Breaking News из США. Рашагейт. «Мирный план» по Украине

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Это очень и очень важная информация. Для тех, кто хочет понять, что такое Трамп и все, кто вокруг него.

Газета Нью Йорк Таймс анализирует открытую часть стенограммы состоявшихся на прошлой неделе судебных слушаний по меморандуму спецпрокурора Роберта Мюллера о нарушении Манафортом соглашения о сотрудничестве с прокурорами.

Как известно, Роберт Мюллер обвинил Манафорта в систематическом несоблюдении соглашения и в многократной даче ложных показаний. У Мюллера точно есть по крайней мере один сотрудничающий свидетель, Рик Гейтс (а он был заместителем председателя предвыборного штаба Трампа и при Манафорте и при Бэнноне, а затем был заместителем председателя инаугурационного комитета Трампа), который за то, чтобы не получить очень большой тюремный срок, рассказал следователям уже очень много. И продолжает рассказывать, поскольку только на прошлой неделе Роберт Мюллер попросил суд отложить вынесение приговора Гейтсу в связи с продолжающимся его сотрудничеством со следствием.



Так вот.

2 августа 2016 года, когда Манафорт был еще председателем предвыбоного штаба Трампа, он и Гейтс встретились в Нью-Йорке с Константином Килимником, который в течение 10 лет был правой рукой и переводчиком Манафорта в Украине и которого Роберт Мюллер считает агентом российского ГРУ. Напомню, что Мюллер предъявил Килимнику официальные обвинения в оказании давления на свидетелей по делу Манафорта в сговоре с Манафортом.

Так вот, как следует из судебных материалов, Манафорт, Гейтс и Килимник обсуждали “мирный план” по Украине, который бы вел к отмене американских и европейских санкций против России.
А дальше все всем должно быть понятно из следующего диалога.

Вопрос судьи Эми Берман Джексон прокурору Эндрю Вайсманну, представлявшему в суде команду спецпрокурора Мюллера: “Как вы считаете, почему Манафорт дал следствию ложные показания об этой встрече?”
Эндрю Вайсманн: «Потому, что это дает возможность широкого понимания того, что, по нашему мнению, происходит, и того, что как мы думаем, является мотивом. Я думаю, что это во многом именно то, что является сердцевиной расследования, проводимого офисом специального прокурора».
Таким образом из слов Вайсманна совершенно недвусмысленно следует, что сердцевиной расследования является сговор между представителями предвыборного штаба Трампа (в данном случае его председателя и заместителя председателя) с представителями России (в данном случае с агентом ГРУ).

Кстати, Эндрю Вайсманн особо подчеркнул, что Манафорт и Гейтс хотели, чтобы их встреча с Килимником осталась незамеченной. Они покинули бар, где встреча происходила, отдельно от Килимника.

Обсуждение “мирного плана по Украине” продолжалось в том же составе и в дальнейшем, как следует из открытой части судебных материалов. Манафорт снова обсуждал “мирный план” с Килмиником в декабре 2016 года, затем в Вашингтоне в январе 2017 года (Килимник приехал тогда в Вашингтон и присутствовал на инаугурации Трампа), затем на их встрече в Мадриде в феврале 2017 года. Прокурор Вайсманн подчеркнул, что встречи продолжались, несмотря на пристальнейшее внимание, которое в начале 2017 года обращалось в США на контакты представителей России с окружением Трампа.

Комментарий для газеты бывшего посла США в Украине Джона Хербста: “Необычное сочувствие и восприимчивость Трампа к Путину и Кремлю были очевидны на протяжении всей кампании и в первые несколько месяцев его президентства. Это подпитывало идею о том, что мистер Трамп может добиваться «великой сделки», которая положит конец санкциям, возможно, на условиях, крайне неблагоприятных для Украины”.

Во время слушаний прокуроры также сказали, что Манафорт должен был быть агитатором в Соединенных Штатах за план Килимника о разделе Украины.

Вот так. Это материалы судебного заседания в федеральном суде в городе Вашингтоне. Заседания по Рашагейту.

А Трамп сегодня в очередной раз объявил, что “No collusion!”, сославшись на председателя сенатского комитете по разведке Бурра. Впрочем, после того, как Бурр проголосовал за отмену санкций против компаний Дерипаски, к нему вопросов нет. Точнее, вопросы, конечно, есть. Когда-нибудь и ответы будут.

А расследование Рашагейта продолжается. И узнать нам предстоит еще очень много.

* * *

Я два дні тому (див. текст вище – ред) писав про цю статтю у Нью-Йорк Таймс, яка базується на відкритій частині стенограми судового засідання по справі Манафорта, та виклав коротко її зміст. Дуже добре, що з’явився повний переклад статті, зроблений Radio Lemberg.

Читайте повністю та будете значно краще розуміти, хто такий Трамп та які плани були в нього та його найближчого оточення щодо України. Який «мирний план» вони розробляли.

Якого лиха уник світ наприкінці січня-на початку лютого 2017 року, коли завдяки колишньому в.о. генпрокурора Саллі Йєтс, колишнім директору та зам. директора ФБР Комі та Макейбу, газеті Вашингтон Пост та тим співробітникам ФБР, які надали їй інформацію, було усунуто з посади радника з нацбезбеки Флінна, який саме й займався просуванням «мирного плану», скасуванням санкцій проти агресора.
Переклад за посиланням на сайті Radio Lemberg. Дуже раджу прочитати статтю повністю.


ГОЛОВНА ЗАГАДКА РОЗСЛІДУВАННЯ РОБЕРТА МЮЛЛЕРА

“…починаючи з того часу, коли Московія почала своїми діями просувати кандидатуру Трампа, люди з його середовища обговорювали можливості вирішити конфлікт, який виник через вторгнення Московії в Україну, та, можливо, звільнити Москву від економічних санкцій, накладених Сполученими Штатами та їхніми союзниками.”

… Коли Трамп став президентом, низка працівників Держдепартаменту зробили тривожні припущення про те, що Білий Дім може готуватись до скасування санкцій. Різні посередники подавали пропозиції, які, за їхніми словами, мали припинити війну на сході України між промосковськими сепаратистами та українськими силами, які намагаються стримати ворога й не допустити більшої втрати територій.

Майкл Коен, який довгий час був особистим «рішалою» Трампа, сказав The New York Times, що залишив запечатаний конверт, в якому містився один з таких планів, на столі містера Фліна у Білому Домі.

Тим часом Кілімнік намагався використати зв’язки з Манафортом для просування ще одного плану. Цей план передбачав повернення Віктора Януковича, прокремлівського політика, що здобув президентство в 2010 році за допомогою Манафорта, якому заплатили десятки мільйонів доларів за докладені зусилля…”

Читайте повністю статтю The New York Times, перекладену українською Петро Козак , на нашому сайті.

Поділитися:
Share

Share