Временщики на фронте

Роман Доник
Роман Доник

Усталости и злости пост. Без персоналий.

Одно из самых больших зол, которое я видел за последние 4,5 года войны, – это временщики на фронте. Даже если это временщики вынужденные.

По сути, на фронте складывалась парадоксальная ситуация – не было постоянных органов управления войсками именно на войне. Старших начальников, как говорят военные. Командование АТО и командование ОТУ (оперативно-тактичне угруповання) заходили на ротацию, не имея возможности долгосрочного планирования и построения постоянной коммуникации. Месяц-два люди въезжали в тему, месяц-два работали с отдачей и пониманием процесса, а потом ждали когда их будут менять и сидели на чемоданах. То есть, в принципе, ни штаб АТО, ни штабы ОТУ не работали с той эффективностью, с которой могли бы, из-за частой смены командного состава. Кроме редких командующих, которые начинали войну командирами бригад и на своей шкуре прочувствовали, что значит, когда затягивается время по решению кричащих проблемных вопросов.



Кроме этого, у нас есть масса штабных посад, которые обязаны пройти ротации на войне, иначе не будет повышения. Можно себе представить, как люди, которые десятки лет перекладывали бумаги и ни за что не отвечали, будут работать в свою ротацию. За редчайшим исключение – хреново. Любая бригада, когда выходит на фронт, во время ротации на фронте подчиняется не своему оперативному командованию, а подчиняется на время ротации ОТУ (оперативно-тактичному угрупованню). Т.е, все снабжение и все проблемные вопросы должно было решать ОТУ (от гвоздей до боеприпасов), а потом по вертикали, до недавнего времени, штаб АТО.

Что получалось на деле? Практически все документы должны были пройти согласование в ОТУ, потом утверждены в штабе АТО и только после этого поступали в соответствующие службы. Если рапорты, заявки и акты попадали в руки человеку, который только зашёл на ротацию, то у него просто не хватало опыта и сил оперативно их обработать. Если они попадали в руки того, кто готовился к выходу, он тоже, за редким исключением, не напрягался. Но даже если и везло в ОТУ, то такая же ситуация с бумагами могла быть и в штабе АТО. И часто бумаги месяцами гуляли по кабинетам, а потом эти бумаги теряли смысл и актуальность, потому что бригада уходила в тыл. Чтобы поставить нужную подпись, комбриги могли неделю вылавливать старшего начальника из ОТУ.

После того, как началась ООС, как минимум в штабе ООС появилась стабильная структура, которая работает постоянно, вникнув во все тонкости и, самое главное, несет за это ответственность. Потому что раньше все сваливали на попередников или оставляли кучу головняков тем, кто приходил на ротацию после них.

Сейчас по-прежнему есть проблемные вопросы в ОТУ, но их намного проще решать и проталкивать. Но даже при этом КПД служб на уровне ОТУ – это лотерея, зависящая от слишком многих факторов. И я, откровенно говоря, не представляю, каким образом можно свести к минимуму вероятность захода на ротацию временщиков. Или назначать людей на постоянные должности или существенно продлевать сроки ротаций именно в ОТУ. Но на 5 году войны люди, которые “отбывают” срок ротации как тюремный, стараясь поменьше сделать и желательно не залететь никуда, – это как-то совсем неправильно.

Поділитися:
Share

Share