Чем грязнее и громче скандал, тем скорее его раздули намеренно

Олена Монова

Вчера у меня в комментариях спросили, почему я склоняюсь к мысли, что эпопея с тиндером и куриными ногами больше похожа на фейк, чем на реальную историю. Вчера мне было лень отвечать, а сегодня решила отнереститься целым постом, бо маю час та натхнення.

Совершенно не питая иллюзий относительно того, как у нас обстоят дела с буллингом в интернете, будучи в полной уверенности, что мудаки среди правоохранителей встречаются так же часто, как и среди других слоев населения, я, тем не менее, практически уверена в заказном характере этого вброса.

Почему?

Давайте по порядку. Для начала, секс-скандал в публичном пространстве — это ВСЕГДА информкампания. Ну, по крайней мере, на 99%.

Секс-скандал в публичном пространстве, когда один из фигурантов — такая себе не мелкая шишка в правоохранительных органах, является информкампанией уже на 99,99%, причем независимо от того, имели ли факты место, или же они высосаны из куриной лапы.

На что я сразу же обратила внимание.

Во-первых, аккаунт девушки. Где кроме фото со скупыми подписями «вот я», «вот я на море», «вот моя жопа, она красивая» — больше ничего нет. То есть никаких текстов вообще. И тут вдруг посыпались удивительные эпистолярные шедевры, подробные и объемные.

Во-вторых, мгновенный и массовый резонанс. Ну то есть угрозы от полицейского чина студентке — событие, конечно, само по себе нетривиальное, резонанс все равно бы случился, но скорость реагирования насторожила сразу. Мгновенный и свирепый разнос постов по сети свидетельствует об одном: постов ждали, они вышли, их начали репостить с вирусной скоростью.

В-третьих, привлечение ботнета.

В-четвертых, упоминание в переписке фамилии умершей Катерины Гандзюк, причем в день ее похорон, чтобы уже наверняка привлечь внимание, это беспроигрышный ход.

Сюда же слово «споймали» от человека, который до этого писал грамотно; сюда же куриные лапы в почему-то совершенно сухой изнутри, без единого пятна картонной коробке, словно их положили туда сразу же перед съемкой только для того, чтобы сфотографировать и скормить дворовым котикам.

Есть еще и в-седьмых, и в-одиннадцатых и далее везде, но мне снова лень.

Но самое главное — это то, что осталось за кадром. А за кадром осталась жена полицейского чина. Внезапно оказавшаяся замглавы структуры, которую уже успели окрестить «украинским ФБР» — Государственного Бюро Расследований. И как раз накануне скандала состоялось заседание конкурсной комиссии по отбору претендентов на руководящие должности в Бюро. И на заседании случился свой скандал, в который оказалась втянутой и вышеозначенная дама.

Я не буду вникать глубоко в разборки внутри Бюро, это долгая и кропотливая работа, а я ленивая. Но в совпадение во времени и пространстве двух скандалов подряд я не верю. Достать нужного человека через членов семьи — классика жанра. Правда, в этот раз сработали настолько криво, что аж глазам больно.

Как и не знаю того, кем в этой сатанинской партии является студентка — такая же жертва или соучастница. В любом случае, я надеюсь на то, что с девочкой все в порядке, кем бы она ни была. Пусть уже в этом ГПУ разбирается, благо, там открыли дело.

Я зачем это все снова пишу. Чтобы напомнить в охулиардный раз об инфогигиене.
О том, что чем грязнее и громче скандал, тем больше вероятность, что его раздули намеренно.
О том, что всегда нужно искать, кому выгодно. А чтобы это понять, нужно знать фигурантов. Не знаешь никого? Плюнь каку. Не знаешь никого, не плюнул, и все равно потащил по сети? Поздравляю, ты говноед.

 

Усі відео