Николаев строг и хорош

Мартин Брест

Даже, мабуть, черно-бел, если вообще можно так говорить про морской город. Этот диссонанс бьет больше, чем российская арта, он буквально вышибает дух – но я, черт побери, влюбляюсь в эти военные города.

Николаев великолепен. Я вижу его совершенно по-другому, и это “другое” дралось на околицах, в аэропорту, вдоль ненанесенных на карты каналов и под холодным мартовским ветром. Эта инаковость – обветренные лица вояк и полицейских, маты, ржака, движ, это вечная нехватка воды, это тысячи звонков, сотни тысяч сообщений и аккуратно, даже с каким-то изяществом уложенные мешки с песком на входе.

Николаев – это постоянная потребность в обеспечении, это деловое “Укроборонпром? Привезешь мне снаряды к Гиацинту” – это какая-то такая странность, что тебе в ней даже комфортно.

Николаев – это как Киев начала марта, только не испуганный, а напряженный и слегка уставший. Тут я чаще всего поднимаю руку на блок-постах – и мне чаще всего поднимают руку в ответ. Тут мне за день улыбнулись столько раз, что я чувствую себя лучше, чем в любом тыловом городе. Николаев сейчас – это военно-морская злая сказка, еще не со счастливым концом, но уже с уверенным украинским продолжением.

Николаев – это много людей в форме, это отсутствие киевского вые*ывания “всем ходить с отсоединенным магазином, а лучше вообще без зброи, а лучше вообще не ходить”, Николаев – это про настоящесть. Про тризуб, упавший с разрушенного здания ОДА и не разбившийся. Про женщин и мужчин, разруливающих невероятные логистические потоки. Николаев – это основательно, черно-бело и строго.

И при этом – вот откровенно хорошо.

 

Фото на заставке ©  Светлана Вовк / НикВести

Автори