Новости из США. 29 апреля – 5 мая 2019 года

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. Об основных событиях, находившихся в центре внимания в США и американских СМИ в течение последней недели.

 Сначала о новостях пятницы-субботы.

Как известно, в пятницу по инициативе американской стороны состоялся продолжавшийся около полутора часов телефонный разговор Трампа с Путиным. Если сам факт разговора вызвал в лучшем случае недоумение в большинстве американских СМИ, то его содержание, переданное самим Трампом и его пресс-секретарем Сарой Хакаби-Сандерс, вызвало возмущение практически всех ведущих СМИ (только полностью пропрезидентский телеканал Fox разговор по сути не комментировал, ограничившись официальным сообщением и повторением твитов Трампа).



Вот что Трамп протвиттил сразу после разговора в пятницу:

«У меня был долгий и очень хороший разговор с президентом России Путиным. Как я всегда говорил, задолго до того, как началась Охота на Ведьм, иметь взаимопонимание с Россией, Китаем, и всеми остальными – это хорошо, а не плохо. Мы обсудили вопросы торговли, Венесуэлы, Украины, Северной Кореи, контроля над ядерными вооружениями и даже «российской мистификации» (так Трамп часто называет Рашагейт наряду с «охотой на ведьм» – И.А.) Очень продуктивный разговор!»

И вот что добавил в субботу утром:

«Очень хороший телефонный разговор вчера с президентом России Путиным. Огромный потенциал для хороших/великих отношений с Россией, несмотря на то, что вы читаете и видите в Fake News СМИ. Посмотрите, как они ввели вас в заблуждение по поводу «Сговора с Россией». Мир может стать лучше и безопаснее. Хорошо!»

 Наибольшее возмущение вызвали комментарии Трампа по поводу разговора, высказанные им во время протокольной съемки перед встречей с премьер-министром Словакии. Президент одернул журналистку, спросившую, предупредил ли он Путина, чтобы Россия не вмешивалась в выборы 2020 года. Трамп резко ответил ей «Вы очень грубая», а затем сказал: «Нет, мы это не обсуждали». В ответ на вопрос, обсуждался ли отчет Мюллера, Трамп сказал: «Он улыбался по поводу того, что гора родила мышь, но он об этом знал, ведь он знал, что не было никакого сговора». Затем Трамп объявил, что Путин «не собирается вмешиваться в кризис в Венесуэле и хочет видеть только, что в этой стране произойдет что-то положительное», что они обсудили как оказать Венесуэле гуманитарную помощь.

Тем самым, президент полностью противоречил своему государственному секретарю Помпео, который не далее как во вторник вечером говорил в прямом эфире CNN, что Россия полностью поддерживает Мадуро и в момент, когда тот был уже готов бежать из страны, убедила его не делать этого, обещая ему всестороннюю поддержку. Развернул ли президент политику по отношению к Венесуэле на 180 градусов, пока не ясно.

 К тому, что Трамп не пожелал предупредить Путина от вмешательства в выборы 2020 года следует добавить вот что. Газета Нью-Йорк Таймс сообщила, ссылаясь на хорошо осведомленные источники, что некоторое время назад тогдашняя (а теперь уже бывшая) министр внутренней безопасности Кирстен Нилсен собиралась поговорить с Трампом о необходимости принятия дополнительных мер по защите инфраструктуры выборов от возможного вмешательства извне в ее работу во время выборов 2020 года. И.о. руководителя аппарата сотрудников Белого Дома Мик Малвэни сказал ей ни в коем случае не поднимать этот вопрос в разговоре с президентом, поскольку Трампа очень раздражает эта тема.

А вот директор ФБР Кристофер Рэй заявил на прошедшей неделе публично, что Россия готовится к вмешательству в выборы 2020 года и что необходимо принимать меры, чтобы такое вмешательство исключить.

 В пятницу Северная Корея впервые за довольно продолжительное время провела испытания ракет ближней дальности, выпустив несколько ракет в море.

Трамп в ответ на это протвиттил в субботу утром:

«Все в этом очень интересном мире возможно, но я верю, что Ким Чен Ын полностью осознает огромный экономический потенциал Северной Кореи и не сделает ничего, чтобы помешать ему или положить ему конец. Он также знает, что я с ним; не хочет нарушать свое обещание, данное мне. Сделка состоится!»

То ли отвечая своему другу Дональду, то ли выполняя обещание, данное другу Владимиру во Владивостоке или его поручение, то ли же просто играя в свою игру, в воскресенье утром по северокорейскому времени и, соответственно, в субботу вечером по времени Восточного Побережья США, Ким Чен Ын руководил испытаниями ракет уже дальнего радиуса действия и неуказанного тактического оружия, о чем тут же сообщили все ведущие информационные агентства. Официальное северокорейское информационное агентство заявило, что Ким выразил «большое удовлетворение» по поводу субботних учений и подчеркнул, что его передовые войска должны сохранять «состояние повышенной готовности» и повышать боеспособность для «защиты политического суверенитета и экономической самообеспеченности страны».

Любопытно, что 1 мая исполнилось ровно два года с тех пор как Трамп впервые выразил готовность встретиться с Ким Чен Ыном, что по мнению американского президента решило бы все проблемы, связанные с Северной Кореей. Ким не сразу оценил предложение. Трамп сердился, обещал «огонь и ярость» и даже грозился в ООН стереть Северную Корею с лица Земли, но когда Ким весной 2018 года согласился встретиться, то тут же стал «лучшим другом» американского президента.

 Похоже, что уходящая неделя стала своеобразным Рубиконом для президента и его администрации. Рубиконом, перейдя который, президент и администрация встали на путь открытой войны с Палатой Представителей.

 Как известно, несколько комитетов Палаты Представителей проводят расследования, связанные с Трампом и его администрацией. Юридический комитет проводит расследование препятствования президентом правосудию. Комитет по разведке проводит расследование Рашагейта и расследование того, не определяются ли действия президента его, его семьи и бизнеса финансовыми обязательствами перед иностранными правительствами, комитет по финансовым службам и надзорный комитет проводит расследование фальсификации президентом финансовых деклараций, о котором сообщил его бывший адвокат Майкл Коэн, комитет по доходам бюджета проводит расследование того, почему президент скрывает свои налоговые декларации, надзорный комитет также проводит расследование злоупотреблений, связанных с предоставлением допуска к гостайне вопреки рекомендациям ФБР, в том числе членам семьи Трампа.

 Многие комитеты Палаты Представителей имеют право издавать обязательные к исполнению повестки, вызывая на слушания официальных представителей администрации, да и вообще любых граждан, и требуя предоставления тех или иных документов. Эти повестки аналогичны судебным, они являются обязательными и неподчинение их требованиям незаконно. Хотя повестки могут быть оспорены в суде. В связи со всеми перечисленными расследованиями комитетами были изданы повестки: от генпрокурора Барра требуют полную версию отчета Мюллера со всеми документами, на основе которых отчет составлен, от Дойче Банка и целой группы американских банков – документы о финансовых операциях Трампа, его семьи и его бизнесов, от федеральной налоговой службы – налоговых деклараций президента и нескольких его бизнесов за последние 6 лет, от компании, готовившей финансовые декларации Трампа – предоставления этих деклараций и документов, на основе которых они готовились. Юридический комитет издал повестку с вызовом бывшему юридическому советнику Белого Дома Дону МакГену, являющемуся согласно отчету Мюллера основным свидетелем препятствования президентом правосудию, на слушания 21 мая.

Трамп заявил на этой неделе несколько раз, что он не разрешит никому выполнять требования, изложенные ни в одной из повесток, и что его администрация не будет сотрудничать ни с одним расследованием, проводимым Палатой Представителей. Пока что президент и его дети оспорили в суде только одну повестку – требующую предоставления финансовых деклараций. Скорее всего, будут подаваться и дальнейшие иски. Шансов выиграть эти дела у Трампа очень мало. Есть прецеденты судебных решений, говорящих о том, что Конгресс имеет право требовать все, что ему нужно для его законодательной и надзорной деятельности. Но каждое судебное разбирательство – это время, которое можно тянуть, в принципе, долго, с учетом апелляционных инстанций вплоть до Верховного Суда, в котором Трамп введением в суд двух лично преданных ему судей создал ситуацию, когда решения суда по сути будут определяться одним судьей, Председателем Верховного Суда Джоном Робертсом. Можно предсказать, что любой спор между Белым Домом и Конгрессом, если он дойдет до Верховного Суда, при нынешнем составе суда будет решен со счетом 4:4, если не считать голос судьи Робертса, который в этой ситуации может иметь вес, абсолютно судьбоносный для страны.

 То, как администрация «взаимодействует» с Палатой Представителей, продемонстрировал в четверг генпрокурор Барр, отказавшийся явиться на слушания в юридический комитет под надуманным предлогом. Ему не понравилось, что комитет решил выделить 30 минут для его ответов на вопросы профессиональных юристов, бывших следователей, работающих в комитете.

Во вторник Барр был уличен в том, что 9-10 апреля, выступая на слушаниях в Конгрессе, он лгал под присягой, говоря о том, что ему не известна реакция Роберта Мюллера на его четырехстраничное резюме по отчету о расследовании Рашагейта, как не известно и высказывали ли сотрудники Мюллера недовольство этим резюме. На самом деле, как оказалось, 27 марта Мюллер направил Барру официальное письмо, в котором написал, что «Резюмирующее письмо, направленное Конгрессу и обнародованное поздно вечером 24 марта, не полностью отражает контекст, природу и содержание работы и выводов этого офиса (офиса спецпрокурора – И.А.)», – написал Мюллер. «В настоящее время общественность не понимает критических аспектов результатов нашего расследования. Это угрожает подорвать основную цель, для которой был назначен специальный прокурор: обеспечить полную уверенность общественности в правильности результатов расследования», – говорится в письме спецпрокурора.

 В четверг спикер Палаты Представителей Нэнси Пелоси выступила со специальным заявлением: «Что является смертельно опасным, так это то, что генеральный прокурор Соединенных Штатов Америки говорил неправду конгрессу Соединенных Штатов. Это преступление».

 В среду генпрокурор Барр отвечал на вопросы сенаторов в юридическом комитете Сената. Сенаторы демократы задавали Барру неудобные вопросы. Он всячески уклонялся от ответов, повторяя вместо ответов вопросы, делая вид, что глубоко задумывается, но и после этого пожимая плечами в ответ на вопрос, требующий ответа “да” или “нет”. Так, он не смог вспомнить, просил ли его или предлагал ли ему президент или кто-то из сотрудников Белого Дома начать расследование против кого-то.

Барр заявил, что если Трамп требовал от юридического советника Белого Дома обеспечить увольнение Мюллера за наличие мнимого конфликта интересов, это не препятствование правосудию, поскольку это не требование безусловно уволить Мюллера.

Барр сказал, что если президент считает, что расследование против него ведется нечестно, он может его прекратить, и это не будет препятсвованием правосудию.

Председатель комитета сенатор Грэм требовал расследовать, почему началось расследование Рашагейта, утверждая, что его начали бывшие агенты ФБР Строк и Пейдж, нелицеприятно отзывавшиеся о Трампе в своей частной переписке, при этом обильно цитировал как они в своих смсках называли будущего тогда президента идиотом.

Любопытно, почему Грэм не попросил Барра начать расследование в отношении самого себя. В 2015 году нынешний горячий сторонник Трампа сенатор Грэм неоднократно говорил публично, что Трамп – оппортунист, не представляет республиканскую партию, не разделяет ценности, за которые сражаются мужчины и женщины в американской военной форме, ксенофоб, религиозный фанатик, а, например, в интервью CNN 8 декабря 2015 года, заявлял: “Знаете, как сделать Америку великой снова? Скажите Дональду Трампу, чтобы он шел к черту!”

Республиканский сенатор Корнин посвятил свое выступление дифирамбам в адрес Барра, заявив, что он вернул честь и репутацию федерльной прокуратуре и министерству юстиции.

 Между тем, председатель юридического комитета Палаты Представителей Джерольд Надлер заявил, что если до 9:00 утра в понедельник Барр не выполнит требование повестки и не предоставит полный отчет Мюллера со всеми документами, на основе которых отчет был составлен, комитет начнет процедуру, результатом которой будет предъявление Барру обвинения в неуважении к Конгрессу.

Тем не менее, Барр, показавший на прошедшей неделе, что является по выражению многих комментаторов и законодателей-демократов не генеральным прокурором США, а генеральным адвокатом Трампа, на своей должности несомненно останется, даже будучи обвиненным в неуважении к Конгрессу. В отставку он не уйдет. Президент будет за него держаться как за спасательный круг. Раздаются призывы начать против Барра процесс импичмента. Процедура его такая же, как и импичмента президента. Формулировка обвинений юридическим комитетом Палаты Представителей (очевидный эпизод нарушения закона есть – ложь под присягой в Конгрессе). Затем голосование в Палате Представителей и официальное предъявление обвинений простым большинством голосов. Нет никаких сомнений, что демократы могут все это проделать. Однако затем вопрос поступит на рассмотрение в Сенат, где будет происходить суд, присяжными в котором являются все 100 сенаторов. Для признания обвиняемого виновным нужны голоса 2/3 сенаторов. А их не будет. Потому что республиканцы стеной встанут на защиту Барра и вряд ли вообще дадут хоть один голос за признание его виновным.

 Упреждая вопросы о том, что же в таком случае делать, скажу вот что.

 Я написал, что администрацией перейден своеобразный Рубикон. Стало очевидным, что при полной солидарности республиканских сенаторов с президентом и его администрацией, до тех пор, пока Трамп является президентом, никаких последствий для чиновников администрации, что бы они ни делали, какие бы законы ни нарушали, не будет. Создатели системы полагали, что все игроки в ее рамках будут играть в шахматы, уважать друг друга, пожимать друг другу руки, вежливо признавать свои поражения и поздравлять противников с победами, лучше готовясь к следующим партиям, чтобы строго в соответствии с правилами брать реванш в честной игре. Но создатели системы не учли, что может появиться команда, играющая вместо шахмат в «Чапаева», и сразу на всех досках, поэтому реальных мер, которые бы позволили заставить эту команду играть по правилам, не разработали. То, что происходит сейчас, в американской истории происходит впервые, во всяком случае после Гражданской войны.

 Вы спросите, а как же Уотергейт? Да, это было серьезное испытание для страны. Но было два больших различия по сравнению с тем, что происходит сейчас. Уотергейт был тоже вмешательством в выборы. Попыткой действующего президента Никсона и его окружения обеспечить его избрание на второй срок с помощью слежки за штаб-квартирой демократической партии в разгар предвыборной кампании. Попытка провалилась. Никсон был, тем не менее, с триумфом переизбран (победил в 49-ти штатах из 50-ти). Но когда началось расследование, президент и множество его сотрудников чинили этому расследованию всяческие препятствия, чтобы замести следы и остаться безнаказанными. А большие различия состояли вот в чем. Уотрегейт не был связан с вмешательством иностранного государства, и иностранное государство не могло оказывать влияние на политику США. Второе же различие связано с республиканской партией. Она была в то время другой. И когда стало очевидно, что республиканский президент совершил сразу несколько преступлений (препятствование правосудию и злоупотребление властью в первую очередь), республиканские сенаторы отказали ему в поддержке. Для них закон и интересы страны были выше сиюминутной выгоды. Никсон ушел в отставку из-за неминуемого предъявления обвинений в порядке импичмента и неминуемого признания его виновным в Сенате.

 Сейчас ситуация принципиально иная. Во-первых, в Рашагейт самым непосредственным образом замешано враждебное государство. Во-вторых, нынешние республиканские сенаторы ставят защиту президента, популярность которого внутри республиканской партии составляет 90%, выше всего. Не думайте, что всех республиканских сенаторов купила Россия. Но при такой популярности президента внутри партии ни один республиканский сенатор или конгрессмен, который выступит против Трампа, вообще не имеет никаких шансов на переизбрание. Любой, кто выступит против Трампа, неизбежно проиграет праймериз в собственной партии его стороннику. А уступать свои места республиканским законодателям очень не хочется.

 Кстати, однако, интересная параллель с Уотергейтом. Был такой генеральный прокурор США Джон Митчелл (1969-1972). Был он очень близок к Никсону. В 1972 году даже ушел с должности, чтобы возглавить предвыборный штаб по переизбранию Никсона на второй срок. Один из основных фигурантов Уотергейта. В 1975 году, уже после ухода Никсона в отставку, ему были предъявлены обвинения в заговоре с целью препятствования правосудию и в даче ложных показаний. В 1977 году он был осужден и приговорен судом к 8 годам заключения. Апелляционная инстанция сократила ему срок до 4 лет. 1 год и 7 месяцев он отсидел, потом был освобожден по состоянию здоровья и за хорошее поведение. Но так и вошел в историю как генеральный прокурор-преступник. Последний ли?

 В субботу в Нью-Йорк Таймс была опубликована статья Гленна Траша, основанная на нескольких заявлениях спикера Палаты Представителей Нэнси Пелоси, прозвучавших на этой неделе в ответ на вопросы журналистов. Приведу важные цитаты из статьи:

«Спикер Нэнси Пелоси не верит, что президента Трампа можно отстранить от власти путем импичмента – единственный способ сделать это, сказала она на этой неделе, – победить его в 2020 году с таким большим преимуществом, что он не сможет оспорить легитимность победы демократов. Мы должны сделать прививку от этого, мы должны быть готовы к этому», – сказала Нэнси Пелоси во время интервью в Капитолии в среду, когда она обсуждала свою обеспокоенность тем, что Трамп не откажется от власти добровольно, если он проиграет выборы в следующем году, но перевес кандидата демократов будет незначительным.

«Не втягивайтесь в длительный процесс импичмента, который в конечном итоге будет сокрушен в контролируемом республиканцами Сенате, и не рискуйте, сместившись слишком далеко влево, оттолкнуть умеренных избирателей, которые голосовали за партию в 2018 году»,  – сказала Пелоси, обращаясь к законодателям от демократической партии.

 У меня не осталось места для фрагмента из отчета Роберта Мюллера. Буду, начиная со следующей недели, либо помещать изложение разных эпизодов из отчета в субботне-воскресные дайджесты, либо писать о них отдельно. Но пока что хочу еще раз повторить основной, важнейший вывод отчета, о котором уже писал. Цитатирую отчет:

«Вмешательство российского правительства в выборы 2016 года было широким и систематическим.
Расследование установило, что российское правительство понимало, что оно получит выгоду от президентства Трампа, и работало над тем, чтобы добиться этого результата, а также, что избирательный штаб (Трампа) ожидал, что он получит электоральную выгоду от информации, украденной и раскрытой российскими усилиями».

Вот такие вот «Не было сговора», «Охота на Ведьм», «Русская мистификация», как повторяет изо дня в день 45-й президент США…

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели.

Поділитися:
Share

Share