Хроники Харькова. 31.03.2022

Микита Соловйов

Обстрелы продолжаются. Сильные. Сегодня чуть меньше, чем вчера, обстрелов РСЗО и стволкой окраин, но так же много ракетных. Вообще, таких сильных ракетных обстрелов, как последние два дня, у нас не было с начала войны. Очень много слышно “минусов” ПВО, по косвенным данным, очень большой процент ракет сбивается. И все равно прилетает больше, чем прилетало в начале войны. Не могу сказать, с чем это связано, но резко выросло количество пожаров. Большинство из них удается потушить достаточно быстро. Но при сопоставимом количестве обстрелов нагрузка на пожарников выросла очень сильно.

А вчера вечером был очень неприятный и сильный пожар: на Салтовке перебило газопровод среднего давления. Потушить получилось только сегодня. Вообще, “среднего давления” не должно вводить в заблуждение, это только по сравнению с магистральными. Без газа остался очень большой район, по словам Харьковгаза 34 тыс. потребителей. И, судя по пожару, прогноз на восстановление достаточно неутешительный. Если наши коммунальщики смогут в текущих условиях и это быстро залатать и дать газ, то я уже буду точно знать, по чьей деятельности Марвелу снимать следующий фильм. Хотя это уже и по меркам Марвела будет какой-то недостоверной фантастикой. В остальном ситуация с коммуналкой в городе без заметных изменений.

В области тоже ситуация достаточно тяжелая. Очень плотные обстрелы по нескольким населенным пунктам. Сегодня особенно досталось Дергачам. Вообще, такое впечатление, что не пострадавших от обстрелов более-менее крупных населенных пунктов в области не осталось. Причем даже в не представляющие особого стратегического значения и достаточно удаленные от оккупированной территории города временами прилетает ракетами. Видимо, в рамках идеи о необходимости тотального террора. К сожалению, ракет у России еще как у дурака фантиков. Разработки и часто выпуска еще прошлого века, но точность их особо и не интересует.

Особой болью остается ситуация в Изюме. Его методично сравнивают с землей. Город полностью блокирован. Жителей из города не выпускают, доставку гуманитарных грузов блокируют. Бои уже давно идут в городской черте. Связи с изюмчанами практически нет, временами приходят смски, очень редко кто-то дозванивается. В городе ад. Невозможность хоть как-то помочь сводит скулы.

ВСУ, ТрО и НГ продолжают планомерно зачищать пригороды Харькова. Самые активные бои идут в направлении Изюма. Наносят урон, оттягивают на себя силы. Но, как я понимаю, сил у наших для деблокирования Изюма здесь нет, а направление для России стало приоритетным. Наше ПВО сбило в районе Изюма еще три самолета и беспилотник. Попыток прямого наступления на Харьков в последнее время нет. Русские получили здесь по зубам настолько сильно, что повторять пока не решаются. Но перегруппировку здесь какую-то ведут, хотя наши им в этом сильно мешают. Да и “случайный взрыв” склада боеприпасов в Белгороде не сильно помогает им вести здесь активные действия 🙂 .

Стойкое ощущение, что постоянные обстрелы Харькова и области – это месть за собственное бессилие. Как давно известно психиатрам, попытки насилия со стороны импотентов случаются намного чаще.

У меня сегодня была одна очень показательная встреча. Об относительности восприятия. Я почувствовал, как часто меня воспринимают в телефонных разговорах собеседники из более спокойных регионов Украины. Подъехал переговорить по волонтерским делам мой старый приятель, который живет в самом пострадавшем райончике Пятихаток и там организовал волонтерскую группу, обеспечивающую весь микрорайон (БАМ, кто знает.) А там вообще все раздолбано и долбают их постоянно и методично. В достаточно изолированном районе ни одного работающего магазина, перебои то со связью, то со светом и все остальные прелести. Мы с ним временами по телефону общались все это время, а увиделись с начала войны впервые. Вообще, они там на голом энтузиазме из ниоткуда какую-то фантастически результативную активность развели. Голодных нет, лекарствами худо-бедно обеспечивают и т.д.

Так вот Андрей мне каждый раз на мой немного напряженный вопрос “Как дела?” каждый раз бодрым голосом отвечает, что у него все хорошо, что ему вообще сделается. А обстреливали вообще сегодня несильно, даже за ночь почти ничего не развалили. И вообще, что ты о нас какие-то ужасы себе напридумывал, у нас ДАЖЕ в большинстве домов стекла целы. После небольшой паузы – “ну большинство стекол”. При мне объяснял по телефону кому-то из волонтеров, который им везет как раз еду, какой дорогой ехать. Говорит, не, оттуда не едь, отсюда едь. С этой стороны днем обычно не обстреливают. Блин, а я думал, это я оптимист с заторможенной нервной системой! Удивился, что у нас кофейни есть. Рассказ о работающей доставке пиццы слушал как новости с другой планеты. Заодно у меня выяснял, как он (!) может (!!) помочь (!!!) ТрО.

Поговорили мы, разошлись. И мне вот интересно стало. И что они с нами такими рассчитывают сделать? Неужели они еще не поняли, что единственный вариант победы – это просто нас всех поголовно уничтожить? Хотя, судя по Мариуполю и Изюму, уже поняли. Но это им удается только в двух городах, где они скопили дикую долю своих сил, и пока у нас нет возможности там помочь. По всей остальной стране, да и у нас в области во всех остальных местах, они получают по зубам. И вопрос ровно в том, когда мы их победим.

Харьков стоит!
Слава Украине!
Низкий поклон нашим защитникам!

 

Фото © Главное управление ГСЧС Украины в Харьковской области

Автори