Глазная болезнь. Синдром Хуга

Гліб Бабіч
Глеб Бабич

Що це йде, стуливши беньки?
Нечутливе, та сліпеньке,
І мовчить – ні бе, ні ме –
Переконано німе.

Хоч настирливе, як муха, –
Вщент глухе на кожне вухо.
Сліпо стежить “де війна?”,
Бо лояльне до лайна.

Статус, стать, надуті щоки,
Шори по обидва боки.
Хто це? Відповіді є?
Мабуть це – …?




Ivan Shtraus
Ivan Shtraus

Муж нанимает частного детектива для слежки за неверной женой. Детектив отчитывается по итогам дня: они сначала пошли в ресторан, потом он купил ей цветы, они долго целовались в машине, потом поехали в мотель. Там они разделись, приняли душ и легли в кровать. Далее я ничего не видел, так как они выключили свет. Выслушав все это, муж с досадой восклицает «Опять эта проклятая неизвестность».

По сообщению издания Гордон, замглавы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг заявил, что миссия ОБСЕ не увидела прямых доказательств участия России в конфликте на Донбассе. По его словам, члены миссии видели на Донбассе мужчин с опознавательными знаками РФ, но добавил, что такую куртку можно купить в «любом месте».

Это мы уже где-то слышали. Про продаваемые в военторгах ЗРК «Бук», про вездесущих бабушек, продающих семечки, которые переквалифицировались в продавщиц реактивных пехотных огнеметов «Шмель», про трактористов, шахтеров и иных представителей мирных профессий, за короткое время освоивших управление системами залпового огня. Было, было. Но когда подобные слова покидают рот замглавы столь уважаемой организации, становится неуютно.

Хуг также сказал, что миссия фиксировала конвои, въезжающие в Украину и выезжающие из нее по грунтовым дорогам ночью в районах, где нет официальных пунктов пропуска, наблюдатели видели “конкретные типы оружия”, в том числе военное электронное вооружение. Миссия общалась с заключенными, задержанными украинскими военными, которые утверждали, что являются военнослужащими российских вооруженных сил и во время ротации принимают участие в войне на востоке Украины. Тем не менее, подытоживая сказанное, Хуг отметил, что “Если вы спрашиваете, что мы видели на местах, – мы не увидели прямых доказательств”.

Сейчас мы поняли, что должно произойти, чтобы СММ ОБСЕ подтвердила участие российских военнослужащих в боевых действиях на Донбассе.

Видимо, под Донецком должна состояться танковая атака 4-ой гвардейской Кантемировской ордена Ленина Краснознамённой дивизии имени Ю. В. Андропова. Экипажи танков при парадной одежде, со всеми регалиями, с поднятыми над головами военными билетами должны высунуться из люков и кричать «Вперед Россия!». В арьергарде наступающей дивизии на белом коне, в окружении сотен журналистов должен стоять министр обороны России Сергей Шойгу и зачитывать приказ президента России о наступлении. Читать он должен без остановки. Закончив, начинать заново. Вдруг, кто-то не услышит. За крупом коня Шойгу хорошо бы разместить Гундяева, размахивающего кадилом и верещащего «Вот это вам за томос, а вот это за автокефалию». Чуть поодаль расположить членов Госдумы в полном составе, залихватски напевающих «так громче музыка играй победу, мы победили и враг бежит раз-два».

Как это все надоело.


Сергей Марченко
Сергей Марченко

Удивляетесь, что ОБСЕ не видит на Донбассе россиян?

Так, согласно последнему соцопросу КМИС, почти половина украинцев не считает войну важной проблемой. И если ОБСЕ можно понять – здесь им ничего не угрожает, а в “ДНР” за излишнюю наблюдательность можно и на подвал загреметь, то половину наших слепых “внеполитиков” понять труднее.

Еще труднее понять 25% чертей, не считающих влияние России на Украину негативным. Это каждый четвертый ваш коллега по работе, сосед, прохожий на улице. Для них нет войны, нет русских на Донбассе и в Крыму. Есть только плохая страна, в которой они живут через силу, проклиная вот этих всех майданутых биндер.


"Ми бачили людей з розпізнавальними знаками Російської Федерації, але такі куртки можна купити будь-де"… Це не…

Gepostet von Andriy Tsaplienko am Donnerstag, 25. Oktober 2018

Поділитися:
Share

Share