Чуда не будет

Йож Туманный
Йож Туманный

Мы не станем вторым Сингапуром. Мы не станем второй Южной Кореей. Мы не станем еще одним Тайванем. И дело тут не в барыгах, нариде или проклятом месте, все дело в роботах.

Часто-густо становление мощных экономик азиатских тигров ассоциируют с борьбой с коррупцией/тиранией/азиатским коллективизмом и трудоспособностью. Однако, я не совсем согласен с подобным подходом в оценках происходящего. Если бы те меры, которые предпринимали лидеры “тигров” в период их становления, эти же страны проделали сейчас – они остались бы все теми же банановыми республиками с местечковыми тиранами. Потому что коррупция коррупцией, но временной и технологический контекст предпринятых действий тоже очень важен. Возможно, даже важнее, чем все остальные факторы вместе взятые. Сейчас поясню подробнее.

Если открыть историю любого из “тигров” и прочитать ее внимательно, то можно заметить, что помимо сакральной борьбы с коррупцией все эти Ли Куан Ю, Пак Чон Хи и прочие Гоминьданы строили базис экономики с легкой промышленности. До того, как Тайвань стал центром разработки электроники, он шил футболки. До того, как Южная Корея начала делать Хюндай, она делала дешевые детские игрушки. Дело было в том, что, обладая, порою, несравнимо худшим качеством, чем, скажем, итальянская или американская одежда/товары, азиатские поделки были дешевле, ибо делались аборигенами буквально за еду. Берешь сто азиатов (бесплатно), мешок риса (10 долларов), помещение с оборудование (1000 долларов) и запускаешь производство плюшевых медведей за 0.1 доллар. При производстве 100 медведей в день содержание работников (мешок риса) отбивается за этот же день, а помещение – за пару месяцев. После чего вся получаемая прибыль направляется в развитие, скажем, производства ткацких станков для изготовления ткани для плюшевых мишек. А потом можно продавать станки и мишек, все так же оплачивая труд едой, но получать все большую прибыль и направлять ее в развитие новых отраслей экономики.



Конечно, все это подкрепляется борьбой с коррупцией и активным внешним финансированием, но, в конечном итоге, успех страны определяли не столько честные чиновники в чистых и светлых кабинетах, сколько чумазые работяги в темных и сырых подвалах. Именно на их горбу построены современные Сингапур, Республика Корея, Тайвань и КНР.

Казалось бы, что проще: взять, и повторить. Возможно, в более лайтовой версии – без работы за еду, но с борьбой с коррупцией и т.п. Ведь рабочая сила у нас не то чтоб очень дорогая, и надо только дать людям работу, и все завертится…

Но есть одно “но”. Свой взлет из третьего мира в первый азиатские деспотии (а это были деспотии, пускай и просвещенные и продвинутые) переживали в эпоху, когда автоматика была не столь совершенна, компьютеры были размером с дом, коммуникации – в лучшем случае – осуществлялись по телефону, а факс был дорогостоящим чудом техники. В то время человеческий труд не мог быть полностью заменен роботами, и потому
а) был эффективен,
б) был востребован,
в) его цена была существенным фактором.

Сегодня мы живем в мире, где на заводе большую часть персонала могут составлять не рабочие завода, а персонал по обслуживанию его автоматики. Сто азиатов в подвале уже не могут конкурировать с автоматической линией по пошиву плюшевых мишек. Они могут косячить, их надо кормить, им нужны условия труда, они не могут работать 24/7. А автоматы могут. И нужно им только электричество.

Таким образом, само существование автоматического производства в сколько-нибудь значимых объемах само по себе закрывает путь развития, который прошли передовые азиатские экономики. Вы можете в ноль побороть коррупцию, сделать самую прозрачную в мире экономику, но к вам не побегут, сломя голову, инвесторы просто потому, что вы такие охрененные. Бизнес ищет выгоду. В сегодняшнем мире прозрачность и честность не только не всегда выгодны (да-да, корпорации с удовольствием участвуют в коррупции, а именно их мы хотим привлечь, если что), но никак напрямую с выгодой не связаны. Что толку от хороших чиновников, если они – хорошие чиновники в банановой республике? Продавать дешевую рабсилу уже не выйдет – окно возможностей с лязгом захлопнулось лет тридцать назад. Польша, например, его проскочить не успела, несмотря на то, что она показывает хороший рост, до взрывного развития азиатских тигров ей еще очень далеко.

Но это не значит, что выхода совсем уж нет. Потому что на карте мира есть страна Ирландия, и вот ее-то пример нам может быть интересен. Нет, повторить трюк тоже не выйдет – вакантное место уже занято, собственно, Ирландией, но пример интересен.

Так вот, Ирландию до кризиса 2008-го года назвали ни много ни мало Кельтским Тигром – по аналогии с азиатскими коллегами, чьи примеры мы разобрали выше. До 90-х годов Ирландия была беднейшей из стран ЕС, с чисто аграрной экономикой, тотальной нищетой и рынком, плотно завязанным на бывшую метрополию – Британию. Но с 90-го года по 2008-й ирландцы проделали впечатляющий рывок из “больного человека Европы” в топ ее экономик, обогнав даже Британию.

Успех был обеспечен целым рядов факторов:

– Снижение налогов до уровня вдвое ниже, чем в остальном ЕС.
– Свободное владение английским.
– Поддержка и лобби заокеанской диаспоры.
– Удачное географическое расположение – вся Европа под боком.
– Наличие дешевых высококвалифицированных кадров (как видим, стоимость рабсилы все еще актуальна, но это должна быть КВАЛИФИЦИРОВАННАЯ рабсила).

В Ирландию потекли огромные деньги, прежде всего американских компаний, которые жаждали расширить бизнес на Европу. И кельты сорвали свой джекпот.

Способны ли мы повторить этот трюк? Я думаю, что нет. Дело не в том, что мы хуже образованы (хотя да, хуже), или хуже владеем языком (да, тоже хуже), просто если даже мы получим паритет с Ирландией по языку, налогам и квалификации, то все равно остается проблема географии, репутации и существующего уклада. Да, у нас тоже есть обширная и активная диаспора за океаном, особенно в Канаде. Возможно, мы даже получили бы неплохое лобби. Собственно, мы могли бы повторить все те же шаги, но проблема в том, что Ирландия УЖЕ проделала их, и для того, чтобы быть привлекательнее страны, в которой УЖЕ есть хорошие условия, мы должны предложить нечто большее, а предложить нам сейчас нечего или почти нечего. В принципе, все, что мы могли дать, мы уже дали и получили на выходе цветущий украинский ИТ-рынок аутстаффа и аутсорса. Но без систематических действий это – потолок. Мы можем создать конкурентоспособные сегменты экономики, но не эффективную экономику в целом.

На самом деле, выходов из ситуации ровно три. Первый, самый простой – продолжать в том же духе. Завзято бороться с коррупцией, менять плохих президентов на хороших, ждать чуда и проклинать олигархов. Будем понемногу плестись в хвосте цивилизации, отставая от нее на 100 лет. Когда-нибудь тут тоже будут делать элитные (по нынешним меркам) электромобили, когда остальные будут путешествовать через телепортацию.

Второй – это путь мобилизации ресурсов. Их не густо, но проделать этот трюк один раз хватит. Это путь догоняющего рывка. Работа за еду, зубожиння, создание прослойки технически грамотных специалистов, закрытая граница, голодные бунты и т.п. На выходе – если все грамотно проделать – средней руки мировая экономика с нормальным автопромом, медициной и т.п. Главная беда: никак гарантий, что это будет востребовано. Мало научиться делать хорошие автомобили, их надо еще и продавать. И если ты не можешь конкурировать в цене, то даже при высоком качестве остается проблема репутации. Можно сделать машину круче, чем “бугатти”, но за ними – имя, репутация и отличные авто, за вами – просто одна хорошая машина. Итогом двадцати-тридцати лет нищеты и кошмара может оказаться пшик.

Третий – “прыжок тигра”. Да, невозможно предугадать, какое именно выстрелит и когда выстрелит из пока несуществующих экономических направлений, но есть глобальные тренды, которые – пока еще – не прекратили в уходящий поезд. Хотя он уже пышет паром, гудит и бьет в колокол – состав вот-вот отъедет, и те, кто не успеет вскочить хотя бы на подножку, рискуют остаться на перроне навсегда. Например, уже отходит в путь состав “биотехнологии”. Китайцы, покамест, сидят в первом классе и не спеша проводят незаконные опыты по генетической модификации эмбрионов. Остальные пока толкаются в дверях, рассусоливая про неэтичность методов и этичность науки. Мы могли бы плюнуть на правила и дать зеленый свет законодательно, став “биотигром” восточной Европы, но у нас нет для этого ни кадров, ни готовности населения принять подобное сатанинское и бездуховное дело. Потому мы вообще стоим в сторонке и охаем – как же это некрасиво в дверях толкаться.

Так что не ждите чуда. Оно невозможно, если только не приложить к его реализации усилия. А мы, судя по всему, хотим не усилия прилагать, а дождаться волшебника с чудотворной палочкой. Что ж, история умет палкой не только колдовать, но и знатно 3,14дить. И 3,14дить у нее выходит намнооого лучше, чем творить чудеса.

 

Фото © Виталий Раскалов, Гонконг

Поділитися:
Share

Share