В чем опасность рукожопов

Антон Швец
Антон Швец

В деле Катерины Гандзюк окончательно стало понятно, что херсонские мусора взяли левого чувака Новикова с железным алиби, непохожего особо ни на фоторобот, ни на человека на записи. У чувака нет ни микроожогов от брызг кислоты на руках, не найдено ни одежды, ни обуви, в которых он совершал преступление. Никакие сказки Антона ибн Авакова о покупке Новиковым кислоты на суде обвинением представлены не были. Журналисты, знакомые и активисты Екатерины нашли более чем достаточно живых свидетелей, которые видели Новикова в другом месте, и мотнуться он бы не успел. Ну, и мотива мы так и не услышали. Если нет заказчика, то зачем бы это ему делать? Сидел-сидел отдыхал в палаточном городке с выключенным телефоном и потом ВНЕЗАПНО поехал убивать? А потом аккуратно вернулся назад?

Бред, откровенный бред.

Отсюда следует очень важный вывод. И каждому защитнику херсонских мусоров следует о нем помнить.



Дело было очень важным и имело огромный резонанс. Даже зная о том, что их работа будет проконтролирована и прослежена обществом, даже зная о том, что в СБУ лежит дело уже на них самих, и все их действия по законопачиванию невиновного будут идти новыми дополнительными эпизодами или отягчающими, даже в такой ситуации эти е*аные рукожопы из херсонской мусарки не смогли собрать ничего, что бы не разваливалось на ходу. Так еще и рапортовали наверх, что все зае*ок, сейчас они все сделают – дорогие политические фигуры Антин и Арсен, идите отчитывайтесь об успехе.

Что это значит?

Наша кадровая нацполиция в массе своей в регионах НЕ РАССЛЕДУЕТ НИКАКИХ ДЕЛ. Они настолько не умеют расследовать ничего, что не знают, как ДОЛЖНО ХОТЯ БЫ ВЫГЛЯДЕТЬ нормальное дело. И некому рядом подсказать. Они их не видели ни одного, им неизвестно, как выглядит нормальная работа, они даже в случае наличия ультимативно-категорической мотивации, даже спасая свою карьеру, сделать ничего не могут, даже похожее на нормальное не могут изобразить.

Большая часть из них НИХРЕНА не умеет. Все, что они умеют, – поймать по горячим следам того, кто не скрывался особо и не хочет или не может порешать, и закрыть его. И то могут обосраться на процессуальных моментах. Еще они умеют работать по тому, что кто-то собрал и принес на конкурента, на врага, на еще кого. Когда работу сделал кто-то за них и опять же без гарантий. А в остальных случаях такие рукожопы могут только схватить того, кто уже отсидел или был рядом, или на кого есть компромат, и начать его 3,14дить или давить психологически, чтобы он взял всё на себя. Всё. Царица, как говорится, доказательств – чистосердечное.

Вы можете сколько угодно говорить, что взяли того человека, или поддерживать фанклуб Арсена и просить всех извиняться.

Но когда-нибудь вы окажетесь не в то время и не в том месте, и вот таким “подозреваемым” станете вы. И когда вы будете собирать свои зубы с пола в кабинете такого вот следака, плакать будет уже поздно. Вас, может быть, и спасут, и, может, даже не посадят, но здоровье потерять – нехрен делать.

Или такое может произойти с вашим другом или родственником. И когда уже вы будете искать правды и требовать привлечь мусоров к ответу, – в вас плеснут концентрированной серной кислотой.

И реформы, которые уже есть, не помогут. Потому что такие же рукожопы понабивались и в НАБУ, и в САП, где они нихрена сделать не могут, и в ДБР, где мы еще увидим их художества. Ну, а в ГПУ они всегда сидели. Да и Служба Божа профессионалами богата только в отделе К. Их нет других и не будет, с этим мало что можно сделать.

Но кое-что мы можем сделать точно.

Мы можем не молчать и не прощать, и это нужно делать.

Поділитися:
Share

Share