Мы – партия новых правил игры

Alexandr Noinets
Alex Noinets

Лентой принесло, они говорят. Говорите прямо – читаете меня под столом, рукоблуды, и всё. С ненавистью и завистью, пытаясь мучительно разгадать, как так выходит, что у одних получается всё, а у других получается только альянс с Гриценко.

Объяснений миллион можно придумать. Можно даже придумать, что нас финансирует Гройсман, тут же это написано. Плевать, что словосочетание “винницкая школа экономики” придумано нами и у нас, а “винницуэла” только его логичное сокращение. Гройсман так Гройсман, дело не в этом.



Дело вообще не в этом. Дело не в неправильных выводах. Дело в том, что неправильные выводы сами собою не появляются. Они появляются из неправильных вводных.

В частности, я уже второй раз за два дня вижу слово “молодёжный” применительно к ДемОрде. Сначала у Грезева (UPD: вкралась досадная опечатка, не у Грезева, а у Жаворонкова, всё равно я не знаю обоих), теперь вот тут. Он вообще с каким-то адом выступил. Я, говорит, пошёл к молодёжи, поспрашивал их про ДемОрду, они этого не хотят, они хотят минимальных митболов (да, тут ключ к разгадке моего вчерашнего поста про митболы).

И я такой – ух ты ты. К молодёжи пошли они, оказывается. Интересно, куда? В молодёжный отсек? В молодёжное крыло стариковской партии? А так сидят такие политические птенцы, тянут головы вверх и кудахчут, митболов просят? Я как представил эту картину – у меня слеза прокатилась от осознания обречённости электоральной ситуации.

Рассказываю лайфхак, дорогие придурки. Лайфхак такой.

НЕ БЫВАЕТ НИКАКОЙ МОЛОДЁЖИ.

Хорошие новости – вы не единственные придурки в мире, просто это старческая парадигма, в которую загнаны и вы, и все остальные, вне зависимости от возраста.

Видал народного депутата, в костюме, с охранником, перспективного, демократического, который смотрит на нас и говорит снисходительно, ну, вы молодые, вы так видите. А я его на пять лет старше.

Мне 37 лет сегодня. Я такой молодой, что уже и колени вылетают, и волосы седеют, и сердце передаёт привет. Но в понимании всей вот этой отвратительной олдскульщины, я – молодёжь.

То есть если посмотреть на это безэмоционально, то ситуация, при которой тридцатилетний политик называет тридцатисемилетнего пиарщика молодым, – это не разговор о молодости. Молодость в этом смысле – не понятие возраста. Это подмена понятий, чтоб не говорить “вы новые”.

Мы действительно новые. Мы не молодёжные. Ворлд оф Варкрафт не молодёжная игра. Вообще компьютерные игры – не молодёжная штука. Какая, нахрен, молодёжь, откуда студент возьмёт полторы тысячи гривен на новый Фар Край? Студент занят реальной жизнью, он ищет деньги на пиво, деньги на студенток, деньги на взятки в вузе, ему некогда заниматься виртуальными вещами, типа компьютерных игр или законопроектов.

У нас нет молодёжи в партии. Когда мы говорим “партия наркоманов и проституток”, мы не имеем в виду, что это партия молодых. Когда мы говорим “не партия пенсионерок”, мы не имеем в виду, что это не партия пожилых.

Мы имеем в виду, что мы – партия новых правил игры, противостоящая партиям старых правил игры. А возраст тут совершенно неважен.

И смешно (а на самом деле не смешно), что другие новые молодые партии, которые какрастыке и позиционировались пять лет назад, как альтернатива старым партиям, отлично вошли в ложную парадигму “новый – значит молодёжный”, и пытаются выковыривать митболы известно откуда.

А дело не в митболах. Дело в том, что мне 37 лет, какие, б*ть, уже митболы, Ворлд оф Варкрафту 15 лет, он в два раза старше моей дочери.

(и я не идеолог, а технолог, идеологи у нас совсем другие люди).

(и не пенсии, а минималку. Секрет нашего успеха – в нашем невероятном профессионализме. Например, мы отличаем пенсию от минималки).

Поділитися:
Share

Share