А что там у ПАПы? ОБСЕ, давай, до свидания

Олена Монова
Олена Монова

За годы российской агрессии в Украине мы привыкли стебать мониторинговую миссию ОБСЕ в меру своих сил и креативности. Ну, и поводов, следует признать, было предостаточно. Хотя, в целом, тоже следует признать, миссия сыграла свою положительную роль и принесла немало пользы.

Однако мавр сделал свое дело — мавр может уходить. Наступает пора для введения миротворцев на Донбасс. Тем более в свете недавнего скандала со следами ФСБ в деятельности СММ ОБСЕ в Украине.

Не так давно в распоряжении журналистов телепрограммы FAKT немецкого телеканала ARD оказалась копия цифрового носителя с внутренними отчетами СММ ОБСЕ и мини-досье на всех членов миссии. Немецкие журналисты предполагают, что эти данные мог сливать ФСБ один из работников миссии.



В руки россиян попали отчеты о работе, переписка первого заместителя председателя Специальной мониторинговой миссии Александера Хуга, детальные планы объектов ОБСЕ. Кроме того, в их распоряжении теперь есть сведения о работниках миссии, чертах их характера, особенностях и привычках.

Начато внутреннее расследование, однако до сих пор отсутствует информация, как долго оно может продлиться, к каким выводам придут расследователи, какой будет реакция ОБСЕ для недопущения подобного в будущем. Хотя, казалось бы, вывод на поверхности: нет русских — нет сливов. Все эти факторы на данном этапе объективно снижают доверие к деятельности СММ ОБСЕ в Украине, хотя у некоторых уровень этого доверия уже давно ушел в отрицательную часть шкалы.

Конечно же, Украина благодарна ОБСЕ за вклад в противодействие российской агрессии. Многие добросовестные члены миссии с риском для жизни фиксируют факты невыполнения условий Минских соглашений гибридной армией Путина, нарушения ими оговоренных перемирий и использования запрещенных видов вооружения. Все это тщательное документирование создает юридические основания для дальнейшего рассмотрения доказательств преступлений РФ в международных судах.

Однако, к сожалению, информация немецких журналистов о том, что один из членов миссии ОБСЕ может оказаться «кротом» ФСБ, не является единичным фактом в деятельности миссии. В СМИ, в свидетельствах очевидцев, волонтеров, медиков и бойцов содержится множество фактов, из которых можно сделать вывод о явной ангажированности, необъективности, предвзятости части российских участников миссии. Так что повторюсь еще раз: нет России — нет проблем.

А так как Россия в СММ ОБСЕ все-таки щедро представлена, проблемы в наличии, то такая ситуация не может не беспокоить Украину.

«Мы точно уверены, что все россияне в составе миссии работают на спецслужбы. Я только одного не знаю — на одну спецслужбу или на все вместе. Это, в том числе, и стремление разрушить миссию изнутри», — это слова министра иностранных дел Украины Павла Климкина на пресс-конференции в Берлине 18 июля. И это не пустые слова.

К примеру, достоверно известно, что три года назад россиянин Максим Удовиченко был сотрудником миссии ОБСЕ от России. Позже он признался, что служил в Главном разведуправлении России.

Примечательно также, что из более 600 наблюдателей в Украине на конец минувшего года почти 40 составляли непосредственно россияне, а еще более сотни были представителями стран, дружественных или условно дружественных России (10 — Сербия, 24 — Молдова, 39 — Босния и Герцеговина, 24 — Македония, Болгарии — 30, несколько представителей из Беларуси, Кыргызстана, Казахстана, Армении и Венгрии). Интересно также и то, что за последнее время количество представителей США и стран ЕС уменьшилось, а россиян и их “друзей”, наоборот, стало больше.

Не потому ли миссия длительное время в упор «не замечала» присутствия российских войск в Украине? «Ихтамнет» — болезнь заразная в тесном коллективе любителей Путина.

Но не только к россиянам есть вопросы.

В феврале этого года координатор ОБСЕ Тони Фриш провел тайную встречу с советником президента России Владиславом Сурковым. При этом он не сообщил ТКГ ни о самом факте встречи, ни о ее результатах.

По информации координатора группы «Информационное сопротивление», народного депутата Дмитрия Тымчука, специальный представитель главы миссии ОБСЕ Мартин Сайдик в июне прошлого года в составе Трехсторонней контактной группы по реализации мирного плана на Востоке Украины находился инкогнито в секторе «М», где вел себя крайне странно и интересовался местами расположения подразделений ВСУ в этом районе, свободно общаясь на русском языке. Тымчук предъявляет Мартину Сайдику обвинение в возможном сотрудничестве с боевиками.

Еще один интересный персонаж — руководитель донецкого офиса ОБСЕ Ольга Скриповская — является военнослужащим армии Молдовы, любит георгиевскую ленту, имеет опыт службы военным наблюдателем ООН в Либерии и Кот-д’Ивуаре. Почему бы не выдвинуть предположение, что леди является профессиональным разведчиком?

А теперь от предположений к фактам, среди которых, в частности, жесткая и безосновательная критика со стороны ОБСЕ украинских спецспецслужб, предотвративших заказное убийство российского журналиста и политэмигранта Аркадия Бабченко; противодействие Украине в борьбе с российской пропагандой и проведение более чем странной конференции ОБСЕ по свободе СМИ в Киеве, на которую были приглашены представители российского пропагандистского канала Russia Today; постоянная защита кремлевских пропагандистов. Все это в совокупности вызывает вопросы и подозрения в возможности использования — сознательно или же неосознанно — механизмов ОБСЕ против Украины в гибридной агрессии России.

В своих выводах миссия все чаще игнорирует тот факт, что обстрелы ВСУ боевых позиций гибридной армии России осуществляются исключительно в ответ на нарушение перемирия и только с целью защиты жизни военнослужащих ВСУ и гражданского населения в зоне столкновения, а взятие под контроль определенных населенных пунктов в «серой зоне» имеет целью защиту гражданского населения и восстановление на этой территории нормальной жизни и конституционного порядка, прерванных агрессией РФ.

Заявления о «нарушении режима прекращения огня с обеих сторон» являются формально правильными, но при этом не отражают реальности и последовательности событий. Некоторые нарушения со стороны боевиков наблюдатели просто не “замечают” и не указывают в рапортах, некоторые территории и закрытые районы патрули просто игнорируют во время мониторинга ситуации. А иногда даже обнимаются и ручкаются с российскими наемниками и террористами, отдают им честь и называют оккупированные территории Донбасса “республиками”.

В противовес такой позиции играющей в объективность ОБСЕ, США неоднократно и публично заявляли о том, что украинские военные имеют полное право открывать огонь на собственной территории для защиты ее от иностранных военных.

И чем больше СММ ОБСЕ теряет возможность контроля оккупированных территорий на Донбассе, тем яростнее сопротивляются лаптеногие размещению там миротворцев ООН и даже предлагают раздать оружие миссии ОБСЕ.

Подытоживаем.

Единственной возможностью для реальной деэскалации ситуации на Донбассе являются инициативы Президента Порошенко по размещению миротворческой миссии ООН на всей оккупированной территории и на государственной границе Украины.

СММ ОБСЕ — давай, до свидания, спасибо и прощай.

Миротворческая миссия ООН — welcome to Ukraine.

По традиции — Carthago delenda est.

Ми переможемо.

Далі буде, шануймося.

#а_что_там_у_ПАПы

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial