Угроза российской инсценировки применения химического оружия ВСУ на Донбассе реальна

Олександр Коваленко

Россия известна частотой применения химического оружия в разного рода конфликтах. Ещё в январе 2013 года, после применения Башаром Асадом данного типа веществ, поставленных из России, против сирийской оппозиции, российская пропаганда попыталась оправдать покрываемого тирана обвинениями в адрес британцев и украинцев.

Согласно распространявшемуся тогда на российских ресурсах фейку, химическую атаку организовала якобы частная британская военная компании Britam Defense при помощи украинцев. Отмечу, что это было ещё до того, как антиукраинская риторика в российской информационной повестке стала основной.

В то время, как Башар Асад травил своих граждан под покровительством России причем российскими же химическими веществами, российские ресурсы в этом обвиняли кого угодно, только не кровавого сирийского диктатора. Когда же Украина стала основным врагом для России, не удовлетворившей свои реваншистские амбиции по захвату территорий соседней страны, то дискредитация нашей страны в контексте неизменной методички “химическое оружие” участилась.

Например, в 2018 российский пропагандист Александр Мединский был задействован российской пропагандистской машиной в попытке обвинить Украину в применении химического оружия на территории Донбасса. С таким заявлением он обратился к президенту США Дональду Трампу, но его фейк не нашёл отклика в Белом доме, так и оставшись в нише третьесортных информационных площадок.

После такого дерзкого финта Александр Мединский, действуя по кальке истории Шария, обратился к агенту влияния Кремля в Финляндии, а в миру “правозащитнику и журналисту” Йохану Бекману, который по совместительству ещё и руководитель фейкового “представительства “ДНР” в Хельсинки, с просьбой посодействовать в получении политического убежища в Финляндии.

Между тем, не смотря на то, что фейк о применении Украиной химического оружия на Донбассе выставляется на смех, это не означает, что угроза его применения Россией с последующим обвинением Украины минимальна. Как раз наоборот.

В 2018 году вашингтонский Центр изучения войны (Institute for the Study of War) отмечал, что Россия может осуществить химическую атаку против Украины. Аналитики центра в частности отмечали, что России для эскалации против Украины необходимы предпосылки, и для этого Кремль не только распространяет фальшивые нарративы о том, что Киев и страны Запада готовят неизбежные атаки на востоке Украины, в том числе и химические, но и сам же организует подобную провокацию, чтобы в ней обвинить украинские власти.

Стоить отметить, что представители так называемых “ЛНР” и “ДНР” голословно и бездоказательно также обвиняли Украину в применении химического оружия, но единственный видео-факт, который был представлен сепаратистскими ресурсами, оказался фейком. Для обвинения ВСУ в обстреле Семеновки под Славянском фосфорными бомбами, например, ведущие российские телеканалы использовали видеозапись десятилетней давности из Ирака.

Между тем, следует понимать, что как у подконтрольных России группировок, так и подразделений оккупационных российских войск, на Донбассе имеются в наличие химические боеприпасы. В свою очередь, за годы войны мы видели лишь информационные волны на этой теме, но не непосредственное применение, как, например, в Сирии.

С учётом активизации обстрелов и участившихся упоминаний химического оружия в российской информационной среде, угроза реализации такого сценария оккупантами повышается с каждым днём.

Автори