприємство “Луганський патрон” – тоже стратегическое предприятия нашего оборонного комплекса. Правда, его в элэнерии уже дорезают на металл, но и его нельзя продавать или закрывать. Стратегическое. Оборонное.

Донецький казенний завод хімічних виробів. Помните взрыв, после которого произошло частичное обрушение конструкций Донбасс Арены, а апсеры начали рассказывать, что хунта нанесла ядерный удар по Донецку? Это был взрыв на ДКЗХИ, который расположен в Куйбышевском районе Донецка. Тоже стратегическое предприятие оборонного комплекса нашей страны. Служит донором для производства мин оккупантами.

Феодосийский оптический завод. Выставлен на приватизацию. В России. Но и там оно никому не нужно, и его никто не покупает, потому россияне вливают в него бабки из российского госбюджета. Это идеально, что оккупанты страдают, но я не понимаю, почему то же самое должны делать мы? Зачем?

Державне підприємство “Виробниче об’єднання “Луганський верстатобудівний завод”, Державне підприємство “Луганський авіаційний ремонтний завод”, Державне підприємство “Севастопольське авіаційне підприємство” и так далее.

Все это по мнению Кабмина стратегические предприятия украинской оборонки. Зачем нам государственное производство станков даже не на оккупированной территории? Может, стоит сделать условия для развития частной инициативы в этом направлении? Нет, Шмыгаль для нас сохранит государственное станкостроение, даже если оно не выпускает ничего.

Наличие этих предприятий в списках показывает, что цель списка запрещенных к приватизации предприятий Кабмина – это сохранение потока бабла в карманы правильных людей, а не забота об оборонке. Только и исключительно набивание карманов, иначе нет никакого смысла все это тащить.

Потому же ведутся разговоры, что Артемсоль – это стратегическое предприятие, которое никак нельзя продавать. Что стратегического в соли в 21 веке? В чем уникального этого товара?

И ДП “Конярство” опять же. Будем возрождать кавалерию, а почему бы и нет, страна-то богатая.

Зачем нам Державне підприємство “Сімферопольський державний цирк ім. Тезікова”, какую цель оно выполняет? Зачем нам вообще государственные цирки? Чтобы что? Это культурное что?

У нас вместо цирка Кабмин. И Рада. И Офис Президента.

Такие фокусы показывают, закачаешься. Нам больше государственных цирков не надо, или ну пусть будет один. Потому что я не понимаю, зачем я из налогов плачу за этот цирк, а потом еще за билет. И вообще цирки это давно здания, с аренды которых прикуривает их руководство, а бюджет не видит ничего.

То, что мы видим сейчас в исполнении Кабмина, – это попытка сохранения коррупционной ренты. Попытка сидеть и дальше на госпотоках, национализируя убытки и приватизируя прибыли госпредприятий.

Есть важные предприятия, никто не спорит. Есть госмонополии. Но есть сотни полумертвых предприятий или вообще пустышек, в которых нет никакой ценности.

И все оно должно быть приватизировано или закрыто.

И чем быстрее, тем лучше, потому что каждый день все это пожирает наши бабки, не производя на свет ничего кроме пресс-релизов и обещаний.

На картинке важное предприятие украинского оборонного комплекса запрещенное к приватизации Шмыгалем.

Поділитися:
Share

Усі відео
  • Усі категорії