Войны

Tally Bearson

Самым безвредным и безопасным способом получить необходимые ресурсы для жизни исстари было – что-то произвести или добыть из земли, и обменять то, что в избытке, на то, чего не хватает.

А если ничего не добывается и ничего не производится, а жрать охота?
Вот тогда и начинался массовый силовой отъем потребного под названием “войны”.

Дольше всего в своей истории людство воевало за жратву в чистом виде.
Племя А забило мамонта, племя Б подождало и забило племя А, сожрав “трофейного” мамонта.
НО! Сука, развитие средств коммуникации, фортификации и поражения привело к тому, что постепенно, мало того, что для осуществления грабительского набега племени Б требовалось все более ощутимое численное преимущество над племенем А, так еще и потери оное племя Б, даже в случае успеха, несло такие, что до следующего раза, пока проголодаются, потребный численный состав восстановить уже не могли. Так и выздыхали понемногу.

Но жрать хотелось.

И потому пришла эпоха войн за территории.
Разок захватил, отбил, укрепил захваченное, и веди там себе оту экономическую деятельность, но уже в более благоприятных условиях. Войны, кстати, стали менее варварскими. Ибо и пленные стали не лишними едоками, а рабсилой, и жечь старались поаккуратнее, бо себе ж восстанавливать потом, и вообще.

Но транспорт, связь и огневые средства продолжали развиваться, вплоть до появления игрушек, позволявших, в худшем случае, реализовать древний принцип лузера “так не доставайся же ты никому!”, а, в лучшем случае, обеспечить длительное горение захваченного под ногами захватчика. Вместо вожделенной экономической деятельности в более комфортных условиях.

И эпоха войн за землю (по крайней мере, между передовыми странами) закончилась. Если шо, официально и с помпой, в Потстдаме. Памятником стало здание ООН в Нью-Йорке.

Началась эпоха войн за рынки. То есть те места, где можно спихнуть подороже то, что есть у тебя, и взять подешевле то, что нужно тебе. Вот тут уже резать, вешать и жечь стало нужно крайне осторожно, чтоб отот рынок, за который воюешь, не спалить ненароком.

И потому солдаты в окопах, продолжая гибнуть так же, как и раньше, перешли в разряд “вспомогательных средств”. Угу, Кирилл Данильченко, Руслан Війтик, Игорь Иванов (Ігор Іванов) – пока под погонами – вспомогательные мы сейчас. Не то что раньше, когда “порядок був”.

А на первый план вышли бизнесмены, дипломаты, юристы и пропагандисты.
От так и воюем, коротая время в кабинете до “седьмой волны”.

P.S.
Отдельно для Irina Melbourne про 1654, то есть разгар эпохи “войн за землю”.

Воевать на две стороны Украине было не с руки. Плотность населения (мобрезерв) подкачал. Это раз.
Второе, так как древние украинцы Шеремет Олексій не читали, то как-то сложилось, что самые древние города, культурные и торговые центры Украины все же тяготели на северо-запад, а не на юго восток. Внезапно. То есть чем-то та земля интереснее была.

И вот вопрос – кого брать в союзники в непрерывной череде войн?
Что нужно Польше от нас? Боевая сила. Что могла предложить Польша в смысле земель? Северо-Запад. Нет, самой надо. Дальше на запад? Не, она там сама еле “отгавкивалась”. Юго-восток? СПС. У самих такого “добра” было валом задарма – знать бы, куда деть с ТЕМИ технологиями.
Что нужно Московии от нас? То же что и Польше. А что могла предложить Московия? Точно, часть будущих “трофейных” земель на Западе, куда и сама рвалась.

Итог?
В 1945, к концу эпохи окончания “войн за землю”, Украина если и не захватила чего-то кардинально нового, то уже издревле свое все вернула. К вящему баттхерту спивцив польско-румынско-угорських наридных страждань.

А сейчас?
А сейчас ситуация поменялась на противоположную вообще. Как? А от уже ты мне расскажи, Ок?

 

Иллюстрация © Zdenek Burian

Автори