Новости из США. 24-30 сентября 2018 года

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. Об основных событиях, находившихся в центре внимания в США и американских СМИ в течение последней недели.

Главным событием недели в США было очень бурное продолжение рассмотрения в Сенате кандидатуры Бретта Кавано, номинированного Трампом в Верховный Суд США. В четверг, 28 сентября, в юридическом комитете Сената с 10 часов утра и до вечера проходил новый раунд слушаний об утверждении кандидатуры Кавано. В слушаниях приняла участие профессор Кристин Блази Форд, обвиняющая Кавано в попытке ее изнасиловать в бытность их обоих старшеклассниками. О том, что история с рассмотрением кандидатуры Кавано затмила все остальные новости, красноречиво говорит тот факт, что все основные телеканалы страны и Национальное Общественное Радио (NPR) отменили в четверг и в первой половине дня в пятницу (когда юридический комитет Сената вновь собрался) все свои обычные передачи и вели непрерывную прямую трансляцию из юридического комитета Сената.

• Важность этого вопроса для Америки действительно огромна. Верховный Суд – вершина судебной власти в стране, единственный имеющий право трактовать положения Конституции и выносить решения о соответствии Конституции вновь принимаемых и действующих законов. Решения Верховного Суда окончательны и не подлежат обжалованию. Он, правда, имеет право их сам пересматривать в части трактовки Конституции. В ситуации, когда открывается вакансия в состоящем из девяти пожизненно назначаемых судей Верховном Суде в результате смерти или добровольного ухода на пенсию одного из них, назначению нового судьи естественным образом уделяется очень пристальное внимание. Но в случае с Кавано это внимание многократно усилено. После ухода в июне 2018 года на пенсию судьи Кеннеди в Верховном Суде осталось 8 судей (для наличия кворума необходимо, чтобы их было не меньше шести). Четверо из этих судей, назначенных президентами-республиканцами, придерживаются консервативных взглядов. Четверо других, назначенных президентами-демократами, – либералы. Таким образом, назначение нового судьи изменит баланс в суде.



• Было понятно, что Трамп номинирует на освободившееся место консервативного судью. Еще до избрания Трампа Союз Федералистов, организация консервативных юристов, составил список кандидатов в верховные судьи, из которого Трамп обещал выбирать кандидатов. Кавано в этом списке изначально не было. Трамп внес его туда осенью 2017 года. Почему? Судья Кавано отличался тем, что высказывался публично по ряду очень животрепещущих проблем. Он не исключал возможности пересмотра Верховным Судом решения от 1973 года о признании законным права женщины на аборт (многолетняя мечта консерваторов). Он говорил, что решение Верховного Суда, обязавшее Никсона предоставить интересовавшие следствие по Уотергейту записи разговоров в его кабинете, было, возможно, неправильным. Он говорил, что, по его мнению, президенту не только не могут предъявляться обвинения в совершении преступлений, но его не могут даже вызывать в качестве свидетеля, как не могут и обязывать предоставлять документы, интересующие следствие. Не думаю, что Трампа в отличие от большинства республиканцев вообще интересует вопрос об абортах (свидетельством этому является любопытный диалог, приведенный Бобом Вудвордом в его книге, – об этом ниже), но защита Верховным Судом президента от любых следственных действий представляет для нынешнего президента, как можно с очень большой вероятностью предположить, наибольший интерес. Естественно в связи с Рашагейтом и Коэнгейтом, двумя уголовными делами, во втором из которых, как совершенно достоверно известно из текста обвинительного заключения по делу Коэна, президент фигурирует как подельник, а фактически как заказчик.

• Утверждать не могу, но полагаю с большой долей вероятности, что именно публично высказанные вслух взгляды Кавано о защите президента от любых контактов со следствием по любому уголовному делу явились и причиной его включения в список кандидатов в верховные судьи, и его номинации, как только для этого появилась возможность. Консервативных судей в стране много. Вероятно, примерно половина. Но никто из них не высказывается обычно вслух ни по каким животрепещущим вопросам (как и их либеральные коллеги). Поскольку это неэтично. Понятно, что любой судья может иметь политические и идеологические взгляды и привязанности, как и любой гражданин. Но если судья высказывается публично по вопросу трактовки любого закона или публично поддерживает одну политическую партию, порицая другую, то тем самым этот судья показывает, что у него до слушания соответствующего дела уже есть заранее сформированная позиция. Следовательно, такой судья демонстрирует свою предубежденность. Поэтому когда Трамп в июле номинировал в Верховный Суд Кавано, его кандидатура выглядела с самого начала одиозной и в силу этого совершенно неприемлемой для демократов в Сенате.

• Кто-то может сказать, что оппозиция всегда против предложений власти. Это так, да не так. До апреля 2017 года, пока республиканцы не изменили регламент Сената, для утверждения номинированного президентом судьи Верховного Суда в течение довольно многих лет требовалось 60 голосов сенаторов. Поэтому требовался консенсус между правящей партией и по крайней мере частью оппозиционной партии. Много раз бывали ситуации, когда президент принадлежал к одной партии, а большинство в Сенате было у другой. Поэтому президенты, подбирая кандидатов в Верховный Суд, старались выбрать кандидатов с высокой профессиональной и личностной репутаций, опытом и отсутствием явных идеологических, а тем более политических установок. Например, ушедший в июне 2018 года на пенсию судья Энтони Кеннеди, был третьим (!) кандидатом, номинированным президентом Рейганом в 1987 году на освободившееся в Верховном Суде место. Третьим, но зато он набрал в Сенате при своем утверждении (не поверите, следя за нынешней американской политикой) 97 голосов! И это было единогласное голосование, потому что голосов «против» не было, три сенатора просто отсутствовали. Судья Кеннеди при этом был умеренным консерватором. Но за него проголосовали все(!) демократы. И это судья Кеннеди в 2015 году подал решающий голос за легализацию однополых браков в стране (суд решил этот вопрос с перевесом в 1 голос, 5-4). А, например, судья Роберт Борк, первый кандидат номинированный Рейганом до Кеннеди на то же место, не был утвержден Сенатом (42 голоса «за» и 58 «против») именно потому, что подобно Кавано был крайним консерватором в своих взглядах, которые, как и Кавано, выражал публично (был за запрет абортов, против расширения гражданских прав, считал, что не может быть никаких новых прав, не прописанных буквально в Конституции). После провала номинации Борка, Рейган номинировал судью Дугласа Гинзбурга. С ним произошла история, похожая на нынешнюю историю с судьей Кавано. Журналист NPR Нина Тотенберг обнаружила свидетельства того, что Гинзбург, будучи студентом, а затем ассистентом Гарвардского университета в 60-е годы, то есть за 20 лет до номинации, как минимум несколько раз курил марихуану. Эти сведения отсутствовали в результатах проверки его прошлого, проводившейся ФБР. В результате Гинзбург снял свою кандидатуру с рассмотрения. Но, кстати, продолжил работать судьей, и был даже председателем федерального апелляционного суда в Вашингтоне в 2001-2008 годах. Но вот в Верховный Суд из-за грехов молодости не попал. Потому что всегда считалось, что судьи Верховного Суда должны иметь совершенно безупречную репутацию. Вот только после снятия Гинзбургом своей кандидатуры с рассмотрения Рейган номинировал судью Кеннеди, который был единогласно утвержден Сенатом. Были когда-то времена…

• Слушания в четверг, за которыми в прямом телеэфире следила вся страна, вылились в очень жаркие баталии. Нужно пояснить для тех, кто думает, что целью этих слушаний было выяснить, виновен ли судья Кавано в попытке изнасилования. Нет. Сенатский комитет – это не прокуратура и не суд. Он не может завести уголовное дело или судить кого-то. Задача сенатского комитета состоит в том, чтобы рассмотреть номинированную президентом кандидатуру на предмет соответствия той должности, на которую выдвинут кандидат. Иначе говоря, сенатский комитет проводит своеобразное интервью по вопросу о приеме на работу.

В четверг в комитете выступила и ответила на вопросы нанятого республиканцами прокурора (поскольку сами они боялись плохо выглядеть, задавая вопросы женщине, рассказывающей о попытке ее изнасиловать) и сенаторов-демократов профессор Кристин Блази Форд. Затем выступил Кавано.

Профессор Форд рассказала свою версию, о которой уже все, очевидно, знают. Сказала, что как только узнала, что Кавано попал в список возможных претендентов на номинацию в верховные судьи, стала предпринимать попытки рассказать о том, что произошло в бытность ее и Кавано старшеклассниками (профессору Форд было тогда 15 лет, Кавано старше на 2 года), связалась с офисом своего депутата Палаты Представителей и с газетой Вашингтон Пост. Но долго не разрешала раскрывать свое имя. Повторила несколько раз, что на 100% уверена, что ее пытался изнасиловать именно Кавано.

Выступление Кавано и его ответы на вопросы можно назвать одним словом – истерика. Он обвинял демократов, «левых» и… Хиллари и Билла Клинтонов (???) в том, что они устроили заговор, финансируемый огромными деньгами, чтобы сломать жизнь ему и его семье и очернить его имя. На многие вопросы сенаторов-демократов отвечать отказывался, вместо этого задавал им сам совершенно неуместные вопросы, о том, любят ли они пиво и какие у них алкогольные предпочтения. Оскорбил сенатора Эми Клобучар вопросом, нет ли у нее проблем со злоупотреблением алкоголем (правда, извинился впоследствии), отказался ответить на несколько раз прямо поставленный вопрос сенатора Дурбина, согласен ли он, Кавано, чтобы выдвинутые профессором Форд обвинения расследовало ФБР.

• С небывало резкими нападками на коллег-демократов выступил сенатор Грэм, заявивший, что Кавано будет в Верховном Суде, а демократы мечтают оставить место вакантным в надежде выиграть президентские выборы 2020 года (это перенесение прямо по Фрейду, именно республиканское большинство в Сенате держало вакантным место в Верховном Суде с апреля 2016 по апрель 2017 года, не желая рассматривать кандидатуру номинированного Обамой судьи Гарланда и в надежде выиграть президентские выборы 2016 года).

• В том же, что касается кампании и денег, то на самом деле именно республиканцы или их финансовые спонсоры организовали в последние две недели очень настойчивую, я бы сказал, агрессивную и с очевидностью очень дорогостоящую рекламную кампанию в поддержку Кавано. Рекламные ролики с призывом утвердить его по несколько раз в течение каждого часа крутят по всем телеканалам, в том числе по MSNBC, который Кавано, мягко говоря, совершенно не симпатизирует. При этом в этих роликах снялись женщины, рассказывающие о том, какой Кавано замечательный, и призывающие сенаторов голосовать за него. Денег в эту рекламную кампанию вброшено очень много, просто потому что рекламное время в прайм-тайм на телевидении, да еще и на всех основных телеканалах сразу, стоит очень дорого. При этом, рекламные ролики часто обновляются, то есть на их съемку тоже уходит много денег.

• На 9:30 утра пятницы республиканское большинство назначило заседание, на котором должно было состояться голосование в комитете по кандидатуре Кавано. Сенаторы выступали по мотивам голосования. Республиканцы Кавано всячески расхваливали, демократы говорили, что независимо от того, справедливы ли обвинения профессора Форд, Кавано не соответствует высокой должности судьи Верховного Суда из-за своей крайней политизированности, неумения себя вести, предубежденности по многим вопросам и даче ложных показаний Сенату. Часть демократов покинули зал в знак протеста. Вроде бы все шло к голосованию, итоги которого были предсказуемы. Но тут у республиканцев «что-то пошло не так». Республиканский сенатор Джефф Флэйк, рано утром заявивший, что поддержит Кавано, неожиданно встал во время заседания и вышел из зала вместе с сенатором-демократом Крисом Кунсом. Председатель Грассли объявил перерыв. Он затянулся. Когда же перерыв закончился, Флэйк попросил слова и сказал, что он проголосует в комитете «за» только с твердым условием, что голосование полным составом Сената будет отложено, и ФБР проведёт за это время расследование обвинений в сексуальных домогательствах, выдвигаемых против Кавано. В противном случае, заявил Флэйк, он не сможет проголосовать за Кавано, когда вопрос будет рассматриваться полным составом Сената. После этого состоялось голосование в комитете. Юридический комитет проголосовал большинством в один голос (11-10) в поддержку кандидатуры Кавано. Все 11 республиканцев голосовали «за», все 10 демократов голосовали «против». Сенатор Грассли стал объяснять Флэйку, что не в его власти назначить расследование ФБР, что он «доведет это до сведения, но не может гарантировать».

• На самом деле проверку ФБР мог назначить только Белый Дом. Но сразу же после голосования республиканский сенатор Лиса Мурковски, не являющаяся членом юридического комитета, заявила, что поддерживает заявление своего коллеги Джеффа Флэйка о том, чтобы отложить голосование в Сенате и провести расследование ФБР, иначе она тоже не проголосует за утверждение Кавано. У республиканцев в Сенате минимальное большинство (51-49). В результате заявления Флэйка и Мурковски Трамп попал в положение цугцванга. Поскольку сенаторы Флэйк и Мурковски заявили, что если не будет расследования ФБР, они не проголосуют за утверждение кандидатуры Кавано, это означало для Трампа, что без проведения ФБР этой самой дополнительной проверки он заведомо проигрывает, поскольку в таком случае голосов за утверждение Кавано нет. Поэтому он просто не мог в такой ситуации не поручить ФБР провести проверку. И президент такую проверку ФБР поручил практически в течение часа после заявления Флэйка и Мурковски. Голосование Сената в полном составе было отложено.

Президент дал ФБР недельный срок для завершения проверки. Сфера этой проверки также ограничена президентом заявлениями профессора Форд и сокурсницы Трампа по Йельскому университету Деборы Рамирез, также обвинившей Кавано в сексуальных домогательствах. Однако президент не разрешил ФБР заниматься проверкой заявления третьей женщины, Джули Светник, обвинившей Кавано в том, что он и его друзья в бытность их старшеклассниками подсыпали наркотики девушкам в напитки, а затем насиловали их, пользуясь их беспомощным положением.

• Упреждая вопросы, скажу, что ФБР не занимается по определению расследованиями преступлений, касающихся сексуального насилия, поскольку такие преступления не находятся в ведении федеральной юстиции, ими занимается юстиция штатов. Но ФБР занимается проверкой прошлого кандидатов на высокие должности, номинированных президентами. Сферу этой проверки и сроки ее проведения президент вправе определять. Вот если в ходе проверки появятся веские основания подозревать кого-то в совершении преступления, находящегося в ведении штатной юстиции, прокуратура штата может возбудить уголовное дело и предъявить такому человеку обвинения.

• Так что Америка теперь ждет, что будет дальше. Как рассказывают телевидению и газетам бывшие агенты ФБР, в такой проверке могут быть задействованы сотни агентов по всей стране. Выявляется круг свидетелей, с которыми необходимо говорить. И агенты проводят такие беседы. Затем эти данные обобщаются. Кстати, школьный друг Кавано Марк Джадж, о котором профессор Форд рассказывает, что он был в комнате вместе с ней и Кавано, когда Кавано пытался ее изнасиловать, неожиданно высказал в пятницу вечером готовность сотрудничать с ФБР (Джадж отказывался добровольно дать показания юридическому комитету Сената, а республиканцы отказывались вызвать его туда обязательной повесткой).

• Тем временем по телевидению и в газетах в пятницу и в субботу активно выступают сокурсники Кавано, в том числе его сосед по комнате в общежитии, рассказывающие, что в бытность студентом он не знал меры в употреблении алкоголя, часто напивался до полного отключения и поэтому врал, отвечая на вопросы сенаторов об этом, говоря, что с ним никогда подобного не было.

Началась же уходящая неделя с выступлений Трампа во вторник на Генеральной Ассамблее ООН, в среду в Совете Безопасности ООН и последовавшей за этими выступлениями его пресс-конференции. Президент зачитал по телесуфлеру то, что написал ему скорее всего Стивен Миллер, его главный нынешний идеолог. Начал с того, что над ним смеялся зал Генеральной Ассамблеи после его заявления о том, что его «администрация меньше чем за два года добилась больших достижений, чем почти любая другая администрация в истории». Главных врагов у США, как следует из выступления президента, теперь три – Иран, глобализм и социализм.

Россия была упомянута только в связи с тем, что Трамп упрекнул Германию за то, что она собирается строить СП-2 и станет полностью зависимой от российского газа. Вместе с тем, встречаясь всего за несколько дней до этого с польским президентом Дудой в Белом Доме, Трамп, отвечая на вопрос журналиста польского радио о том, будут ли США вводить санкции против компаний, участвующих в строительстве СП-2, ответил отрицательно: «Нет, мы не планируем этого делать».

Украину Трамп не упомянул вообще ни разу. Много говорил о Северной Корее. Год назад с той же трибуны ООН Трамп грозил «маленькому ракетному человечку», что США могут «уничтожить Северную Корею». Но теперь все изменилось. Северная Корея уже не враг. С «председателем Кимом» – «хорошее соответствие» и благодарность ему за встречу (скоро будет еще одна).

• На заседании Совета Безопасности ООН в среду Трамп неожиданно обвинил Китай в том, что он вмешивается в предстоящие 6 ноября выборы в Конгресс на стороне демократов. Каким образом вмешивается, не уточнил.

• Позднее в среду состоялась пресс-конференция президента. Его тут же спросили, есть ли у него доказательства вмешательства Китая в выборы, он ответил: «У нас есть доказательства. Вы увидите доказательства». Тут же Трамп снова назвал расследование Рашагейта «охотой на ведьм», говорил, что его встреча с Путиным была «великой» и что они обсудили на ней «все вопросы, и Украину, и Сирию, и безопасность Израиля». Но особенно гордился своей июньской встречей с «председателем Кимом», с которым у него теперь «взаимное уважение». «Председатель Ким» пишет ему очень уважительные и хорошие письма. Обещал, что скоро они встретятся снова. И еще сказал, что это «Обама готов был начать войну с Северной Кореей», в которой «погибли бы миллионы людей», повторив это несколько раз.

Трамп также сообщил, что ответил канадскому премьеру Трюдо отказом на предложение встретиться в ООН, «потому что Канада нас не уважает», «торгует с нами нечестно, особенно с нашими фермерами» (откуда при этом у США берется профицит в торговле с Канадой, не сказал). При этом пресс-служба Джастина Трюдо буквально тут же сообщила, что канадский премьер-министр не предлагал американскому президенту встречаться с ним в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН.

Из книги Боба Вудворда «Страх: Трамп в Белом Доме». Два небольших штриха к портрету.

• Трамп впервые стал думать о том, чтобы выдвинуться в президенты еще в 2010 году. В августе 2010 года с ним встретились по этому поводу консервативный республиканский активист Дэвид Босси и приглашенный им ультраправый идеолог Стив Бэннон (последний идти сначала не хотел, считал Трампа совершенно пустым человеком). Во время их беседы Босси объяснял Трампу, что для того чтобы стать кандидатом от республиканцев он слишком «pro-choice» (так в США называют сторонников права на аборт). Ни один человек не может выиграть праймериз в республиканской партии, если он не заявит твердо, что он «pro-live» (так называют сами себя сторонники запрета абортов), – говорил Босси Трампу. Трамп, как выяснилось, не знал значения этих терминов. Ему объяснили. Он спросил: «Почему я «pro-choice»? Ему сказали, что он в разных интервью говорил в разное время, что «женщина сама может решать». Трамп ответил: «Какая мне разница, если нужно быть «pro-live», значит я теперь буду «pro-live». По итогам той встречи Бэннон сделал вывод о том, что Трамп ни при каких вариантах не сможет выиграть в 2012 году выборы у Обамы и отказался тогда заниматься его предвыборной кампанией.

• Очень вероятно, что если бы в августе 2016 года в печати не появились сведения, что Манафорт получил наличными $12 миллионов по амбарной книге партии регионов, Трамп не стал бы президентом. Получение этих денег, кстати, так и не было никем доказано. Получение именно этих денег Манафорту в вину не вменяли. Он получил более $60 миллионов банковскими переводами, которые и фигурируют в обвинениях против него. Дело в том, что когда статья об этих $12 миллионах появилась в Нью-Йорк Таймс, Манафорту пришлось пост руководителя предвыборного штаба Трампа и сам этот штаб покинуть уже на следующий день. А дела у будущего президента тогда шли плохо. По всем опросам он проигрывал выборы в ключевых штатах. Но штаб Трампа после ухода Манафорта возглавил присоединившийся к нему незадолго до этого Стив Бэннон. И вот именно Бэннон и Кэллиан Конвей, нынешний старший советник президента, сыграли ключевую роль в изменении стратегии и тактики предвыборной кампании. Бэннон сосредоточил основное внимание на ключевых штатах – Пенсильвании, Висконсине, Флориде, Мичигане, Айове и Огайо. И был прав. Туда ездил выступать Трамп перед теми, кто падок на популизм. Туда ездил выступать Пенс перед теми, кто привык к традиционным речам. При этом Пенс, например, в каждом штате выступал, словно он баллотируется в его губернаторы, и давал обещания, что именно Трамп и он улучшат в этом штате, если их изберут. А вот Клинтон вообще не вела кампанию в Висконсине, не использовала такой ресурс как популярность Обамы в Айове и Огайо, в штатах, где Обама выигрывал выборы, и не просила тогдашнего президента поехать туда и выступить на митингах в ее поддержку. Вместо этого демократы тратили деньги на кампанию, например, в Аризоне, куда Клинтон ездила выступать, но где у нее не было в любом случае шансов на победу. Такие грубые ошибки в предвыборной кампании Клинтон поражали Бэннона, и он ими воспользовался. У меня сложилось впечатление, что либо сам Бэннон, либо кто-то из очень близких к нему людей были одними из источников Боба Вудворда при написании книги.

Да, кстати. Бэннон сейчас в Европе. Он поставил себе целью помогать всем ультраправым и популистским партиям в ЕС с целью помочь им прийти к власти. Чтобы развалить существующий порядок. Он и не скрывает, что цель его – развалить Евросоюз. Европейцы, будьте бдительны. То, что Бэннон умеет организовывать предвыборные кампании в пользу популистов, он показал в США. Надеюсь, что в Украине он по крайней мере не появится.

А в Америке, кроме продолжения истории с Кавано, на следующей неделе состоится перенесенная с четверга встреча Трампа с замгенпрокурора Розенстайном, который, как говорят, был в прошлый понедельник в полушаге от увольнения.

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели.

Поділитися:
Share

Share