Оставшимся прежними. Оставшимся в стороне

Татьяна Худякова
Татьяна Худякова

Иногда нужно встряхиваться. Поднимать глаза от своей обыденности. Иногда нужно прийти в Мемориал Памяти Жертв Голодомора и привести туда детей. Иногда нужно засомневаться в восприятии своей жизни, как чего-то неизменного.

Вот вы живёте с семьей, где-то на Полтавщине, трудитесь, ругаетесь, миритесь, строите планы на завтра и на весну. А завтра к вам пришли вооруженные комуняки и выгребли всю пищу в ноль. И у ваших соседей. У всех. Сложили зерно в разваленную церковь и поставили краснопузого охранять. Зерно там гниёт. А вы здесь умираете. И страшнее смерти от голода, наверное, только то, что твои дети умирают раньше тебя. А ты не можешь ничего, даже сбежать. Где-то в Москве решили, что ты и твоя семья умрёте. И ещё 4 миллиона таких как ты.

Зачем? А нас просто дофигища. Мы самая большая нерусская популяция СССРа. Расстреливать нас долго, вывозить куда-то –вагонов не хватит, а вот голод – самое оно, чтоб тотально сократить численность. На несколько поколений вперёд. И привить безусловную покорность. Потому что нет ничего более унижающего, лишающего всякого достоинства и сводящего с ума, чем вот это медленное беспомощное умирание.



Что такое беспомощность, я хорошо поняла летом 14-го. Летом, которое сделало меня другой. А теперь я пишу вам. Оставшимся прежними. Оставшимся в стороне. Вы ведь способны задуматься о вариантах развития событий?

Вы ведь поняли уже, что «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда» – НЕ работает?
Ты, жующий вкусные мамины котлетки, ты уверен, что не услышишь завтра от неё «Мы вырастили фашиста!»?

Ты, десятилетиями ходящий на стабильную работку, ты уверен, что завтра не воткнёшься в амбарный замок, а на Work.ua не скажут, что ты слишком старый?

Ты, покупающий новую диагональ со скидкой, ты уверен, что через год у тебя останется жилище, где она красиво стоит и показывает футбол?

Ты, сидящий за столом с другом, с хорошим другом, с самым настоящим из друзей, уверен ли, что завтра он не окажется с той стороны прицела?

Ты уверен, что завтра вооруженные люди не засунут тебя в вагон и не увезут в снега за Урал? Этого же не может быть, да? Как не могло быть в Крыму. Или в Балтии в середине прошлого века. Ведь это только звучит так далеко – середина прошлого века. А прошло всего чуть больше 70 лет.

Ты точно знаешь, что в супермаркете всегда будет хлеб и молоко, и кусок мяса? Спроси у жителей Славянска, что такое, когда «не может быть» становится реальностью.

Спроси у своей бабушки, если она жива и если захочет рассказать, как умирали от голода её земляки на Полтавщине, где даже палка, воткнутая в землю, плодоносит. Умирали, потому что кто-то в Москве решил, что они должны умереть.

У тебя сейчас есть квартира, работа, еда, интернет, идеи, планы, друзья, семья, возможности. А что у тебя останется, когда у тебя не останется ничего?


Alexey Petrov
Алексей Петров

Про Голодомор я узнал лишь в самом начале девяностых. Ведь в учебнике истории СССР для 10 класса, вскользь упоминался только голод в Поволжье. Да и сама фраза «голодающий с Поволжья» плотно вошла в обиход. Даже шутили так над теми, кто любил поесть. А бабушки ничего не рассказывали. Вообще. Только заставляли обязательно доедать еду и очень злились, когда кто-то выбрасывал хлеб, потому что он уже черствый. Лишь однажды бабушка обронила фразу про то, как будучи детьми они ели лебеду, и тут же испуганно замолчала. Давно не было НКВД, Советский Союз доживал свои последние дни, а из стариков каждое слово нужно было вытягивать клешнями. Намертво сидел в них этот страх. Моя вторая бабушка всю свою жизнь прожила в болгарском селе на окраине Бердянска. Дед ловил рыбу (благо до берега моря считанные километры), это и спасло их семью в те страшные годы. А вот первая бабушка так и унесла с собой в могилу свою историю. Вот только про лебеду я и слышал…

Почти четыре миллиона украинцев умерли от искусственно созданного голода. Более шести миллионов так и не родились. Пытаешься как-то сложить воедино эти цифры в голове, и не получается. И вряд ли когда-то получится. Я где-то прочёл, что разорение Батыем Киева в 1240 году навсегда изменило историю нашей страны. Кто знает, какая бы сейчас была Украина, если бы не орда. Как бы повернулась история, если бы спустя почти семьсот лет однажды в Кремле одним росчерком пера не вычеркнули из жизни миллионы украинцев? Ведь среди умерших и тех, кто так и не родился, обязательно были бы будущие светила науки. Гениальные музыканты и художники. Экономисты. В чьём-то роду могли родиться не менее гениальные политики, и, возможно, не было бы вчистую просранных двух десятилетий Независимости. Так и гудит в голове «Если бы… если бы… если бы».

Я попытался себе представить, как это… голод? И не смог. Вот когда нет совсем еды. Никакой и ни у кого. Все мрут как мухи. Соседей уже нет в живых. И мужиков, с которыми вечерами курили на завалинке, тоже нет. Всё, что было в амбаре, подчистую вымели отряды продразвёрстки. Дети смотрят на тебя пустыми взглядом. И ты прекрасно понимаешь, что завтра еды тоже не будет. Мало того, уехать никуда не можешь. На всех дорогах заградотряды, сука, в будёновках. Ты и твоя семья должны умереть. Так решили в Кремле. За что такая участь? А причина проста. Очень. За то, что ты… украинец!

Ещё раз… Почти четыре миллиона умерли и шесть миллионов украинцев не родились. Постарайтесь вдуматься в эту цифру. А лучше расскажите детям! Обязательно расскажите. Трагедию Голодомора, устроенного Кремлём, мы обязаны сохранить навсегда. Передавать из поколение в поколение. Чтобы на генном уровне помнили…

Как и помнили имена тех, кто с холодным равнодушием складировал на своих столах рапорты о количестве пудов конфискованного у крестьян хлеба. И в тот же момент совершенно не обращал внимания на сводки о повальной смертности от голода. «Смерть одного человека – это трагедия. Смерть тысяч – статистика!»
Палачи украинского народа! Сталин, Молотов, Хатаевич, Каганович, Постышев, Косиор, Балицкий, Чубарь и другие…

P.S. Я вчера попытался найти информацию о дне, когда Россия скорбит о жертвах голода в том же Поволжье (советские учебники истории не могли врать). И не нашёл… Они забыли. Если вообще помнили…

Поділитися:
Share

Share