«Теперь мы официально пираты, Владимир Владимирович…»

Alexey Petrov
Алексей Петров

«Несооокрушииимаяяя и легендааарнааяяя,
В боооях познааавшая рааадость побееед,
Теебеее, любимааая, роднааая армияяя,
Шлет наша Родина песню-привет!…»

Путен сидел за рабочим столом посередине необъятного кабинета и унылым голосом, похожим на скулёж замёрзшей собаки, напевал песню времён советской армии. На лакированной столешнице лежал объемный фолиант с чертежами. На обложке было написано всего одно слово «Армата-2». Первые лучи солнца испуганно заглядывали сквозь окна, стараясь не обращать на себя внимание злобного карлика.

В массивную дверь тихо постучали.



– Входите! – Радостно гаркнул Президент Залесья, разглядывая через лупу секретные гусеницы нового секретного танка.

Дверь тихо распахнулась и в проеме появилась хитрая физиономия Премьер-министра.

– Разрешите, Владимир Владимирович!
– Оооооо, профессор, еттить твою мать, – Путен дурачился во все коленки, изображая Шарикова, но тут же натянул на лицо серьёзную маску. – Заходи, Дима! Какие новости?
– Та это, та вчера…
– Не вчера, а позавчера! – Радостно воскликнул Путен, бросил на стол лупу, спрыгнул с кресла и подбежал, торопливо семеня ножками, к Ведмедеву, – Дима, ну ты видел, как мы тех бандеровских фашистов, да? Сначала на таран… БААААМС… – Глаза Путена сверкали от возбуждения. – Потом вдесятером окружили и пушками, как Нахимов турок… БААХХ… БААХХ, и всё! Эх, жаль «Кузнецов» не успел!
– А мы и крейсер ждали???
– Ну конечно! Два катера и буксир – это ж целая эскадра! Мне Кужугетович сказал! Тут без «Адмирала Кузнецова» никак. Но…
– Что?
– Та уголь мокрый привезли, не той фракции. Короче, семечка, а не уголь. И капитана неделю найти не могут! Но Черноморский флот и без авианесущего крейсера справился! Дима, ну скажи? Молодцы!
– Угу! – Буркнул себе под нос Ведмедев.
– Ну чего так грустно, Дима? – Путен похлопал по плечу Премьер-министра. Награди всех, кто участвовал в сражении. По мешку картошки… Нет, по два! Кораблям звание гвардейских. Кужугетовичу орден.
– Какой?
– Та любой! Пусть сам выберет себе! Найди ему орден Нахимова. Пусть носит.
– Слушаюсь, Владимир Владимирович!
– Бггг… Собачонка ты моя дрессированная! Слуууушаюсь, Владимир Владимирович, – передразнил Путен Ведмедева.

Премьер-министр обиженно надул губы.

– Ладно, не куксись. Я не со зла, – Президент запрыгнул в кресло, взял в руки лупу и продолжил, разглядывать чертежи, – Димк, что вообще в мире творится?
– А вы разве не в курсе? – Ахнул гость.
– Не. Выходной вчера был. Отгул взял. Мы с Алиной весь день это… Как его… – Щёки Путена вдруг стали пунцовыми. – В Ленина и Крупскую играли. Я типа умер, а она типа меня оживляла!
– Это как?
– Всё тебе расскажи! – Подмигнул Ведмедеву Президент.
– Оживила?
– Ну конечно. Разок в обед и перед сном. Конечно, ещё раз хотели, но я уснул уже!.. Короче. Отвали. Берия хренов. Допрос мне тут устроил! – хихикнул Путен. – Лучше рассказывай, шо там в Киеве? Прокатили наши Пороха с военным положением?
– Нет! – голос Премьер-министра был тише мышиного писка.
– ЧТООООООО??? – Бесцветные глаза Президента вмиг налились кровью.
– Агенты Каравай и Бурёнка делали всё возможное. Блокировали трибуну. Кричали. Тянули время…
– И что? – голос Путена был холодным как кусок льда.
– Всё тщетно! – Премьер-министр старался не встречаться взглядом с Президентом. Ему первый раз стало поистине страшно.
– Что ты сейчас прошелестел, кулёк? Как это?.. Тщетно? Ты этим говнюкам денег дал?
– Дал!
– Сколько?
– Много! Очень много!
– А они что сказали?
– Мало!.. Хватит только на покривляться.
– Рассказывай дальше! – от голоса Путена повеяло холодом.

Ведмедеву вмиг захотелось исчезнуть, раствориться, провалиться сквозь все полы на первый этаж и сбежать из кабинета. Но ничего подобного не произошло, и он по-прежнему стоял на блестящем паркете в проклятом всеми кабинете.

– Ну потом Ирина Геращенко тремя предложениями поставила их в позу “мама моет пол”.
– А наши молчали?
– Нет. Обозвали её подстилкой
– А она?
– Назвала его кремлевской подстилкой?
– Ох, ёбт, а откуда ей это известно? – удивился Путен и тут оглянулся по сторонам. Даже на потолок посмотрел.
– Без понятия. Может ясновидящая? Короче, а потом выступил Порох.
– Рассказывай!
– Да что там рассказывать? – Ведмедев обреченно махнул рукой. – Гаркнул так, что обосрались все! И наши, и сочувствующие нам. Говорит, если сунемся, то 3,14да!
– Что? Так и сказал?
– Не совсем, конечно, так, но суть именно такая. Там кто-то из наших пытался его перебить, но Порошенко так на него глянул, что тот чувак, наверное, до сих пор срёт без остановки.
– Даааа… Это не четырнадцатый год. Эти наследники Святослава заматерели. Набрались сил! Действительно могут вые*ать и повесить сушиться на проволочке. – Путен задумчиво уставился в окно.
– В общем, на месяц приняли режим военного положения.
– Так, Дима. Агентам Караваю и Бурёнке дай ещё денег. Сколько попросят, столько и дай! Но предупреди, если Порох снова станет Президентом Украины, я тогда этих лопоухих агентов лично через шредер пропущу. По частям.
– Сделаем!
– Это всё?
– Нет!
– Б*дь, что ещё? – в голосе Путена мелькнули испуганные нотки, а может Ведмедеву показалось.
– Вчера в ООН никто не поверил в ту хрень, которую молол наш представитель.
– Как это? Совсем не поверили?
– Нет!
– А он про этих, как их… про радикалов сказал, которые хотели наш мост украсть или взорвать, сказал?
– Да! Не поверили! Вернее, ржали и хотели скорую для него вызвать.
– Вот блин! И что теперь?
– Ну… Теперь мы официально пираты, Владимир Владимирович, и беспредельщики. Отморозки. И мне кажется…
– Что тебе кажется, Дима? Что? – Голос Путена дрожал.
– Теперь иметь нас будут все и сразу!
– Сильно?
– Больно! Как говорится, без вазелина!
– И Ангела?
– Она первая в очереди.
– Что будем делать, Дима?
– Я не знаю, Владимир Владимирович.
– Зато я знаю… Увеличь всей агентуре ассигнования в два… Нет, в три раза.
– У нас денег нет! – прошептал Премьер-министр.
– Меня это не волнует. Наклони олигархов. Если заартачатся, скажи им, будет как с Ходорковским. В общем, деньги найди, где хочешь, и передай вот это, – Путен указал пальцем на чертежи. – На танковые заводы. Я утверждаю проект нового невидимого танка Армата-2. Я им покажу бл*ям, что значит Залесье. Ты меня понял, Дима?
– Да, Владимир Владимирович…
– Всё! Свободен… И найдите в конце концов этого капитана с Кузнецова. И ещё… – Путен на секунду задумался.
– Что, товарищ Президент?
– Тому, кто Геращенко обозвал подстилкой, пополни счёт мобильного на сто баксов. Молодец всё-таки.
– Он потом извинился!
– А, ну тогда на десять баксов!… Слабак!

Карикатура © Юрий Журавель

Поділитися:
Share

Share