По следам «рицинового скандала»

Ксения Кириллова

Англоязычный оригинал статьи доступен на сайте InternationalPolicyDigest

Почему не стоит слепо доверять версии о ссоре русских дипломатов в Праге

5 июня премьер-министр Чехии Андрей Бабиш и министр иностранных дел Томаш Петршичек объявили на пресс-конференции о решении объявить персонами нон-грата двух российских дипломатов – исполняющего обязанности руководителя представительства Россотрудничества в Чехии Андрея Кончакова и сотрудника ведомства Игоря Рыбакова. Высылка завершила длившийся уже два месяца шпионский скандал, начавшийся с публикации в чешском издании Respekt информации о прибытии в Прагу обладающего дипломатическим паспортом человека с чемоданчиком, содержащим смертельный яд рицин.

Битва чекистов

По информации издания, яд предназначался для чешских политиков, чьи действия вызвали особый гнев Москвы, а именно – старосты округа «Прага 6» Ондржея Коларжа, который решил убрать из Дейвице памятник советскому полководцу Ивану Коневу, и пражского мэра Зденека Гржибе, чья администрация переименовала площадь перед российским посольством в честь убитого российского оппозиционного политика Бориса Немцова. Полиция предоставила охрану всем троим. Вскоре появилось и имя злополучного дипломата – им оказался уже упомянутый Андрей Кончаков, по информации СМИ являющийся сотрудником ФСБ. Пикантности ситуации придает тот факт, что, согласно информации российских СМИ, Рыбаков также является выпускником Академии ФСБ России и как минимум бывшим сотрудником этой организации.

Однако, по словам премьер-министра Чехии Андрея Бабиша, дипломатов выслали вовсе не за попытку отравления муниципальных чиновников. По словам чешской стороны, Рыбаков написал ложный донос в местную контрразведку на своего коллегу, поскольку уже давно конфликтовал с ним. Именно за ложную информацию, вызвавшую ненужную загруженность чешских спецслужб и обострение отношений между двумя странами, Прага, согласно официальной версии, и решила выслать из страны обоих ФСБшников-дипломатов.

Главные нестыковки

На самом деле, подобная версия вызывает гораздо больше вопросов, чем ответов. Во-первых, позиция чешских властей, высылающих из страны как предполагаемого доносчика, так и его «жертву», выглядит нелогично. Согласно озвученной Бабишем информации, как минимум один из двух дипломатов должен быть невиновным, и тогда неясно, на основании чего он объявляется «нежелательной персоной».

Во-вторых, мы не можем утверждать, существовал ли рицин на самом деле, однако можем констатировать, что информация о его наличии исходила из самых разных источников, и отнюдь не сводилась к какому-то одному анонимному доносу. К примеру, вопреки расхожей версии, имя Андрея Кончакова первыми опубликовали не чешские СМИ, а британский расследовательский центр «Досье» в своем Телеграм-канале 10 мая. При этом британцы ссылались не на чешские медиа, а на данные базы пограничного контроля в Москве, что как минимум наводит на мысль о наличии других источников. Чешские журналисты также рассказали в интервью телеканала «Настоящее время», что информация о причастности дипломата к попытке убийства была получена и подтверждена от разных, независимых друг от друга источников.

В-третьих, реакция чешских спецслужб не соответствует версии об анонимном доносе. То, с какой оперативностью жертвам предполагаемого покушения была предоставлена охрана, и как серьезно они сами восприняли угрозу, говорит о том, что источник заслуживал доверия в глазах чешской BIS.

Конечно, агрессивные заявления российского МИД, угрозы от многочисленных спонсируемых Москвой интернет-троллей в адрес чешских политиков и шлейф предыдущих убийств также способствовали серьезному отношению к любым подобным угрозам. В самом деле, менее чем через два года после покушения офицеров ГРУ на бывшего полковника российской разведки Сергея Скрипаля прокуратура Болгарии официально обвинила трех россиян в покушении на торговца оружием Емельяна Гебрева, а также его сына и коллеги. Вскоре после этого, в феврале текущего года, появилась информация о том, как спецподразделение ФСБ «Вымпел» организовало убийство Хангошвили в Берлине. Тем не менее, чешская контрразведка вряд ли допустила бы утечку информации о рицине в СМИ, если бы единственным источником их информации был бы анонимный донос.

Не вписывается в эту версию и последующая высылка Рыбакова. Если последний действительно до сих пор имеет отношение к ФСБ и вышел на контакт с контрразведкой страны НАТО, это, скорее, могло бы стать основой для последующей вербовки, но никак не для выдворения, сопровождающегося публичным скандалом.

В-четвертых, Рыбаков, как опытный сотрудник ФСБ, вряд ли стал бы рисковать подобным образом из-за ссоры с коллегой за директорский пост в представительстве Россотрудничества. Как справедливо отмечают многие наблюдатели, такие действия квалифицируются как государственная измена и не прощаются Кремлем.

Такого же мнения придерживается и житель Чехии Андрей Курочкин – российский диссидент, руководитель пражского отделения американского фонда Free Russia Foundation. По его мнению, невероятно, чтобы человек уровня Рыбакова совершил настолько самоубийственный поступок.

«Это глупость, невозможно, чтобы Рыбаков не мог просчитать последствий своих действий и понять, что подобный донос равносилен обвинению в госизмене», – заявил он в своем интервью каналу Newsader.

Опасные связи

По мнению Курочкина, столь странная версия событий демонстрирует, что Москва и Прага договорились замять историю, обвинив во всем незадачливого чекиста.

«Скандал был очень серьезным, и складывается впечатление, что его пытаются замазать, сводя всего лишь к ссоре двух дипломатов. На самом деле, ситуация гораздо серьезнее, потому что иначе она не привела бы к такому уровню напряженности, вылившейся в долгий торг и такое странное решение в итоге», – отметил руководитель Free Russia Foundation в Праге в том же интервью.

Желание чешских властей не идти на обострение конфликта с Россией вполне объяснимо. Признание наличия заслуживающего доверия сигнала о рицине потребовало бы от них принятия более радикальных мер, на которые правительство Чехии явно было не готово. Президента страны Милоша Земана и раньше называли самым пророссийским политиком Европы, который часто повторял кремлевскую повестку, отрицал присутствие российских войск в Украине, утверждал, что Крым является российским, и требовал, чтобы Запад снял введенные против Москвы санкции. Также он неоднократно публично критиковал службу безопасности BIS за то, что она переоценивает опасность российской деятельности в Чехии.

Аналитики связывают подобную позицию чешского президента с его старыми связями с Кремлем, в том числе финансовыми. В начале мая украинское издание «Гордон» опубликовало расследование этих связей, начиная от схемы по перепродаже чешского государственного долга предложенной Россией фирме Falkon Capital, которая стала, по сути, взаимовыгодным для обеих сторон «распилом» советского долга. Также в расследовании фигурируют имена нескольких связанных с Россией чешских политиков и бизнесменов, включая Зденека Збытека. К слову, Збытек, являющийся близким другом Милоша Земана и поддерживавший его на выборах, в данном им чешским СМИ интервью положительно отозвался об Андрее Кончакове, назвав его «отличным мальчиком», а сам он много лет снимал офис в том же комплексе зданий в Праге, где находится возглавляемый Кончаковым Российский центр науки и культуры. Словом, разрушить этот многолетний симбиоз из-за неудобной информации и ее еще более неудобной утечки явно не входило в планы чешских лидеров.

Из всего этого можно сделать один вывод: к информации о каких-либо радикальных действиях Кремля на территории других стран следует относиться серьезно и как минимум тщательно проверять ее, а история с «битвой дипломатов» действительно выглядит как неумело прикрытие каких-то гораздо более серьезных вещей.

Автори